воскресенье, 23 ноября 2014 г.

МЕГАЛИТЫ МОНРЕПО.



Евгений Гавриков и Сергей Салль в своём любительском фильме показывают, что парк Монрепо под Выборгом (Лен.область) представляет из себя развалины мегалитического сооружения...
http://rutracker.org/forum/viewtopic....

2014.11.20. Мегалиты Монрепо









пятница, 7 ноября 2014 г.

ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ ОБОРОНЫ ТАРТАРИИ.


Автор под ником kadykchanskiy   приводит некоторую реконструкцию времён Великой Тартарии. Удивительные и многочисленные следы этой Великой Империи находятся у всех перед глазами, но наша зашоренность и злой умысел фальсификаторов не даёт увидеть очевидное.


Что в первую очередь делает победитель на захваченных территориях? Правильно, он уничтожает историю захваченной страны. Без уничтожения народной памяти невозможно установить господство на оккупированных территориях.

 В противном случае его ждёт партизанская война, а она всегда заканчивается поражением для оккупанта. До тех пор, пока воин помнит за что он проливал кровь, его не возможно обратить в раба. Как только человек лишается наследия предков, он тут же делает всё возможное, чтоб вернуть себе то, что принадлежит ему по праву. Как только человек лишается разума, читай - памяти, ему уже всё становится безразлично. Он теряет вкус к жизни, перестаёт созидать и плывёт по течению, считая себя заложником обстоятельств. Потеряв смысл существования, человек становится на путь самоуничтожения, сжигая себя в праздности, пьянстве, наркомании, и погрязнув во всех других видах "легальных наркотиков". Таких как: телесериалы, битвы спортивных фанатов, ристалища кумиров, и вечное бесцельное хождение по пустыне, под  свист хлыстов погонщиков, следуя за морковкой, болтающейся перед носом на верёвочке.   "Хождением" я называю то, чем занимаются миллионы египтологов, шумерологов, аккадологов и прочих "ОЛОГОВ", занимающихся переливанием из пустого в порожнее. Их деятельность сводится к одному - быть всё время занятым и идти по ложному пути, уводя всё дальше и дальше от правды. Главная цель прогрессоров - заставить рабов чувствовать себя причастным к "великим" делам и не отвлекаться на то, что происходит на самом деле. Набор инструментов для этого - широчайший. От раздувания "сенсации"  о скоморохе, который мнит себя народным артистом, и считает, что ему можно с пьяным рылом давить людей на дорогом авто, с купленными правами в кармане, до умышленного создания всепоглощающих трагедий, таких как "теракты" со взорванными "террористами" многоэтажками и башнями Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Цель у всего этого - одна: чтоб у рабов не возникало вопросов. Например, для чего до сих пор существует регистрация по месту жительства, или куда идут деньги от реализации русских углеводородов на запад и восток, кто построил это форт и кто его разрушил?


 Это не магендавид, нарисованный зелёными человечками на пшеничном поле, как можно было бы подумать. Это - следы от форта, который здесь был, но который срыт полностью, вровень с землёй. Т.е. вы теперь поняли что буквально означают русские выражения: - "Камня на камне не оставить, и с сырой землёй сровнять"? Как вы думаете, где это снято? Во Франции? Германии? Испании? Там таких фортов - пруд пруди, и все они отстроены и содержатся в лучшем виде, а это снято... Не падайте с кресел и стульев. Это Омская область!


 Оказавшись на земле, вы увидите такую вот картину. Точнее сказать - ничего не увидите. Ни единого камня, блока или кирпича. Всё было разобрано под ноль, и вывезено!


Сколько же сил и средств на это потрачено? Неужели цель так важна, что она оправдывала средства?
 


 Можно не сомневаться, что так оно и есть. Цель! Вот что самое важное, для понимания того как могло такое произойти. Если знать, что противник будет уничтожать любое напоминание о прошлом покорённого народа, жечь архивы и книги, запрещать исконную религию, уничтожать культуру и искусство, то станет ясно, что сровняли с землёй эту крепость - победители. Кто же был побеждённым в той войне? Кто оборонялся внутри этой сибирской крепости? Мы этого пока не знаем. Возможно они называли себя русскими, возможно тартарами, чего гадать теперь. Я назвал их дороссиянами. Россияниным я быть категорически не желаю. Это корявое, чуждое название пришло из Кремля, и применять его к себе я не намерен. Из Кремля что-то полезное вообще было хоть раз? Помню, что первым законом, который отменила новая "демократическая" россиянская Дума, была статья Уголовного кодекса СССР, предусматривающая наказание за мужеложство. Всё стало на свои места. К власти пришли педерасты. И это их законам я должен следовать? Помилуйте! 


 Так вот. Если дороссияне проиграли в той войне, то победили россияне. Победили, и уничтожили всё, что позволяло дороссиянам знать о своём недавнем прошлом. Если в Европе форты стоят по сей день, а  об их существовании в России стало известно только сейчас, то вывод какой? Правильно! Завоеватели пришли оттуда, где форты стоят целёхонькие. Если вы решили, что наши учёные ничего не знают о них, то глубоко ошибаетесь. Вернитесь в начало статьи, к первому фото. Чётко написано" - "Охраняется законом". Но сами омичи ничего не знают об этой крепости, не говоря уже о том, чтоб эти сведения просто ДОЖНЫ БЫТЬ  известны каждому школьнику. А ведь жалкий захудаленький фортик "Байярд" известен на весь мир! Наука так же в руках оккупантов, как и все обычные рычаги власти.
Мы, народ России - рабы оккупантов, которые управляют страной. Нами правят потомки тех, кто разбирал поверженные форты Тартарии, они по прежнему у руля и у ветрил, продолжают глумиться над побеждёнными. Так же, как и их пра-пра-прадеды, совершившие удачный дранг нах остен восемнадцатого века.
Если вы думаете, что Покровская крепость единственная, то спешу вас удивить. Таких фортов на территории России тысячи, если не десятки тысяч, и все они, ВСЕ!!! - Срыты полностью!





Если бы оккупанты в то время знали, что когда-нибудь изобретут фотоаппараты и авиацию, они бы вообще засыпали всё это песком. Человеки бродят по земле и им в голову не приходит, какая картина открывается с высоты птичьего полёта.




Не все форты, представленные в этой статье, находятся в Прииртышье. Как видно из географических координат, великое множество их имеется и на Украине. Но наибольшая плотность, обнаруженных крепостей -  на очень ограниченном пространстве в Омской и Тюменской областях. Что там написано в учебниках об освоении Сибири?




Знаете почему не врут справочники о том, что это форты восемнадцатого века, а не более ранние? Потому, что их фортификация говорит сама за себя. Такие "лепестки" и стрелки стали возводить только с широким распространением артиллерии. Ядро или снаряд "любит" перпендикулярную поверхность, а от наклонной он рикошетом и летит к лунатикам или марсианам.




 Представляете сколько сил было положено, чтоб так основательно "зачистить" местность? Мы ведь могли бы так никогда и не обнаружить даже следов былой фортификационной мощи сибирских "дикарей". Так осваивали оккупанты Романовы Урал и Сибирь, или, как правдиво пишут, "покоряли"?




 Ответ у вас перед глазами. это был первый блицгриг - бросок оккупантов на восток, дранг нах остен. Гитлера наши деды остановили, а если бы не смогли? Поверьте, с кремлём сделали бы тоже самое, что с этими фортами.




 И интервенция восемнадцатого века была лишь развитием захватнической войны товарища Ермака Тимофеевича!




 Ну чиииста руусский мусчиина! Не знаешь кто - решишь, что это какой-нибудь Васька да Гама.




 В Европе каждый форт построен по индивидуальному проекту. Сибирские форты - типовые. Словно "хрущёвки". Знаете, о чём это говорит? Это говорит о существовании стандартизации во времена их строительства. Специалист скажет, что это из разряда фантастики, и будет прав. 




 Не может существовать стандартов в не индустриальной стране. Стандарты появляются там, где существует поточное производство, и единая система подготовки кадров. Единая, понимаете?




 Ещё мы можем сделать очень важный вывод из количественных показателей. Такое огромное количество сложных фортификационных сооружений говорит о том, что их рабочие, инженеры и проектировщики и имели не только высокую квалификацию в купе с огромным числом строителей, но и мощнейшие материальные и людские ресурсы, что никак не вписывается в байки о разрозненных княжествах на территории средневековой Руси. 


 Такое под силу только только централизованной стране с системой образования и подготовки кадров, способной мобилизовать гигантское количество ресурсов, денежных и людских. Имеющих систему военного образования и подготовки солдат. Как вам это? Похоже на учебник истории? Там пишут о бескрайних безлюдных просторах, населённых дикарями, поклоняющихся деревянным идолам под стук шаманского бубна. 




 И ведь покорение длилось не один век! Вплоть до середины девятнадцатого столетия дороссия пыталась сбросить иго оккупантов. В череде национально-освободительных войн стоят такие события как "крестьянские восстания и бунты" Степана Разина, и Емельяна Пугачёва.

 Степан Разин. Потомок Тамерлана, судя по внешности. И не удивительно. Чушь всё это, будто простой казак решил на царский трон запрыгнуть. Народ пошёл за ним именно потому, что он оставался одним из последних законных наследников одного из бывших правителей Тартарии.





Войны Петра первого так же были не против "иностранцев", а против бывших республик, входивших в состав дороссиянии, которые остались верны своей стране и пытались сбросить власть оккупантов, дверь которым открыл Лжепётр, которого теперь называют "великим".

 Карл XII. Его официальный титул - Правитель Готов и Вендов. Понимаете? Не было ещё никакой Швеции. Он был наместником Тартарии в Скандинавии, правил Вендами (русскими) и Готами (так называли европейских татар). И под Полтавой Пётр разгромил "войска федералов", отправленные наводить конституционный порядок в сепаратном предательском анклаве, со столицей в захваченном Петербурге. Пётр - это старший брат Джохара Дудаева. Кто поддерживал первого чеченского генерала вы знаете. Думаете, что у Петра поддержка была от другой диаспоры?




Осмелюсь предположить, что Пётр, окопавшийся в захваченном Петербурге, и оказался на острие вероломной войны россиян с дороссиянами, которые неизвестно даже, как сами себя называли. Сомневаюсь, что тартарцами. Тартария не самоназвание. Так звали эту страну в Европе, которая подменила царя, и тот словно предатель в осаждённом городе открыл ночью ворота, и впустил внутрь банкиров, юристов, ювелиров, попов, "учёных", табачников, водочников, педерастов, лесбиянок, ну в общем устроил полную толерантность в варварской невежественной стране дикарей.




Наверное единственный форт, оставшийся нам от дороссиянии это, так называемая, Петропавловская крепость.




Её, как и Петербург, разрушать не стали. Гораздо проще приписать заслуги строительства себе. Только вот объяснить как всё это было построено, захватчики просто не могли. Не знали они ничего о таких высоких технологиях, вот Французы в девятнадцатом веке и понаписали сказок с картинками о строительстве Петербурга.




Обратите внимание на плотность застройки фортификационных сооружений на одном только Иртыше.




И это дикая неосвоенная Сибирь? О чём речь, я не пойму!


Это смогли построить племена под предводительством шаманов? Да полноте! Современная россияния на это не способна. Точнее способна, но лишь с помощью гастарбайтеров из Молдавии и Таджикистана, и то в течении лет ста, как минимум.




Так ведь и это не всё, лишь малая часть! А чего стоит Заволжская великая стена?




Её тоже засыпали бы непременно, если бы знали,что в будущем появятся авиация и аэрофотосъёмка. Учёные говорят, что она построена для отражения на Московию атак азиатских кочевников. Ну да-ну да... Только выступы башен смотрят в обратную сторону - на запад. Т.е. защитники стены оборонялись от вторжения с запада. А знаете протяжённость этих укреплений? Понятно, точно никто не знает. Но тот факт, что укрепления были от Астрахани до Перми не вызывает сомнений ни у кого!




Извините, не убрал метки на карте, пусть они не смущают вас. Красной линией обозначена стена. Её длина около двух с половиной тысяч километров! Теперь берите в руки калькулятор. На сегодняшний день, остатки этой стены представляют из себя в среднем пять метров в высоту, и СЕМЬДЕСЯТ в ширину! Добавьте ров, шириной около десяти метров и глубиной до четырёх. Сочи - детский лепет! Это просто фантастика, это нереальные цифры! И это только то, что дошло до наших дней. Смело добавляем к этим цифрам процентов тридцать, и египетские пирамиды просто меркнут по объёмам выполненной работы. Ощущаешь себя карликом каким то по сравнению с предками. Они делали это всё без строительной механизации? Но верится самому, но против фактов не попрёшь. То, что мы видим собственными глазами - реально существует. Отмахнуться невозможно. И это история страны, в которой мы живём. Почему молчат историки? Где эти сведения в учебниках? А? Простите! Забыл, что на этих землях был ледниковый период, и в это время процветала западная цивилизация... По всему выходит, что западная "просвещённая" цивилизация путём обмана, предательств и используя информационные атаки смогла одолеть цивилизацию на востоке многократно превышающую её по уровню развития. После пришлось выдумать её историю. Выдумывать с нуля сложно, поэтому проще взять, и изменить имена ключевых персонажей и географические названия. Именно этим объясняется парадокс, который обнаружил и описал замечательный исследователь Андрей Степаненко chispa1707 , который дал название явлению ["Екатерининский сдвиг"]

 Не поленитесь, прочтите. Тут выложено в сжатой форме. вам сразу станет понятно происхождение фамилии Романовых РоМ - РИМ, МаН - ЧЕЛОВЕК. Романов - дословно - человек Рима.

 Вновь появившаяся россияния что смогла - уничтожила, частично - присвоила, и начала паразитировать на руинах. Но в наследство ей достались такие технологии, которыми человечество не обладает и поныне. Например артиллерия. [Алексей Иванович Кунгуров из Чебаркуля]
заметил, что в развитии артиллерии существуют явные не стыковки. Всё указывает на то, что технологии деградировали, вместо того, чтоб развиваться. Это подтверждают выводы и других исследователей. [Константин Ралдугин]
выдвинул очень интересную версию, которая разрешает вопросы, заданные Кунгуровым. А именно: Почему ранние артиллерийские орудия (мортиры) - совершеннее более поздних, заряжаемых со ствола, почему на ряду с овладением техники производства литья медных стволов со стальным сердечником, продолжалось использование каменных ядер, и т.д.
Суть версии кажется фантастической лишь на первый взгляд. Если вдаваться в подробности, то всё становится на свои места, и кажется настолько логичным и простым, что диву даёшься: как этого можно не видеть! Слышали про гиперзвуковое кинетическое оружие? Нет? Ну кто же вам скажет! Сверхсекретные разработки. Ладно.... я вам расскажу и покажу на пальцах. Суть в том, что если разогнать хотя бы небольшую частицу до гиперзвуковых скоростей, то при её столкновении с препятствием, или при разрушении выделяется фантастическое количество энергии.



Зёрнышко, размером с рисовое, например, в состоянии уничтожить современный танк. Вопрос только в том, ка достичь такой скорости. Решению этой задачи способно было бы помочь применение пятого агрегатного состояния вещества - плазмы. Если вокруг летящего предмета, гантели к примеру, или чайника, образуется плазменный "кокон", то он способен разогнаться до скоростей, в разы превышающие скорость звука, и столкнувшись с целью вызвать взрыв, сопоставимый по мощности с ядерным!
Теперь, вооружившись знаниями, мы можем по новому взглянуть на архаичное медное (биметаллическое) орудие, заряжаемое со ствола, использующее КАМЕННОЕ ядро сферической формы. Медь (Мёдовый) - очень мягкий и дорогостоящий металл. Дешевле и проще использовать чугунные или стальные стволы для стрельбы снарядами, но "невежественные" предки настойчиво отливали пушки из меди. Почему? Ведь для увеличения срока службы стволов приходилось изгаляться и делать их биметаллическими - дуло - железным (менее стойким к износу), а "рубашку" - медной. А если знать, что после золота медь вполне себе подходящий проводник? А если знать свойства минералов излучать микроволновое излучение? А если помнить о пьезоэлектрических свойствах кварцсодержащих минералов? Ведь сам тот факт, что имея возможность отливать пушки человек делал снаряды из камня уже нонсенс! Камень лёгкий, хрупкий, такие свойства сводят к минимуму его поражающие свойства, и в изготовлении весьма трудоёмкий. Другое дело чугунное ядро! Отлить - нет проблем. Тяжёлое, при стрельбе - самое то, что надо! Ан нет... Каменные ядра!





Итак... Медь, электричество, пьезоэлетричество, возможно ещё несколько неизвестных, или просто не учтённых "ингредиентов", и всё перестаёт казаться такой уж фантастикой. Почитайте сами Ралдугина, хотя бы первую страницу, и вы убедитесь, что всё вполне научно. Есть все основания полагать, что мы имеем дело со случаем, когда томограф попал в стойбище, и  ему не нашли иного применения, как в качестве "гнёта", для засолки грибов. Тот кто знал, использовал биметаллическую трубу для разгона пьезоэлектрического снаряда до гиперзвуковой скорости, и тот разрушал одним взрывом целый город. Не поэтому ли на территории России столько кратеров и воронок диаметром до километра, и о происхождении которых ломают головы все альты? Думают, что это следы атомной бомбардировки, а на самом деле это следы от стрельбы из простых медных труб? Гиперзвукового кинетического оружия?

 Ну а почему нет? Ведь тогда логично, что захватчики просто не понимали истинного предназначения медных пушек. Петруша Первый даже приказал все церковные колокола  в пушки перелить. Думал вот сейчас получится, и его пушки заработают так же, как у дикарей, которых он покорял. Однако не вышло ничего. Не знал он, что вовсе не порох нужно было засыпать в качестве заряда, а что-то иное, создающее импульс, для выстрела пьезоэлектрическим снарядом. Поэтому, со временем от меди отказались, что совершенно логично и для допетровских времён, если стрелять простыми ядрами, и при посредствии взрывчатого вещества. И ядра стали лить из чугуна, что тоже абсолютно понятно, и пошло развитие артиллерии по тупиковому пути. Деградировало до сегодняшнего уровня. Это, конечно, только версия, но вот другие, неоспоримые факты только подтверждают версию. Смотрите сами:
Захватчики на осваиваемых землях были чужими, и сути географических названий не знали, как не знали и истории их происхождения. Именно поэтому, некоторые старинные названия вгоняют в ступор россиянцев. Если деревня носит название Васильево, то вопросов не возникает, а вот как быть, если озеро называется Алоль? Что за инопланетный язык? Кстати красивейшее место в Псковской области. Рекомендую, особенно любителям многодневного сплава на байдарках. Алоль - конечный пункт маршрута по каменистой бурной реке.
Однако продолжим. Захватчики, вторгаясь, даже не представляли размеров земли, которую они стали завоёвывать. Такой вот пример: В школах и в ВУЗах преподаватели приводят в пример Муравьёва-Амурского




как гения русской дипломатии, который смог бескровно вернуть территории, уступленные ранее Китаю, и благодаря его талантам, граница прошла по реке Амур. Какая же наглая ложь! Этого "дипломата" нужно было привязать к позорному столбу на целые сутки, а после отправить в одну из самых строгих тюрем - на британские острова, Японские или на Сахалин. Он же даже не знал, что бесплатно подарил китайца тысячи квадратных километров исконно русских земель! Граница то с Китаем была обозначена на местности. Именно её сейчас выдают за чудо фортификационной мысли древних Китайцев. А может и знал. Тогда деньжат ему от китайцев перепало на хорошенький домик в Майами. Про технологии обработки камня я лучше промолчу. Это настолько очевидный факт, что не требует доказывания. То, что могли делать дороссияне с камнем в Европе научились делать только в начале 20 века. А вот интересно про чугунное литьё. Дороссияне отливали статуи из чугуна с толщиной стенок всего в один - два сантиметра. Говорят, что на современном литейном оборудовании можно достичь таких результатов при условии отливки под высоким давлением, но практически наши современники не в состоянии повторить ничего из того, что досталось оккупантам от дороссиянии. Не так давно разбирали триумфальную арку в Москве, для того, чтоб отреставрировать. Чуть не закончилось всё полным провалом. Не могли наши светила науки и техники реставрировать древний тонкостенный чугун, потому, что сами такого делать не умеют.




С уральскими якобы Демидовскими заводами ещё более удивительный конфуз.

 
Никита Демидов.


Вот это вот лицо построило лучшие в мире металлургические предприятия по всему Уралу? Ну не тянет он более чем на "самую гуманную" из всех профессий - ремесло ростовщика. Нет, чудеса бывают, конечно, случается такое, что просыпаются в людях скрытые таланты, но судя по делам и делишкам этого семейства, можно сделать далеко идущие выводы. Ложь, предательства, подкуп, воровство, жестокость и неразборчивость в методах выдают с головой подлинную роль "великих промышленников". Рокфеллер и Форд стали великими бизнесменами именно благодаря таким же точно качествам.
Так вот, недавно прошла информация о том, что уже в середине двадцатого века советские инженеры ломали головы над разгадкой предназначения некоторых станков и механизмов на старинных демидовских заводах. Это нонсенс. Как человек с высшим техническим образованием может не понять принципов и назначение  агрегата, который он держит в руках, или лицезреет в заброшенном цеху! А ещё стоит вспомнить, что ещё во время великой отечественной войны многие из производств оставались работоспособными, и принимали участие в производстве оружия для победы над фашизмом. Без паровых машин и даже без электроэнергии, использую силу рек и водопадов. Кинетическая энергия струящейся воды преобразовывалась в механическую в промышленном масштабе. Это звучит фантастически, но это подлинный факт, а против фактов, в который раз повторяюсь, - не попрёшь.
Теперь предлагаю в этом контексте вспомнить растиражированную цитату М.В. Ломоносова: - "Сибирью будет прирастать земля русская"! Совсем иной смысл слышится в этой давно избитой фразе, не так ли?
Ну а теперь, я полагаю, что недоверчивых станет меньше, потому, что вскрыты мотивы и способы уничтожения памяти русских о своей истории. Теперь понятно, почему не сохранилось ни единого достоверного письменного источника ранее правления Петра Первого. Правда в девятнадцатом веке снова произошло нечто глобальное, что заставило вновь переписать всю историю, в том числе и от Петра до Николая Второго, но это уже другая тема. Если я разгадаю великую тайну века девятнадцатого, то съем собственную шляпу без соли в прямом эфире.

Добра вам всем. Учите детей правильно!

 Дополнение от 03.07.2013:

 В в посте М.Задорного  статья о Крепостях http://mzadornov.livejournal.com/113712.html?page=2. В комментариях объявился автор фотографий "Сибирский ёж". Он дал ссылки на укрепления Тоболо-Ишимской (Пресногорьковской) линии, построенной в 1752-55 гг которые он объездил в 2011 г. Посмотри, интересно.
1.http://belyaefff.livejournal.com/162373.html
2. http://belyaefff.livejournal.com/179396.html
3. http://belyaefff.livejournal.com/200155.html


Источник

Крамола


понедельник, 15 сентября 2014 г.

РЕН-ТВ приоткрывает подлинную историю.


РЕН-ТВ приоткрывает подлинную историю.









СЛАВЯНСКОЕ ЦАРСТВО.Мавро Орбини




Книга католического священника Мавро Орбини "Славянское царство", являющаяся по сути первой историей всех славянских народов, может вполне претендовать на звание самой сенсационной книги века.
Впервые она была издана в 1601 году в Италии, и сразу же последовала череда скандалов, связанных с ней. Против книги ополчилась традиционная история, а следом за нею - католическая церковь. Издание немедленно было занесено в Индекс запрещенных книг и чудом избежало уничтожения.
В 1722 году по личному указанию Петра I часть этой книги была переведена на русский язык, а сейчас мы представляем полную версию, переведенную с итальянского языка.
Громкие заявления Мавро Орбини, разнесшие в пух и прах традиционную историю средних веков, и сегодня продолжают шокировать видавших виды историков.
Вот небольшой отрывок из неё: «Русский народ является самым древним на земле народом, от которого произошли все остальные народы. Империя мужеством своих воинов и лучшим в мире оружием тысячелетиями держала всю вселенную в повиновении и покорности. Русские всегда владели всей Азией, Африкой, Персией, Египтом, Грецией, Македонией, Иллирией, Моравией, Шлёнской землёй, Чехией, Польшей, всеми берегами Балтийского моря, Италией и многими другими странами и землями...».

В Москве в Исторической библиотеке в отделе редких книг хранятся шесть экземпляров книги, изданной в С.-Петербурге в 1722 г. Орбини Мавро (Мауро) «Книга историография початия имени, славы и разширения народа славянского. Собрана из многих книг исторических, через господина Мароурбина Архимандрита Рагужского. Переведена с итальянского на российский язык и напечатана ..... в Санкт-Петербургской Типографии, 1722, августа в 20 день».

Мавро Орбини, итальянца, да к тому же говорящего о русских ровно 400 лет тому назад в предвзятости не обвинишь и потому его слова, особенно что «Русский народ является самым древним на Земле народом, от которого произошли все остальные народы», мы должны выбить золотом на самом видном месте.

Европейцы, как люди «особо культурные», наверняка об этом знают или, по крайней мере, наслышаны. Сознание того, что они вторичны по отношению к русским, не дает им покоя, мучаясь в комплексах неполноценности, они не только уничтожают информацию, но ещё и поучают.

На сегодня чудо уже в том, что книгу выставили на сайте Российской Государственной Библиотеки.
Скачать книгу Мавро Орбини "Славянское царство" в Djvu (16Мб)
Скачать книгу Мавро Орбини "Славянское царство" издания 1722 года в Pdf (31Мб)
Скачать файл:   [в формате 'pdf']    [в формате 'doc' (rar-архив)]
СКАЧАТЬ

http://www.medem.kiev.ua/files/orbini2.pdf

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3525096

http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Mavro_Orbini/text1.phtml?id=10718

ИСТОРИОГРАФИЯ




четверг, 19 июня 2014 г.

Русская история. Хронология и общая концепция русской истории. Часть 1-2.


http://www.nnre.ru/istorija/novaja_hronologija_i_koncepcija_drevnei_istorii_rusi_anglii_i_rima/p1.php#metkadoc90

Глава 7. От Куликовской битвы до Ивана Грозного




Взятие Москвы Дмитрием = Тохтамышем в 1382 году и зарождение Московского государства

 
В 1382 году Тохтамыш пришел к Москве и взял город приступом. Считается, что Дмитрий Донской, за два года перед тем выиграв крупнейшую битву на Куликовом поле, на этот раз даже не попытался сопротивляться татарам, и спешно бежал из Москвы в Кострому. Таким образом, во время взятия Москвы татарами Дмитрий находился в Костроме. Москву же защищал литовский князь Остей, который погиб во время взятия города татарами [22, с. 235–236].
Согласно нашей реконструкции, Дмитрий Донской и хан Тохтамыш — одно и то же лицо. Столицей его была, по всей видимости, Кострома. В 1382 г. его войска осадили и взяли литовскую крепость на территории будущей Москвы. Сам Дмитрий-Тохтамыш мог в штурме города не участвовать и действительно находиться в это время в своей столице — Костроме. Напомним, что Литва того времени — это западнорусское княжество со столицей в Смоленске, а Москва была пограничным местом между восточно-русским Волжским царством («Великой Русью») и западнорусской Литвой («Белой Русью»).
С этого времени Дмитрий начинает отстраивать Москву. Это — реальное основание Москвы как крупного города.
По-видимому, в это время произошло не просто основание нового города Москвы, но и смена династии в тогдашней Белой Руси. Которая позже получила название Московской Руси. Другое ее название — Литва. Столицей этого государства был сначала, по-видимому, Смоленск и только потом ею стала Москва. Похоже, что после Куликовской битвы великим князем Белой Руси стал Дмитрий Донской—Тохтамыш. Это произошло в итоге какой-то смуты и раскола в Орде. Известно, что вскоре после 1382 года Тохтамыш неожиданно оказывается при дворе литовского князя и более того, литовцы в ответ на требование Орды выдать им «беглого хана Тохтамыша», и, несмотря на крупное поражение, нанесенное Ордой, Тохтамыша не выдали ([3], с.109–110).
Видимо, с этого времени Белой Русью (то есть — Московией, Литвой) правили потомки Дмитрия Донского. А в XVI веке Москва становится новой столицей Великой Руси. Мы вернемся к этому ниже.

Что такое Литва и где расположена Сибирь?

 
В этой связи встает вопрос о том, что же такое Литва? Источники XVI века четко отвечают на этот вопрос. Литва — это русское государство со столицей в Смоленске. Впоследствии, когда литовский великий князь Ягайло (Яков) был избран на польский престол, западные части русской Литвы отошли к Польше. Кстати, в знаменитой Грюнвальдской битве, как хорошо известно, участвовали смоленские полки. Историки, правда, отводят им «третьестепенную роль», считая, что литовский князь уже сидел в Вильно. Но известное «Сказание о князьях Владимирских» помещает столицу князя Г(е)идемина, основателя Литовской династии, ИМЕННО В СМОЛЕНСК (см. [9]).
О том, что Литва — это русское княжество, прямо пишет, например, австрийский посол на Руси С. Герберштейн (XVI век).
О названии «Литва». Скорее всего, термин Литва происходит от «латиняне» = ЛТН (Литуаниа). Очевидно, указывает на католичество. Коротко говоря, «литовцы» — это «русские католики». Осколок древней русской империи подпал под влияние латинской, католической церкви. Отсюда и имя «Литва». Термин появился поздно.
«Великая Литва» — это воспоминание о древнем русском государстве, составной частью которого была современная Литва. Действительно, Мегалион—Монголия простиралась «от моря до моря», как справедливо говорят сегодня историки «Великой Литвы». Кстати, а где подлинные древние летописи, написанные ПО-ЛИТОВСКИ? Насколько нам известно, их нет. Зато написанных по-русски довольно много.
Сигизмунд Герберштейн, австрийский посол при русском дворе (его книга впервые опубликована в 1556 году), пишет: «Руссией владеют ныне три государя, большая ее часть принадлежит великому князю московскому, вторым является великий князь литовский (in Littn), третьим — король польский, сейчас (т. е. во второй половине XVI века — Авт.) владеющий как Польшей, так и Литвой» ([14], с.59). Историки отмечают, что термин «Руссия» Гербенштейн упоминает в смысле «древнерусского государства», т. е. В XVI ВЕКЕ ЭТОТ ТЕРМИН ИМЕЛ СМЫСЛ, КОТОРЫЙ СЕГОДНЯ ПРИПИСЫВАЕТСЯ ЕМУ ЛИШЬ ДЛЯ ГОСУДАРСТВА 11–13 ВЕКОВ. См. [14], с.284, комм.2. Наше утверждение о том, что «Литва» означало попросту «латиняне» прямо подтверждается Герберштейном. Он пишет следующее: «Внутри — только две нерусские области — Литва (Lithwania, Lythen) и Жемайтия; расположенные среди русских, они говорят, однако, на своем языке и принадлежат латинской церкви, впрочем, живут в них большей частью русские» ([14], с.59). Итак, — две небольшие области внутри русского региона, давшие затем свое имя для современной Литвы.
И сегодня собственно литовское население концентрируется, в основном, вокруг города Каунаса, который и является настоящей столицей собственно Литвы (в современном смысле этого слова). Так считают и сами литовцы.
Таким образом, название «Литва» изменило свой смысл. Сегодня оно означает совсем не то, что значило в XIV–XVI веках.
Это — не единственный случай резкого изменения смысла географического названия в русской истории. Еще один пример — Сибирь. В XVI веке Сибирью называли княжество (область) на средней Волге, там, где до сих пор находится город Симбирск (Ульяновск) — видимо, бывшая столица этого княжества. Об этом свидетельствует, например, Сигизмунд Герберштейн: «Река Кама впадает в Волгу в двенадцати милях ниже Казани. К этой реке прилегает область Сибирь» ([14], c.162). Таким образом, в XVI веке Сибирь находилась еще на средней Волге. Лишь позже она «уехала» на восток.

Параллель между русской и литовской историей

 
Генеалогия всех литовских князей известна сегодня из «Сказания о князьях Владимирских» (о других источниках нам неизвестно). «Сказание» датируется XVI веком. «Время появления этих легенд не установлено и о существовании их до начала XVI века ничего неизвестно» ([9], с.725). Сказание утверждает, что Гедимин был из рода смоленских князей. После Гедимина правил Нариман—Глеб, затем Ольгерд (женатый на Ульяне Тверской). При нем его брат Евнут сел на княжение в Вильне. Ольгерд, следовательно, был еще в Смоленске. После Ольгерда князем стал Яков (Ягайло), который «впал в латинскую ересь» и был союзником Мамая, т. е. попросту был разбит Дмитрием Донским. Затем Ягайло стал польским королем, его родственник (внук Гедимина) Витовт поселился недалеко от места, называемого Троки (Тракай) и затем начинаются две ветви династии: литовская и польская. Оказывается, что эта генеалогия недаром помещена именно в «Сказаниях о князьях Владимирских», так как существует династический параллелизм между литовскими и одновременными им московскими великими князьями. Тут нет даже хронологического сдвига: параллель связывает практически одновременных правителей. Вот этот параллелизм.


(А) Московские князья
(Б) Литовские князья


(А) 1а. Юрий Данилович + Иван Данилович (Иван Калита) 1318–1340 (22)
(Б) 1б. Гедимин 1316–1341 (25). Правит практически одновременно с Калитой (22)


(А) 1.1а. Иван Калита — основатель династии. Его дубликат — Ярослав Мудрый в конце XI века (см. выше)
(Б) 1.1б. Гедимин — также основатель династии


(А) 1.2а. Ярослав Мудрый перед смертью делит государство между несколькими своими сыновьями
(Б) 1.2б. Гедимин перед смертью делит государство между несколькими своими сыновьями


(А) 1.3а. После смерти Ярослава между сыновьями начинается борьба за престол. Смута
(Б) 1.3б. После смерти Гедимина между его сыновьями начинается борьба за власть. Смута


Комментарий. Эта крупная смута XIV-го века хорошо известна. За короткий период с в 1359 по 1380 годы в Орде сменилось около двух десятков ханов. В истории «московской династии» Ивана Калиты эта смута XIV века не отражена. Это объясняется тем, что Москва еще не основана (это произойдет лишь в конце XIV века). «История Москвы» этого времени — это дубликат ханской истории.
После раздела царства параллелизм между русской и литовской историями временно пропадает. На некоторое время литовская и московская династии расходятся. И там и там правят потомки Ивана Калиты = Ярослава Мудрого = Гедимина. Литовская династия правит на Западе (включая будущую Москву), а «московская династия» — находится в эту эпоху еще в Великом Новгороде, т. е. в области Ярославля, Костромы, Владимира.


(А) 2а. Несколько правителей: Симеон Гордый 1340–1353 (13), Иван Кроткий 1353–1359 (6), Дмитрий Суздальский 1359–1263 (4), Дмитрий Донской 1363–1389 (26)
(Б) 2б. Несколько правителей: Евнут (он же Иван), Нариман (он же Глеб), они правят в эпоху 1341–1345 годы (здесь сведения туманные), Ольгерд 1345–1377 (32), Ягайло 1377–1392 (15), с 1386 года Ягайло (он же Яков, он же Владислав) — польский король ([50], с.1565), см. также ([9], с.432–435)


После Дмитрия Донского (конец XIV века) литовский и московский династические потоки снова сливаются. И параллелизм между описывающими их летописями снова восстанавливается.


(А) 3а. Василий I 1389–1425 (36)
(Б) 3б. Витовт 1392–1430 (38)


Комментарий. Поразительный факт: сохранившиеся до нашего времени ПЕЧАТИ Василия I и Витовта ТОЖДЕСТВЕННЫ. Даже надписи на них ОДНИ И ТЕ ЖЕ. «Простое сравнение печати великого князя Василия Дмитриевича… и печати Витовта последних десятилетий его правления позволяют установить их тождественность» ([11], с.129).


(А) 4а. Дмитрий Юрьевич 1425–1434 (9)
(Б) 4б. Сигизмунд 1430–1440 (10)


(А) 5а. Иван III 1462–1505 (43) или же от 1448 (= от момента ослепления отца и начала фактического правления) — до 1505 (57)
(Б) 5б. Казимир 1440–1492 (52)


Далее параллелизм обрывается, и в XVI веке его уже нет. Это понятно. При Казимире Литва объединяется с Польшей: Казимир становится польским королем с 1447 года.
Герб Литвы — всадник на коне с мечом (с саблей). Он напоминает привычный герб Москвы = Георгий Победоносец. Однако старые изображения герба Москвы не просто напоминают, а в точности (!) совпадают с современным литовским гербом. См. например, фотографии монет Ивана Васильевича в [14], с.125. На всех монетах всадник изображен именно с мечом (саблей), а не с копьем. Берем сборник «Русские печати» — и смотрим печать Василия I Дмитриевича. Всадник изображен с мечом и — без змея, т. е. — в точности герб современной Литвы (печати с номерами 19 и 20). См. [11]. Всадник с копьем, поражающий змея (Георгий Победоносец), впервые появляется на печатях Ивана III Васильевича одновременно с печатями с изображением двуглавого орла. Следовательно, до Ивана III московский герб попросту совпадал с современным литовским. Современная Литва лишь сохранила эту старую форму московского русского герба.
Наш вывод таков: литовский и русский московский герб — попросту одно и то же. Вопрос: а какой же был герб Ярославской (Ордынской) династии? Отметим, что герб города Владимира почти совпадает с гербом Ярославля. Лев (или медведь) держит в вытянутой лапе топор на длинном древке. Расположение фигуры и топор совершенно одинаковые (у Ярославля и у Владимира). Что касается того — лев или медведь изображен на гербе, то на старых изображениях понять это крайне трудно. Это подтверждает нашу гипотезу о том, что Дмитрий Донской в результате победы на Куликовом поле и сожжения Москвы, захватил большую часть Белой Руси (Смоленского княжества) и основал там династию, названную впоследствии московской. Герб этого княжества (всадник на коне с мечом) стал как московским гербом, так и гербом западной части Белой Руси. Эта часть после утверждения там католичества, стала называться Литвой (т. е. Латинией).
Отметим, что окончательный раздел между Москвой и Литвой произошел лишь в конце XVI — в XVII веках. Например, при Иване III московские и литовские удельные князья еще достаточно свободно переходили из одного государства в другое вместе со своими землями. Пример: Глинские.

Русь = Орда в первой половине XV века. Время усобиц

 
Эпоха от Дмитрия Донского до Ивана III очень плохо освещена источниками. Это — время усобиц, когда потомки Ивана Калиты (= Ярослава = Батыя) боролись между собой за власть. Это — известная смута середины XV века.
Любопытно, что сохранившиеся от этого времени княжеские грамоты НЕ ИМЕЮТ ДАТЫ И МЕСТА СВОЕГО НАПИСАНИЯ. Это видно из материалов книги «Акты исторические, собранные и изданные Археографическою Комиссиею» [53], том.1. В этом сборнике приведены дошедшие до нас грамоты, наиболее древние из которых датируются XIV веком. Считается, что многие из них сохранились в подлиннике. На этих грамотах (до Василия III) ни дат, ни места их написания, не проставлено. Кроме того, титул «Великий князь Всея Руси» также появляется впервые только у Василия III (если не считать одной грамоты 1486 года, относимой ко времени Ивана Васильевича, но в которой имя князя выдрано) ([39], с.64).
Наш комментарий: столицей в эту эпоху была ЕЩЕ НЕ МОСКВА, а Кострома, или Владимир. Поэтому и в титуле «московских князей» того времени слово «московский» вообще не присутствовало. Они назывались просто «Великими Князьями». И вообще в грамотах того времени Москва практически не упоминается. Гораздо чаще упоминается Рязань. А в качестве великокняжеской вотчины называется Ярославль ([39], с.62).
Ценный материал представляют собой великокняжеские печати. Открываем сборник «Русские печати» [11].
Печать князя Василия I Дмитриевича, оказывается, имеет изображение всадника с саблей. Но это — герб ЛИТВЫ! Как уже было отмечено, эта печать В ТОЧНОСТИ совпадает с печатью его современника — великого ЛИТОВСКОГО князя Витовта. «Простое сравнение печати великого князя Василия Дмитриевича, привешенных ко второй и третьей духовным грамотам, и печатей Витовта последних десятилетий его правления, позволяют установить их ТОЖДЕСТВЕННОСТЬ» ([11], с.129). И далее «хотя традиционно обе эти печати приписывают Василию I, бросается в глаза их ПОЛНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ печатям великого князя ЛИТОВСКОГО Витовта, тестя Василия I; надпись — латинская, как на печати Витовта» ([11], с.150).
Отметим, что надпись на печати Василия I — Витовта видна очень четко (см. фотографию в [11]). Тем не менее, она, оказывается «не читается» ([11], с.150). Поразительно, что на печатях Василия I и Василия II во многих случаях надпись не читается, несмотря на свою хорошую сохранность. Дело в том, что текст написан на смеси латинских, русских и еще каких-то букв и знаков, которые невозможно осмысленно прочесть! Более того, например, на печати Василия II (номер 25 в книге [11]) с одной стороны идет четкая надпись «Князь Великаго Василия Васильевича», а с другой стороны — не менее четкая, но СОВЕРШЕННО БЕССМЫСЛЕННАЯ надпись, с использованием каких-то странных букв.
Наш комментарий. Все это указывает на какие-то большие странности в подлинных документах до Ивана III. По нашей гипотезе Московского государства тогда еще просто не существовало. Поэтому ханы-цари Орды находились еще на Волге, использовали нестандартные формулы, возможно, какой-то другой (уже забытый) алфавит. Поэтому ранее Ивана III в нашей истории царит еще «темное время». Как мы видим, оставшиеся от него документы (может быть, подлинные), явно не вписываются в принятую сегодня версию о существовании в то время московского государства. Москва была уже основана (впрочем, — недавно), однако она была еще всего лишь одним из многих других центров и отнюдь не столицей всего государства. В эту эпоху действует какой-то загадочный и всемогущий «боярин Иван Дмитриевич Всеволожский», который умудряется по своему желанию возводить на московский престол и сгонять с него великих князей ([22], с.254). Не исключено, что «Боярин Всеволожский» — это просто ВСЕ-ВОЛЖСКИЙ царь, т. е. царь-хан Волжского Царства, т. е. Золотой Орды. Поэтому он и имел право и возможность менять московских князей как перчатки. Это снова указывает на подлинное место Москвы в эту эпоху — этот город еще не был столицей.
Вообще, в XV веке ненормально много «великих князей»: суздальские, тверские, рязанские, пронские и т. д. ([22], с.253). По-видимому, в то время Русь была устроена еще по старому образцу Монгольско—Ордынской империи. Московского государства еще нет, хотя Москва уже основана. Столица пока еще в Господине Великом Новгороде (= объединение городов: Ярославль, Кострома, Ростов, и т. д.). Эта эпоха еще совсем непохожа на то, что нам описывают сегодняшние историки. Они искусственно помещают сюда отражение истории Московской Руси конца XV–XVI веков. А в действительности здесь — пока еще темное время, документы которого (счастливо сохранившиеся в небольшом количестве) мы иногда даже не в состоянии ПРОЧЕСТЬ. Очень может быть, что использовался какой-то другой древний шрифт, вроде глаголицы. Кириллица, вероятно, вошла в постоянное употребление только со времен Ивана III, после его женитьбы на греческой царевне Софье Палеолог. Или еще позже.
А о поразительном тождестве РУССКО-ОРДЫНСКИХ печатей с ЛИТОВСКИМИ мы еще поговорим отдельно.

Иван III

 


Объединение русских княжеств в Московское государство при Иване III. Конец усобиц

 
Сегодня нам объясняют, что «монгольское иго» кончилось в 1481 году, после так называемого «стояния на Угре», когда Иван III вышел с войском навстречу монгольскому хану Ахмату. Встретившись, и простояв друг против друга некоторое время, они без боя разошлись [19].
Но посмотрим — что же написано в летописи. Оказывается, В ТОМ ЖЕ 1481 году «„царь Иван Шибанский“ с пятнадцатью тысячами казаков напал на Ахмата, ворвался в его „вежу“ и убил его» ([18], с.95). Историки называют этого «царя Ивана Шибанского» — «ХАНОМ ИВАКОМ Шибанским» ([22], с.288). При этом, как и в «стоянии на Угре», битвы между войсками не было: «а силы межи собою не бились» ([18], с.95). Любопытно, что, совершив столь важное дело, царь «Иван Шибанский» отправляет радостную весть царю Ивану Ивановичу и БЕССЛЕДНО исчезает со страниц русской истории.
Наш комментарий. Иван Шибанский — это сам царь Иван III. В таком случае Иван III оказывается ХАНОМ Орды. В нашей гипотезе так и должно быть! Как мы, следовательно, видим, он победил в междоусобной борьбе внутри Орды.
Победив Ахмата, хан Иван III в следующем году разбивает казанского царя (хана) Абреима. Еще через год он покоряет всю Южную Сибирь, вплоть до Оби. Далее он покоряет Новгород, а через несколько лет — Вятку.
Наш главный вывод: «МОНГОЛЬСКОЕ ИГО» не прекратилось в 1481 году, и Орда не исчезла. Просто один ордынский хан сменил другого ордынского хана. В результате на престол взошел РУССКИЙ ХАН ИВАН III. Еще раз напомним, что в русских летописях слово «хан» не используется, а говорится «царь». Мы употребляем здесь слово «хан», чтобы подчеркнуть связь ордынско-русской династии с московской династией, основоположником которой и явился Иван III.

Захват Константинополя турками и РУССКИМИ (?) в 1453 году. Москва — Третий Рим

 
При Иване III (в 1453 году) пал Константинополь — ВТОРОЙ (НОВЫЙ) РИМ. При этом Константинополь был завоеван, как считается сегодня, ТУРКАМИ-ОСМАНАМИ (РОС-МАНАМИ?), пришедшими со славянских Балкан. Подчеркнем, что турки напали на Константинополь именно с севера, со стороны Балкан ([32], с.191).
Наш комментарий. Не исключено, что в штурме Константинополя участвовали и русские войска. Это событие могло затем отразиться в легенде о «шапке Мономаха», которая, якобы, была взята в Константинополе в качестве трофея. Еще раз напомним, что в то время отношения Москвы с Константинополем были разорваны. А после захвата Константинополя османами эти отношения сразу наладились (т. е. с турками Москва была в союзе в то время).
Отметим, что непосредственно перед падением Константинополя, в Византии боролись за власть две партии: одна — прозападной ориентации (Палеологи), другая — протурецкая (в частности, Иоанн Кантакузен) ([32], с.183). Когда власть брали прозападные императоры, отношения с Русью портились (так как русские называли их униатами). Напротив, когда на трон всходили проосманские правители, отношения с Русью сразу восстанавливались. Кончилось тем, что проосманская партия победила, когда османы захватили Константинополь («падение Византии»). С этих пор отношения Москвы с Турцией стали устойчиво хорошими вплоть до XVII века. Снова ухудшились они лишь при первых Романовых.

Женитьба Ивана III на Софье Палеолог и смена обычаев при Московском дворе

 
В традиционной истории известно, что после женитьбы Ивана III на греческой царевне Софье Палеолог, при московском дворе произошли сильные перемены. По словам современника: «У нас князь великий обычаи переменил» ([22], с.276). Как пишет Костомаров, «главная сущность таких перемен в обычаях… состояла во введении самодержавных приемов» ([22], с.276).
Именно со времени Ивана III на великокняжеских печатях пропадают непонятные надписи, выполненные загадочным шрифтом (см. выше и [11]), грамоты двора приобретают ДАТЫ и МЕСТО своего издания. Только с этого момента и начинается более или менее надежно документированная русская история.

Василий III — государь Всея Руси

 
Сын Ивана III — Василий III (1505–1533) — ПЕРВЫЙ стал именоваться в грамотах ГОСУДАРЕМ ВСЕЯ РУСИ (см. [36]), а также ЦАРЕМ (см. [14], с.74–75). Это — уже первая половина XVI века.
У нас нет пока расхождений с традиционными историками при обсуждении этого периода русской истории.

Как появилось изображение Георгия Победоносца на русском гербе

 
Обычно считается, что в XIII–XIV веках, так же как и сегодня, изображения Георгия Победоносца на русских печатях и монетах были изображениями некоего древнего византийского святого Георгия. Но согласно нашей реконструкции ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ — ЭТО РУССКИЙ ЦАРЬ-ХАН ГЕОРГИЙ ДАНИЛОВИЧ, правивший в начале XIV века и начавший великое = «монгольское» завоевание. Он же — знаменитый Чингиз-хан. Возникает вопрос — КОГДА ОБ ЭТОМ БЫЛО ЗАБЫТО? И почему сегодня мы считаем, что изображения Георгия Победоносца — это изображения древнего византийского святого? Оказывается, ответ на этот вопрос ИСТОРИКАМ ИЗВЕСТЕН. Произошло это в XVIII веке, при Петре I. А ранее этого времени было не так. Историк Всеволод Карпов, например, сообщает, что «сражающийся с драконом всадник на печатях и монетах XIII–XIV веков… в официальных документах того времени… определенно трактуется как олицетворение ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ИЛИ ЦАРЯ» [90], с.66. Здесь речь идет о Руси.
И далее: «Именно в таком виде (то есть в образе Георгия Победоносца — Авт.) предстает Иван III на наиболее раннем памятнике с изображением русских государственных эмблем — двусторонней красной восковой печати, скрепляющей грамоту 1497 года. Надпись на соответствующей стороне ее гласит: „Великий князь Иоанн, божиею милостию господарь всея Руси“» [90], с.65.
Оказывается, на русских деньгах изображения всадника с мечом понимались в XV–XVI веках как изображения САМОГО ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ: «А при великом князе Василии Ивановиче бысть знамя на денгах князь великий на коне, а имея мечь в руце; а князь великий Иван Васильевич учини знамя на денгах князь великий на коне, а имея копье в руце, и оттоле прозваша деньги копейныя» [90], с.66.
Поэтому Георгий Победоносец, кстати, часто изображается БЕЗБОРОДЫМ. Дело, оказывается, в том, что царь Иван IV Грозный стал царем в ранней молодости. Поэтому его и изображали БЕЗБОРОДЫМ. В. Карпов пишет: «Примечательно, что на первых копейках в таком воинственном виде представлен возведенный в то время на трон малолетний младенец, лишь впоследствии ставший государем Иваном Грозным. Причем на ранних выпусках монет его изображали БЕЗБОРОДЫМ и только позднее, когда Ивану IV минуло 20 лет, ВСАДНИК НА МОНЕТАХ ОБРЕЛ БОРОДУ» [90], с.66.
С какого же времени РУССКОГО КНЯЗЯ стали изображать как ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА? В статье историка В. Карпова дается следующий (идеально согласующийся с нашей реконструкцией) ответ на этот вопрос. Он пишет:
«УДИВИТЕЛЬНЫМ ПРИМЕРОМ ТАКОГО ПРЕВРАЩЕНИЯ ЯВЛЯЮТСЯ ПЕЧАТИ КНЯЗЯ ЮРИЯ ДАНИЛОВИЧА, который правил в Новгороде всего 4 года — с 1318 до 1322 года. Всего известно около полутора десятков его печатей, причем в большинстве случаев на лицевой стороне их изображен СВЯТОЙ ВСАДНИК С МЕЧОМ. ОДНАКО КНЯЗЬ, БУДУЧИ, ОЧЕВИДНО, ВЕСЬМА ТЩЕСЛАВНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, СО ВРЕМЕНЕМ ВВОДИТ НОВЫЕ ПЕЧАТИ, НА КОТОРЫХ ПОМЕЩАЕТСЯ ИЗОБРАЖЕНИЕ „ЕЗДЕЦА В КОРОНЕ“, ТО ЕСТЬ УЖЕ САМОГО КНЯЗЯ. Примечательно, что оборотная сторона печати при этом сохраняет свой сюжет» [90], с.65.
Другими словами, нам здесь попросту сообщают, что ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЮРИЙ (ГЕОРГИЙ) ДАНИЛОВИЧ И ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ — ЭТО ОДНО И ТО ЖЕ ЛИЦО. ТО ЕСТЬ ИМЕННО ТО, ЧТО МЫ И УТВЕРЖДАЕМ. А лукавая «теория» о якобы непомерном тщеславии Юрия (Георгия) Даниловича естественно возникла у историков только потому, что они уже забыли подлинный первичный смысл символики русского герба. Когда же это было забыто?
Ответ известен. ПРИ ПЕТРЕ I. А именно, «лишь… в XVIII веке, устраняется эта ДВОЙСТВЕННОСТЬ В ТРАКТОВКЕ ФИГУРЫ ПОБЕДОНОСНОГО ВСАДНИКА НА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЭМБЛЕМАХ РОССИИ. УЧРЕЖДЕННАЯ ПЕТРОМ I ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ПОСТАНОВИЛА НАКОНЕЦ СЧИТАТЬ ВСАДНИКА, ИЗОБРАЖЕННОГО НА ГОСУДАРСТВЕННОМ ГЕРБЕ, ГЕОРГИЕМ ПОБЕДОНОСЦЕМ… Во времена Анны Иоанновны победоносный всадник с копьем на государственных эмблемах России однозначно становится СВЯТЫМ ГЕОРГИЕМ ПОБЕДОНОСЦЕМ» [90], с.66.
Здесь кроется НЕДОРАЗУМЕНИЕ. Современные комментаторы не могут понять, что СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ БЫЛ НЕ ДРЕВНИМ ВИЗАНТИЙСКИМ СВЯТЫМ, А ОДНИМ ИЗ ПЕРВЫХ РУССКИХ ЦАРЕЙ-ХАНОВ. В святцах он упоминается как святой великий князь Георгий Всеволодович. Это — один из дубликатов Георгия Даниловича, отнесенный романовскими историками в XIII век, то есть как раз туда, куда они отправили и великое = «монгольское» завоевание (из XIV века). До XVII века на Руси хорошо знали и помнили — кем на самом деле был Георгий Победоносец. А после эпохи первых Романовых, когда память о Великой = «Монгольской» Империи была тщательно вытерта, об этом уже стали постепенно забывать. При Петре I возник недоуменный вопрос: а кто же изображен на русском гербе? С одной стороны все знают, что это святой Георгий Победоносец. А с другой стороны, все знают, что это русский великий князь. Но теперь, ПОСЛЕ РОМАНОВСКОГО ИСКАЖЕНИЯ ИСТОРИИ, совместить эти вещи уже невозможно. Нужно выбрать что-то одно. Выбрали. Постановили считать, что на русском гербе изображен «древний византийский святой» Георгий Победоносец. Никакого отношения к прежним русским царям, КОНЕЧНО ЖЕ, НЕ ИМЕЮЩИЙ. С этого момента и началась у комментаторов некоторая путаница, следы которой всплывают, как мы видели, и сегодня. Повторим еще раз: мы предлагаем снять «проблему» путем отождествления святого Георгия Победоносца с русским царем-ханом Георгием (Юрием) Даниловичем, то есть с Чингис-ханом.
То, что современных комментаторов действительно имеется крупная «проблема с Георгием», прямо отмечено В. Карповым. Он пишет:
«Историки церкви и богословы приложили немало труда, „пытаясь РАССЕЯТЬ МРАК, ОКРУЖАЮЩИЙ НАЧАЛО ПРЕСЛОВУТОЙ ЛЕГЕНДЫ“ (то есть легенды о Георгии Победоносце и змее, драконе — Авт.), как сказал об этих поисках историк и литературовед прошлого века А. Кирпичников. В конце концов, нашлась подходящая фигура епископа александрийского Георгия, принявшего насильственную смерть от язычников во второй половине IV века. Но эта кандидатура вызвала серьезные возражения историков. Возникали и другие, отвергнутые впоследствии версии. РЕАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРЕДШЕСТВЕННИК ГЕОРГИЯ ЗМЕЕБОРЦА НЕ НАХОДИЛСЯ» [90], с.73.
Известное сегодня церковное житие святого Георгия НЕ ИМЕЕТ НИКАКОЙ СВЯЗИ С ЛЕГЕНДОЙ О ГЕОРГИИ И ЗМЕЕ. Кроме того, географические указания этого жития также оказываются непонятными [90], с.73.
Согласно нашей реконструкции здесь все более или менее ясно. Насильственно отделив Георгия Победоносца от великого царя-хана XIV века Георгия (Юрия) Даниловича историкам пришлось искать его в старой византийской истории. Однако найти не удалось. Возникла «научная проблема». Которую и по сей день «решают». А, между прочим, в знаменитом сказании о Георгии и змии (драконе) говорится, что Георгий был крестителем некоей загадочной Ласии.
«Георгий… как говорится в легенде, с помощью архиепископа Александрии „в пятнадцать дней окрестил царя, его вельмож и весь народ, примерно двести сорок тысяч человек“… Легенда эта СТРАННЫМ ОБРАЗОМ вытесняет из народной, да и церковной памяти, все остальные чудеса и эпизоды жития великомученика» [90], с.72.
Где находилась эта таинственная «Ласия» — современным комментаторам неизвестно. Можем им подсказать. Как известно, в средневековых текстах буквы «Л» и «Р» часто путались и переходили друг в друга. Дети и сегодня произносят Л как Р. Это — особенность человеческого произношения. Лишь со временем маленькие дети учатся правильно произносить «Р». В некоторых языках звука «Р» вообще не существует. Там даже взрослые заменяют его на «Л». Например, в Японии, в Южном Китае.
Но в таком случае загадочная «Ласия» — это попросту РАСИЯ, то есть РУСЬ. А в русской истории существует параллелизм (который мы уже отмечали выше) между эпохой Владимира Красное Солнышко, КРЕСТИВШЕГО РУСЬ якобы в X веке, и эпохой XIV века, когда жил Георгий (Юрий) Данилович. Он же Чингиз-хан.
Мы не утверждаем здесь, что Русь была крещена в XIV веке. Для такого вывода у нас данных нет. Скорее всего, КРЕЩЕНИЕ РУСИ ПРОИЗОШЛО ПРИМЕРНО В XI ВЕКЕ. Но между биографиями Чингиз-хана = Юрия (Георгия) Даниловича и Владимира Красное Солнышка есть несомненный параллелизм, в результате которого отблески крещения Руси могли попасть в «сказание о Георгии и змие».
В заключение отметим, что мы не повторяем здесь нашего исследования широко распространенного средневекового культа Георгия Победоносца. См. по этому поводу книгу «Империя».

Глава 8. Эпоха Грозного. Когда, кто и как начал писать русскую историю?

 


Великая Смута — это борьба двух династий. Конец Орды и начало Романовых

 
Обычно время Ивана Грозного считается достаточно хорошо изученным. К сожалению, это не так, и многим экспертам-историкам это известно. Но об этом обычно говорится очень скупо. И вскоре мы поймем — почему. Оказывается, эпоха Грозного — одна из самых темных, интересных и интригующих в русской истории. Именно она отделяет друг от друга две совершенно разных эпохи:
Русско-Ордынский период и период правления Романовых.
Границей между ними является эпоха Грозного и следующая за ней — Великая Смута XVI века. Обычно считается, что Великая Смута началась лишь со смертью Бориса Годунова. Как мы покажем, это неверно. Она началась гораздо раньше и охватила почти все правление «Грозного». В этом — одно из наших расхождений с традиционными историками.

Какие подлинные документы сохранились от эпохи Грозного?

 
Известный исследователь эпохи Грозного — Р. Г. Скрынников прямо говорит: «Главное затруднение, с которым сталкивается любой исследователь „великого террора“ XVI века (имеется в виду эпоха Грозного — Авт.) связана с КРАЙНЕЙ СКУДНОСТЬЮ ИСТОЧНИКОВ. Чтобы решить задачу со многими неизвестными, историки принуждены выстраивать длинные ряды гипотез. Опричные архивы, содержавшие судные дела периода террора (т. е. эпохи Грозного — Авт.) ПОЛНОСТЬЮ ПОГИБЛИ» ([6], с.10).
Далее: «Сохранность русских архивов и книгохранилищ XVI века — наихудшая во всей Европе» ([6], с.23).
Более того, даже то, что дошло до нас, несет на себе откровеннейшие следы поздней тенденциозной правки. В самом деле, как сообщает Скрынников:
«Официальная царская летопись сохранилась до наших дней в нескольких списках. Первые тетради Синодальной летописи служили своего рода черновиком. При Адашеве этот черновик ПОДВЕРГСЯ ПРАВКЕ. Затем правленый текст был ПЕРЕПИСАН набело. Один из беловых списков Московской летописи получил наименование Царственной книги. Это была парадная летопись, снабженная множеством совершенных рисунков-миниатюр. Книга открывалась описанием смерти Василия III и должна была охватить весь период правления Грозного. Но работа над Царственной книгой была ВНЕЗАПНО ПРЕРВАНА. ЧЬЯ-ТО ВЛАСТНАЯ РУКА ИСПЕЩРИЛА ЕЕ СТРАНИЦЫ МНОЖЕСТВОМ ПОМАРОК И ВСТАВОК» ([13], с.81). Таким образом, Царственная книга — не документ—подлинник, а чья-то позднейшая версия.
Многие из поправок и вставок в Царственной книге «носят открыто полемический и публицистический характер. Д. Н. Альшиц первым обратил внимание на удивительное сходство и несомненную родственность текстов приписок и первого послания Грозного к Курбскому» ([6], с.25). Но в русской историографии уже давно было высказано обоснованное мнение, что знаменитая «переписка Грозного с Курбским» является ЛИТЕРАТУРНЫМ ПРОИЗВЕДЕНИЕМ, написанным С. И. Шаховским в XVII веке! См. [6], с.37. Поэтому неосторожное сообщение историков о том, что вставки в Царственную книгу «напоминают письма к Курбскому», может означать, что и сама летопись (Царственная книга) писалась и правилась в XVII веке! Возможно, это — был какой-то промежуточный вариант, не получивший высочайшего одобрения, несмотря на роскошное исполнение. Поэтому-то его и забросили.
Какие подлинные документы остались от самого Грозного? Практически никаких. Д. С. Лихачев отмечает: «Большинство произведений Грозного, КАК И МНОГИХ ДРУГИХ памятников древнерусской литературы, сохранилось только в поздних списках — XVII в.» ([12], c.183). То есть — В СПИСКАХ ВРЕМЕН РОМАНОВЫХ. Как мы уже говорили, в XVII веке Романовы уничтожили или переписали в выгодном для себя свете почти все документы старой русской истории.
Считается, что все же несколько документов дошло до нас от эпохи самого Грозного. «К счастью, некоторая часть сочинений Грозного сохранилась все же в списках XVI в.:
письмо к Василию Грязному,
послания Симеону Бекбулатовичу,
Стефану Баторию 1581 г.,
Сигизмунду II Августу,
Гр. Ходкевичу,
английской королеве Елизавете I,
список его (Грозного — Авт.) спора о вере с Яном Рокитой» ([12], c.183).
Это — все!
НЕ СОХРАНИЛИСЬ: ни знаменитый указ об опричнине, ни знаменитый синодик, якобы, написанный Грозным после его раскаяния. Не сохранилась даже его ПОДЛИННАЯ ДУХОВНАЯ, т. е. — ЗАВЕЩАНИЕ. Отметим здесь, что от других московских князей, как считается, сохранились ПОДЛИННЫЕ ЗАВЕЩАНИЯ. Например, Василий I Дмитриевич (1389–1425) за сто пятьдесят лет (!) до Грозного написал ЦЕЛЫХ ТРИ ЗАВЕЩАНИЯ (в разное время) и ВСЕ ОНИ СОХРАНИЛИСЬ В ПОДЛИННИКЕ до нашего времени ([11], с.149–150). Сохранилось якобы даже ПОДЛИННОЕ ЗАВЕЩАНИЕ ИВАНА КАЛИТЫ! ([11], с.147). А ведь оно на 250 лет старше документов Грозного! Завещание же Грозного «сохранилось в единственной ИСПОРЧЕННОЙ ПОЗДНЕЙ КОПИИ и в его тексте ОТСУТСТВУЕТ ТОЧНАЯ ДАТА» ([6], с.51).
Кстати, даже в тех исключительных случаях, когда мы, казалось бы, можем рассчитывать на ИДЕАЛЬНУЮ сохранность подлинного документа эпохи Грозного — дело обстоит не так просто. Вот, например, послание Грозного английской королеве, Елизавете I — официальный государственный документ, сохранившееся В ПОДЛИННИКЕ. Пергаментный свиток (не скоропортящаяся бумага!), хранится в Лондоне со времени его получения из Москвы в 1570 году ([10], с. 587, 115). Оказывается, однако, что это послание «ИМЕЕТ ЛАКУНЫ, из-за чего текст в некоторых местах поврежден» ([10], c.587).
Считается, что от предшественников Грозного сохранилось довольно много подлинных документов. Например, в сборнике «Русские печати» [11] перечислено около СОРОКА (!) ПОДЛИННЫХ грамот времен Ивана III Васильевича, сохранившиеся до сих пор. А от Грозного — НИЧЕГО. Во всяком случае, в том же сборнике [11] не названо НИ ОДНОЙ ГРАМОТЫ С ЛИЧНОЙ ПЕЧАТЬЮ ГРОЗНОГО.
Итак, о времени Грозного сегодня приходится судить только по ПОЗДНИМ СПИСКАМ. В частности, вся знаменитая история Грозного и его деяний основана на сомнительных копиях, изготовленных не ранее XVII века. Скрынников в своей фундаментальной работе [6], посвященной эпохе Грозного, в специальной главе «Источники» не смог указать НИ ОДНОГО ПОДЛИННОГО ДОКУМЕНТА.
Неудивительно, что ему пришла в голову аналогия о решении задач со многими неизвестными (см. выше).

Странности в традиционной версии истории Грозного

 
Мы не будем, конечно, подробно повторять более или менее известную читателю «школьную историю Грозного». Надеемся, что он с ней знаком по многочисленным книгам и учебникам. Однако мы все-таки бегло пройдемся по царствованию Грозного, чтобы обратить внимание читателя на многие странности, переходящие иногда всякие разумные границы. Эти наблюдения окажутся полезными нам в дальнейшем.
Наиболее яркие странности таковы.
1) В 1553 году Грозный, будучи взрослым человеком, учредил над собой «опекунский совет». Считается, что этот опекунский совет был создан для опеки его малолетнего сына Дмитрия. Однако Грозный выздоровел. А опекунский совет распущен не был! Что же? Совет продолжал опеку над выздоровевшим всесильным грозным царем?
2) В течение всего правления Грозного почему-то повторялись присяги ему (хотя царю присягают только один раз). При Грозном же состоялось НЕСКОЛЬКО ПРИСЯГ ЦАРЮ и даже ПОВТОРНОЕ ПЫШНОЕ ВЕНЧАНИЕ НА ЦАРСТВО! Через много лет после первого венчания! Неужели забыли о первом венчании в 1547 году и решили ни с того ни с сего заново венчать (его же!) на царство уже в 1572 году, после ДВАДЦАТИ ПЯТИ ЛЕТ правления? Других таких странных «повторных венчаний» и «многократных присяг» в русской истории не было.
3) Грозный возводит на свой престол (якобы, вместо себя!) Симеона Бекбулатовича. Выдвигается нелепое «объяснение»: ему, якобы, так легче было управлять Думой!
4) Грозный полностью разгромил Новгород, а затем решил переехать туда (на дымящееся пепелище?) со всем двором и даже перевез туда государственную казну ([6], с.498).
Все эти странности вынуждают историков характеризовать Грозного как шизофреника. П. И. Ковалевский, например, утверждал: «Царь подвержен был неврастении, и его психика параноика с манией преследования сказалась в создании опричнины» ([6], с.500–501).
Конечно. Человек, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОСТУПАЮЩИЙ ТАК, очень похож на шизофреника. Весь вопрос лишь в том — правильно ли мы понимаем события, происходившие в то время. Вопрос: принадлежат ли они биографии ОДНОГО царя? А что если это — факты из жизнеописаний нескольких царей? Это в корне меняет дело.
Мы переходим к изложению нашей гипотезы.

Великая Смута XVI–XVII веков как эпоха борьбы Русско-Монгольско—Ордынской старой династии с новой западной династией Романовых. Конец Русско-Монгольской Орды в XVII веке

 
Согласно нашей гипотезе, весь период «Грозного» от 1547 до 1584 годов естественным образом делится на ЧЕТЫРЕ разных правления ЧЕТЫРЕХ РАЗЛИЧНЫХ ЦАРЕЙ. Затем все они были объединены под одним именем «Грозный». Это было сделано уже в XVII веке, при РОМАНОВЫХ, с определенной политической целью: для обоснования права Михаила (первого Романова) на российский престол. Это было достигнуто так: был искусственно создан некий образ «великого Грозного Царя», правившего перед ними почти пятьдесят лет.
Этим Романовы достигали сразу нескольких целей.
Дело в том, что на самом деле Великая Смута XVI–XVII веков была не просто очередным междоусобием в империи. Это была многолетняя кровопролитная гражданская война, в результате которой произошла коренная смена государственного устройства Руси. Старая Русско-Ордынская Монгольская (= Великая) династия была разгромлена в этой войне. Переворот был осуществлен представителями западнорусской, псковской группировки Романовых. Они пришли к власти в столице Империи и полностью сменили характер, содержание и стиль правления. Начался качественно новый период в истории Руси.
Это — то, что произошло на самом деле.
А теперь мы объясним — как (по нашему мнению) Романовы (уже находясь у власти) преподнесли историю этого военного переворота потомству.
Главное, что они сделали, — они объявили предыдущую Русско-Ордынскую династию, «незаконной». Всю Русско-Монгольскую эпоху (около трехсот лет!) они объявили периодом «лютого иноземного ига» на Руси. Своих предшественников — русских ханов — они объявили дикими пришельцами из далеких восточных стран, узурпировавших подлинную власть первых «Рюриковичей». Прежнюю жизнь страны при «Монгольских завоевателях» победившие Романовы (а точнее их историки) изобразили как эпоху мрачного насилия. А себя Романовы преподнесли как «восстановителей подлинно русской государственности», пришедшей, наконец, на смену «иноземцам» — татарам. Романовы пришли на смену «татарину Годунову». При этом надо отдать им должное, они практически не подтасовывали исторические факты. Они просто изменили их окраску, интерпретацию, придали им другой характер и существенно другое освещение. В результате русская история Монгольского периода сильно исказилась. Остатки казачьих войск Орды, рассеянные во время войны и частично оттесненные из центра на границы империи, Романовы объявили беглыми холопами, или сосланными (за какие-то прегрешения) «плохими людьми». Была проведена глобальная переработка и тенденциозное редактирование исторических документов. Романовские историки написали «новую историю плохой Орды» в свете социального заказа, продиктованного им новыми властителями. Получилось внешне, на первый взгляд, вполне убедительно. Но не все удалось заштукатурить. Поэтому сегодня и есть надежда восстановить подлинную картину нашей истории.
Но кроме главной, стратегической задачи, Романовы преследовали еще и другие, более мелкие, технические, тактические, но, конечно, очень важные для них цели. Эти задачи были следующие.
а) Скрыть, что на самом деле Великая Смута началась не в XVII веке, а в середине XVI века, еще при «Грозном». И что Романовы были одними из основных ее организаторов и вдохновителей.
б) Обосновать законность своих притязаний на престол. Для этого они изобразили себя родственниками последнего законного царя.
в) Скрыть свое участие в опричнине и междоусобной борьбе, свалив все кровавые грехи на «Грозного Царя».
г) Произвести свой род от как бы ЕДИНСТВЕННО ЗАКОННОЙ ЖЕНЫ «Великого Царя» — Анастасии РОМАНОВОЙ.
Может быть, именно для этого романовские историки и объединили четырех царей в одного, ложно представив их жен — как жен одного и того же человека. Напомним, что по церковным законам браки, начиная с четвертого, считались незаконными. Таким образом, браки последних из этих четырех царей стали как бы незаконными, а дети, родившиеся от этих браков — как бы не имеющими права на престол. Затем, царя Федора Ивановича объявили бездетным. Это была неправда. Его сына царя Бориса Федоровича («Годунова») они объявили незаконным царем, получившим престол не по наследству. И это тоже была неправда.

Наша реконструкция царствования «Грозного»

 


Иван IV Васильевич как первый царь «периода Грозного» (правил в 1547–1553 годах)

 
Краткая наглядная схема нашей гипотезы показана на рис. 6.
% Рисунок 6
В 1547 году 16-летний Иван IV Васильевич был венчан царем ([13], с.23). Новому царю была принесена присяга. Его женой (по нашей гипотезе, первой и последней) была Анастасия Захарьина (Романова). Отец жены — РОМАН Захарьин — родоначальник будущих Романовых ([6], с.94). Правление Ивана Васильевича продолжалось до 1553 года. Самым знаменитым событием его правления было покорение Казани в 1552 году. В следующем 1553 году Иван Васильевич серьезно заболел. К этому времени у него уже был малолетний сын Дмитрий, а вскоре родился второй сын Иван ([6], с.109). Историки считают, что Дмитрий погиб сразу же после «кризиса». По нашей гипотезе это не так. «Иван IV занемог тяжким огненным недугом. Он бредил в жару, перестал узнавать близких людей. Кончины его ждали со дня на день. Вечером 11 марта 1553 года ближние бояре присягнули на верность наследнику престола грудному младенцу Дмитрию» ([13], с.48).
По нашему мнению царь Иван IV Васильевич действительно заболел настолько тяжело, что окончательно отошел от дел, а может быть, действительно вскоре умер. Косвенным подтверждением этому может служить следующий комментарий Скрынникова: «Преждевременная присяга 1553 года показывает, что Захарьины нимало не сомневались в кончине государя» ([6], с.114).
Перед своей болезнью Иван IV стал проявлять необыкновенную набожность. Известно, что он находился в это время под сильным влиянием священника Сильвестра. «На 17-летнего Ивана рассказы и убежденность священника оказывали действие потрясающее. Именно Сильвестр заронил в душу Грозного искру религиозного фанатизма. Приобщение к религии внесло большие перемены в жизнь дворца. Англичан, посещавших страну в то время, поражали многие привычки московского государя. Царь чуждается грубых потех, не очень любит охоту, зато находит удовольствие в богослужениях. В том же году (в 1552 — Авт.) Ивана посетили первые видения» ([6], с.125). В этой связи Скрынников сообщает, что эти годы являлись «временем исключительного внимания к юродивым. Большим почетом в те годы пользовался в Москве дивный „нагоходец“, зимой и летом ходивший „без телесного одеяния“ — в лохмотьях, с тяжкими веригами на шее. То был Василий Блаженный. Его смерть была отмечена в официальных записях Разрядного приказа. Юродивого похоронили в Троице-Сергиевом монастыре при огромном стечении народа» ([6], с.126).
Самым достоверным И САМЫМ РАННИМ ([13], с.182) из сохранившихся до нашего времени изображений Ивана Грозного считается так называемый «копенгагенский портрет». Хранится в королевском архиве Дании. ЭТОТ ПОРТРЕТ ЯВЛЯЕТСЯ ИКОНОЙ. Он написан на досках яичными красками, в чисто иконописной манере. Более того, на этой иконе (как и положено на иконах) изображение помещено в углублении. Края портрета выступают наружу. Это — так называемый ковчег. Отметим, что КОВЧЕГ ДЕЛАЛСЯ ТОЛЬКО НА ИКОНАХ, поскольку имел церковный смысл. НА СВЕТСКИХ ИЗОБРАЖЕНИЯХ КОВЧЕГА НЕ ДЕЛАЛИ. Отметим, что изготовить такой ковчег — сделать углубление в доске и выровнять его поверхность — совсем непросто. Это сильно усложняло процесс изготовления икон. Делалось это в соответствие со специальными церковными требованиями. Это — особенность старых икон (по крайней мере, до XVII века), написанных на досках.
Наша гипотеза:
ВАСИЛИЙ БЛАЖЕННЫЙ — ЭТО ЦАРЬ ИВАН IV ВАСИЛЬЕВИЧ (1547–1553).
Мы считаем, что в 1553 году царь Иван сильно заболел, отошел от дел, превратился в юродивого. Этому способствовала его особая набожность, о которой мы говорили. Само слово «Василий» означает попросту «царь» (= базилевс). Когда Иван = Василий Блаженный (т. е. Блаженный Царь) умер, его смерть, естественно, была отмечена в официальных записях Разрядного приказа. Он был пышно похоронен при огромном стечении народа. Хоронили не просто юродивого, а бывшего царя! Впоследствии Ивана = Василия Блаженного канонизировали. Кроме Василия Блаженного московского чудотворца в святцах упоминается также и Иван Блаженный московский чудотворец, о котором почти никаких подробностей не известно. Считается, что он умер в 1589 году в Москве и «тело его с великой честию было погребено в церкви Василия Блаженного» [19], книга IV, примечание 469 к тому X. То есть — в том же соборе Василия Блаженного. Возможно, это тот же Иван = Василий Блаженный, дважды попавший в святцы под своими двумя именами: Василий и Иван.
Отождествление Ивана IV — покорителя Казани — с Василием Блаженным также косвенно подтверждается тем, что построенный в честь этого покорения Казани Покровский Собор на Красной площади в Москве до сих пор называется СОБОРОМ ВАСИЛИЯ БЛАЖЕННОГО.

Малолетний Дмитрий Иванович как второй царь «периода Грозного» (правил в 1553–1563 годах). Фактическое правление «избранной рады»

 
Сегодня считается, что первый сын Ивана IV — младенец Дмитрий — умер сразу же после того, как ему присягнули в 1553 году ([6], с.109). Однако из документов следует, что при малолетнем Дмитрии был создан регентский совет — «избранная рада», который действовал до 1563 года. Считается, будто после внезапной смерти младенца Дмитрия Иван IV «неожиданно выздоровел» и тут же устроил над собой опеку — опекунский совет. Историки строят различные теории, чтобы объяснить — зачем взрослому царю потребовалось это странное опекунство.
Наша гипотеза: «избранная рада» действительно была создана, но как опекунский совет отнюдь не над взрослым Иваном IV, а над младенцем Дмитрием, который в действительности не умер. Царю-младенцу была принесена присяга и от его имени опекунский совет начал править страной.
Хотя «главными регентами при младенце Дмитрии Иван IV назначил своих шурьев Д.Р. и В. М. Юрьевых-Захарьиных» ([6], с.111), но «после событий 1553–1554 годов влияние Захарьиных стало быстро падать» ([6], с.117). Дело в том, что «боярская дума отнеслась к регентству Захарьиных с крайним неодобрением» ([6], с.111). Подлинное положение Захарьиных (будущих Романовых) в это время было очень шатким: «Знать не желала уступать власть регентам Захарьиным, не обладавшим ни авторитетом, ни популярностью» ([6], с.115).
В регентском совете основную роль стал играть Адашев, а также Глинские — родственники матери предыдущего царя Ивана IV (т. е. бабки Дмитрия). «Вражда между Глинскими и Захарьиными имела давние корни. Когда М. Глинский возглавил поход в Ливонию (1558 год), его люди распоряжались в ПСКОВЩИНЕ (т. е. в уделе Захарьиных—Романовых — Авт.), как в неприятельской стране» ([6], с.147).
Итак, Захарьиных (предков Романовых) оттесняют от трона Дмитрия. Захарьины-Романовы потеряли свои посты в правительстве ([6], с.120). Их место у престола занимают Глинские.
Отличие нашей версии событий этого 10-летнего периода (1553–1563) от традиционной состоит в том, что мы приписываем их правлению малолетнего Дмитрия, а не якобы «устранившегося от дел» Ивана IV.
Основное событие этого правления — Ливонская война.
Наша гипотеза: в 1563 году царевич Дмитрий, которому в это время было около 12 лет, погиб. Мы считаем, что эта его гибель была затем отнесена историками Романовых ко времени Годунова (к 1591 году, см. [61], с.67) как знаменитая история о трагической гибели «царевича Димитрия в Угличе». Скорее всего, именно в Угличе он и погиб, но только в 1563 году, а не при Годунове.
Не вникая в детали, отметим некоторые параллели между «трагической гибелью царевича Дмитрия Ивановича якобы в 1553 году» и «трагической смертью царевича Димитрия Ивановича» при Годунове в 1591 году (формально в это время правил Федор).
Традиционная версия «первой гибели» царевича Дмитрия в 1553 году (т. е. на 10 лет раньше нашей даты) звучит так. Якобы, он утонул — его «не уберегли от нечаянной гибели». Считается, что он утонул в результате несчастного случая ПО НЕБРЕЖНОСТИ НЯНЬКИ: она, якобы, шла с младенцем на руках с берега на лодку, сходни перевернулись, младенец утонул ([6], с.117).
Традиционная версия «второй гибели» царевича Димитрия в 1591 году хорошо известна — это знаменитая Углическая трагедия (вспомните, например, Пушкина). Тоже подросток, тоже сын царя Ивана IV Васильевича, тоже несчастный случай и небрежность няньки (якобы, случайно закололся, упавши на нож в припадке падучей).
Наше мнение: Углическая драма — это и есть реальная гибель царевича Дмитрия в 1563 году. Она была только одна. Раздвоилась она уже позже — в XVII веке, когда Романовы начали излагать историю в нужном для себя свете.
Краткие выводы.
Точка зрения историков на период 1553–1563 гг.: царь Иван устранился от дел и от его имени управляет «избранная рада» во главе с Адашевым.
Наша точка зрения: царь Иван сначала отказался от престола, стал юродивым и через 4 года умер. Царем стал его малолетний сын Дмитрий. Над ним учрежден опекунский совет — «избранная рада» во главе с Адашевым.

Малолетний Иван Иванович как «третий период Грозного». Правил в 1563–1572 годах. Приход Захарьиных—Романовых к власти. Террор. Опричнина

 
Наша гипотеза: после гибели царевича Дмитрия в 1563 году царем стал второй сын Ивана IV — Иван (Иванович). Ему было в то время около десяти лет. По всей видимости, он воспитывался Захарьиными-Романовыми, так как никто не предполагал, что Дмитрий погибнет мальчиком и власть перейдет к царевичу Ивану.
И в самом деле, возвращаясь снова к традиционной истории, мы видим, что в 1563 году «назначена была повторная присяга на верность царю» ([6], с.171). Считается, что это была уже ТРЕТЬЯ ПРИСЯГА все тому же якобы еще живущему царю Ивану IV. И снова историки вынуждены придумывать какие-то объяснения этой загадочной ТРЕТЬЕЙ присяге.
При подростке царе Иване Ивановиче власть оказалась в руках Захарьиных. Избранная рада (регентский совет) была уничтожена. Это был резкий поворот. Адашева не впустили в Москву и всю полноту власти при царе Иване получили Захарьины. Они развернули в стране террор, которым знаменита эпоха «Грозного». См. ниже.
В 1563 году «через полтора десятилетия после царской коронации, послы Константинопольского патриарха привезли в Москву решение Вселенского Собора, подтвердившее право московита на царский титул. Затеянные по этому поводу пышные богослужения призваны были упрочить власть Грозного (не странно ли, что власть надо было вдруг упрочивать через 16 лет после венчания царя? — Авт.)» ([13], с.70). См. [6], глава 7 и далее главы 8–15.
«Отставив Адашева и Сильвестра, Иван IV (т. е. по нашей гипотезе, — молодой царь Иван Иванович — Авт.) стал вершить дела в узком кругу родни, не считаясь с вековой традицией. Знать негодовала на царя, но еще больше — на Захарьиных. Их интригам приписывали гибель Адашева…» ([6], с.171).
Оказывается, что только с этого времени и начинается знаменитый террор, приписываемый Ивану «Грозному».
Наша гипотеза: террор действительно начался. Развязан он был Захарьиными, которые начали расправу со своими противниками (см. выше). А к их противникам принадлежала (как традиционно известно) практически вся старая боярская знать. То есть, по нашему мнению, — русско-монгольская знать старой Ордынской династии. Началась борьба между старой Ордынской империей и новой группировкой Захарьиных-Романовых, рвавшихся к власти. Захарьины-Романовы выражали интересы «прозападной группировки», выражаясь современным языком. Началась фактически гражданская война — подлинное начало Великой Смуты на Руси.
В это время писалась русская история. Точнее, была сделана первая попытка ее написания. При этом преследовались явные политические цели, что, собственно, сегодня и не скрывается. «Тревога по поводу обнаружившейся боярской крамолы побудила монарха взяться в 1563–1564 годах за исправление истории своего царствования» ([6], с.172). Современные исследования показывают, что летописи писались на французской бумаге, закупленной за рубежом ([6], с.20). А именно, во Франции. «Расцвет официального московского летописания в 1550–начале 1560 годов и его полное прекращение после 1568 года были обусловлены. Трагичной была судьба приказных людей, руководивших летописными работами. Печатник Иван Висковатый был казнен. Страх препятствовал любым попыткам возродить летописание в земщине. Если бы кто-нибудь из приказных, занявших место убитого И. Висковатого, на свой страх и риск описал Новгородской погром, он явно рисковал бы головой» ([6], с.22).
Итак, люди, «писавшие первую русскую историю» были попросту уничтожены. Кроме того, нам показывают здесь на «опасное место для летописания» — на новгородский погром. Мы уже понимаем — в чем дело. Это был момент, когда название «Великий Новгород» было отнято от Ярославля и перенесено в Псковскую область. Это было сделано по политическим соображениям, так как к власти пришли новые люди — Захарьины, будущие Романовы, которые имели свой удел в Полоцке, в западной русской области и тяготели к Пскову, а также к землям Ганзейской Лиги. Цель была очевидна — исказить русскую историю так, чтобы происхождение старой (предыдущей) царской династии из Ярославля = Великого Новгорода было скрыто и была бы создана видимость происхождения старой русской династии из Псковской области, т. е. — из северо-западной Руси, откуда были родом сами Захарьины. Меняя географию событий и, надо думать, их даты, Романовы—Захарьины подводили под свою новую династию «прочный исторический фундамент».
В 1564 году была учреждена опричнина. «Одним из главных инициаторов опричнины стал боярин В. М. Юрьев-ЗАХАРЬИН, и именно вокруг ЗАХАРЬИНЫХ сгруппировался РУКОВОДЯЩИЙ КРУЖОК ОПРИЧНИНЫ» ([6], с.225).
Мы не будем останавливаться на подробностях опричного террора. Они хорошо известны. Читатель может обратиться к любому из описаний этой эпохи. Подчеркнем лишь, что ВЕСЬ ТЕРРОР «Грозного» укладывается в период 1563–1572 годы, т. е., по нашей гипотезе — в точности во время царствования подростка Ивана Ивановича, от имени которого фактически правили Захарьины-Романовы.
Основные этапы террора: учреждение опричнины (1564), казанская ссылка (1565), заговор конюшего Федорова-Челяднина, РАЗГРОМ НОВГОРОДА (1569–1570), убийство митрополита Филиппа и казанского архиепископа Германа, убийство родственника царя Владимира Андреевича, МАССОВЫЕ КАЗНИ бояр в 1568 году ([6], с.338).
В том же 1564 году произошел «Собор о белом клобуке». Наш комментарий: этот собор рассматривал вопрос о праве московского митрополита носить белый клобук, бывший до этого привилегией лишь новгородского архиепископа. Таким образом, этот собор был посвящен приравниванию московского митрополита (называвшегося, кстати, «киевским») в ранге к новгородскому.
Попросту говоря, это — возвышение Москвы и принижение Ярославля = Великого Новгорода.
Разгром Великого Новгорода = Ярославля (1569–1570 года) был кульминацией опричнины, то есть — террора. Считается, что город был полностью разорен, а все жители были выселены. Этот разгром сопровождался казнью члена царской династии — князя Владимира Андреевича Старицкого.
События этого времени показывают, что здесь начинается гражданская война. Наша интерпретация этих известных событий такова.
Новая группировка Захарьиных—Романовых решила искоренить старую русско-Ордынскую династию, старой столицей и оплотом которой был (как мы уже знаем) Великий Новгород — Ярославль. Московские опричные войска Захарьиных разгромили Новгород—Ярославль и казнили Владимира Андреевича, который мог претендовать на престол от старой Ордынской династии.
После этого начинается вооруженное сопротивление Орды. В традиционной истории это представлено как нашествие крымского ХАНА. В 1571 году «крымцы» (т. е. Орда) подошли к Москве. Москва была взята и разгромлена. Царь Иван «покинул армию и умчался в Ростов» ([13], с.162). Незадолго перед этим, в 1569 году, царь просил убежища в Англии (видимо, предчувствуя такой оборот событий). Таким образом, в этот момент Орда берет верх. Начинается известное «московское дело». Это был разгром Ордой партии Захарьиных—Романовых. В частности, были казнены главари предыдущей опричнины («романовской»). Именно к этому времени относится деятельность знаменитых Малюты Скуратова—Бельского и Василия Грязного. Считается, что они не участвовали в первом «захарьино-романовском терроре» предыдущего периода. Их деятельность началась лишь после «новгородского разгрома» ([13], с.169). Таким образом, они выступают как «ордынцы», наказывающие узурпаторскую «захарьинскую группировку». «Скуратов помог Грозному расправиться со старой опричной гвардией (т. е. с „захарьинской гвардией“ — Авт.)» ([13], с.175).
Итак, Малюта Скуратов уничтожал деятелей Захарьинского опричного террора. За что, видимо, и был объявлен «очень плохим». Тут мы видим, наконец, — кто писал ОКОНЧАТЕЛЬНУЮ ВЕРСИЮ РУССКОЙ ИСТОРИИ — Захарьины—Романовы и их потомки.
Орда побеждает. Предыдущая опричная «захарьинская» Дума разгромлена. Ее руководитель Басманов казнен. Создается новая Дума, в которую вошла «знать самого высшего разбора. Почти все эти лица или их родственники подверглись преследованию при Басманове» ([13], с.174–175). Сразу после этого, «английский посол был уведомлен о прекращении секретных переговоров по поводу предоставления царской семье убежища в Англии» ([13], с.189). В 1572 году вышел царский указ «о запрещении употреблять самое название опричнины» ([13], с.190).
Таким образом, первая попытка Захарьиных—Романовых захватить престол империи, провалилась. Монгольская (= Великая) Орда восстановила свои позиции. Более того, в результате этого, столица страны на некоторое время даже переносится в Новгород. «Царь основательно устраивался в своей новой резиденции (в Новгороде — Авт.). На Никитской улице чистили государев двор и приводили в порядок хоромы. На ЯРОСЛАВОВЕ ДВОРИЩЕ „у дворца государского“ повесили новый колокол» ([6], с.374). Из Москвы в Новгород переносится даже царская сокровищница ([13], с.181). Кстати, оказывается, «свезенные в Новгород сокровища были уложены в церковных подвалах на ЯРОСЛАВОВОМ ДВОРИЩЕ» ([13], с.189). Сегодня считается, что здесь речь идет о далеком Новгороде на болотах, а согласно нашей версии, это — близкий Новгород—Ярославль. Что и естественно, — Ярославль старая столица Монгольско—Русской Ордынской империи. А ЯРОСЛАВОВО ДВОРИЩЕ — это просто Двор в Ярославле. Орда на время перенесла столицу государства в свою старую столицу на Волге.
Краткие выводы.
Современная точка зрения на период 1563–1572 гг.: фактическая власть принадлежит боярам Захарьиным-Романовым «сосредоточившим в своих руках управление земщиной и распоряжавшимся при дворе наследника царевича Ивана, их родственника по материнской линии» ([13], с.165). Итак, историки считают, что центр управления страной — двор МОЛОДОГО ЦАРЕВИЧА ИВАНА IV. От его имени правят Захарьины.
Наша точка зрения: фактически мы говорим то же самое. Власть принадлежит Захарьиным-Романовым, управляющим страной от имени молодого ЦАРЯ Ивана. Разница между нами лишь в том, что историки «продолжают» сюда выдуманного «Грозного царя» с 50-летним правлением, а мы считаем, что Ивана IV уже нет. Царь — молодой Иван Иванович.

Симеон Бекбулатович как «четвертый период Грозного». Правил в 1572–1584 годах

 
В традиционной истории, Иван «Грозный» отрекся от престола в 1575 году «и посадил на трон служивого ТАТАРСКОГО ХАНА Симеона Бекбулатовича. ТАТАРИН въехал в царские хоромы (! — Авт.), а „великий государь“ переселился на Арбат (! — Авт.). Теперь он ездил по Москве „просто, что бояре“, в Кремлевском дворце устраивался поодаль от „великого князя“ (т. е. татарина Симеона — Авт.), восседавшего на великолепном троне, и смиренно выслушивал его указы» ([13], с.195). Симеон был главой земской Думы и имел ЦАРСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ([13], с.201).
Глядя на эти нелепые сцены традиционной версии, можно понять историков, трактующих эти «действия Грозного» как шизофрению. Однако по нашему мнению никакой шизофрении тут нет. Дело в том, что документы рассказывают здесь нам о реальном восшествии на престол реального русско-ордынского ХАНА Симеона (после победы Орды). Никакого «второго Грозного царя» рядом с ним нет. Есть лишь «Грозная Эпоха», персонифицированная позднее Романовыми в лице «Грозного царя».
В традиционной версии, «Грозный царь», называемый теперь уже «Иванцом Московским», получил в удел Псков с округой ([6], с.487).
Наша гипотеза. После гражданской войны 1571–1572 годов московская партия бояр Захарьиных—Романовых потерпела поражение и была разгромлена. В Москве начинаются казни руководителей опричнины. Казнен также оклеветавший митрополита Филиппа архиерей. Историки называют все это «московским разгромом» или «московским делом» ([6], с.163). Во главе новой опричнины становятся старые знатнейшие роды, которые до этого уничтожались. К власти вновь приходит войско-Орда. Во главе государства становятся ярославцы-новгородцы. В истории это известно: «Опричная армия получила крупнейшее за всю свою историю пополнение: в ее состав влилось более 500 новгородских дворян… Царь пытался создать в лице новгородских опричников силу…» ([13], с.169). Столица на некоторое время даже переехала в Новгород. Во главе нового правительства стал татарский хан Симеон Бекбулатович, по-видимому, самый младший сын Ивана III (дядя умершего Ивана IV). В 1575 году молодой царь Иван Иванович был вынужден отречься от престола и затем Симеон пышно венчается на царство в 1576 году, приняв царское имя Иван. Обычай смены имени при венчании на царство был принят на Руси в то время, как показывает пример Василия III и т. д. Симеон был, конечно, уже весьма пожилым человеком (около 70 лет). Интересно, что традиционная история фактически подтверждает нашу реконструкцию: оказывается, «Грозный царь» именно в это время «становится очень дряхлым, больным человеком». В самом деле: «В последующие годы (т. е. после отречения Ивана Ивановича в 1575 году — Авт.) царь, до того обладавший несокрушимым здоровьем, начал настойчиво искать хороших врачей в заморских странах» ([13], с.178).
Любопытно, что в этот период Москва фактически перестала быть столицей. Сначала была сделана попытка переноса столицы в Новгород, где даже началось (и не было закончено) строительство царского двора и мощной крепости ([13], с.169). Но затем по каким-то причинам царь переехал в Тверь. Историки так и пишут: «Покинув Москву, Симеон перешел на „великое княжение“ в Тверь» ([13], с.205). Историки заключают слова «великое княжение» в кавычки, потому что им очень не нравится сообщение летописи о «великом княжении Симеона». А как же «Иван Грозный»? Не может же быть «великим князем» какой-то Симеон при живом «царе и великом князе» «Грозном»! Но и «Грозный» в последние годы своего царствования тоже оказывается со всей семьей в Старице, под Тверью ([13], с.228). Все ясно: как было уже сказано, царь Симеон действительно уехал в Тверь. «Грозный» в последние годы и Симеон — одно лицо.
Краткие выводы.
Мнение историков о периоде 1572–1584 гг.: «Грозный царь Иван» нелепым образом передает всю полноту власти «татарину Симеону», а сам «остался не у дел».
Наше мнение: после возврата Ордынской династии к власти в 1572 году фактическим правителем стал глава земской Думы Симеон. В 1575 году 22-летнего царя Ивана Ивановича (уже лишенного в 1572 году фактической власти), заставили отречься от престола в пользу Симеона. Это и есть известное «отречение Грозного» 1575 года ([13], с.195). На престол взошел ордынский хан Симеон, который правил до 1584 года.
Итак, наша реконструкция следующая. В 1575 году на престоле оказывается царь Симеон, а в 1576 году происходит «вторичное» пышное венчание «царя Ивана». Наша гипотеза такова: после гражданской войны 1571–1572 годов к власти пришел Симеон (хан) — возможно один из сыновей Ивана III (у него был сын Симеон), который в 1576 году, по-видимому, венчался с тронным именем Иван. В самом деле, после венчания Ивана Симеон уезжает в Тверь и в дальнейшем царь, как, оказывается, постоянно пребывает в Старице рядом с Тверью. Известно, что «Грозный» перед смертью был уже старым, дряхлым человеком. Однако Иван IV родился в 1530 году и в момент смерти «Грозного» (в 1584 году) ему было бы всего 54 года. Вряд ли такого человека можно было бы назвать старым. Историки «объясняют» такое дряхление его душевной болезнью. Сыну же Ивана III — Симеону — должно было быть в этом 1584 году около 80 лет (так как Иван умер III в 1505 году, т. е. за 79 лет до 1584 года). У Ивана III было несколько детей и из них только о Симеоне ничего не известно. Поэтому наше предположение о том, что Симеон «Бекбулатович» — это сын Ивана III, т. е. дядя Ивана IV и двоюродный дедушка царевича Ивана, — вполне естественно.
Замечание о тронном имени. Известно, что при вступлении на престол московских великих князей они иногда меняли себе имя. Например, Василий III до вступления на престол был Гавриилом (см., например, [14], с.68).
Более того, на Руси был обычай в обязательном порядке менять имя даже царской невесте! «Введение невесты в царские терема сопровождалось обрядом ее царственного освящения. Здесь с молитвою наречения на нее возлагали царский девичий венец, нарекали ее царевною, нарекали ей и НОВОЕ ЦАРСКОЕ ИМЯ» [65, с.111]. Этот обычай сохранялся на Руси даже и в XVII веке. Так, в 1616 г. невесте царя Михаила Романова Марье Ивановне Хлоповых поменяли имя на Настасью: «Государеву невесту поместили у государя в верхних хоромах, в теремах; нарекли ее царицею, а имя ей дали Настасья» [65, с.114]).
Более 150 лет на московском престоле сидели только Иваны и Василии. Это само по себе наводит на мысль, что смена имени при венчании царем на Руси была ПРАВИЛОМ (так как детей своих они называли по-разному). Отметим, что венчание царем не обязательно совершалась непосредственно перед восшествием на престол. По старому византийскому обычаю, русские цари могли венчать царским венцом своих наследников еще в детском возрасте, при своей жизни. Вообще, Василий означает попросту «царь» = базилевс (по-гречески).
При царе Симеоне—Иване находится царевич Иван, который видимо не был казнен или заточен в 1572 году, так как он был слишком мал и его не обвинили в действиях опричнины, совершенных от его имени. Но лишили власти. Период с 1572 по 1584 годы (до смерти «Грозного») — од внешних войн и отсутствия какого-либо внутреннего террора.

Знаменитый синодик «Грозного» — покаяние за молодого царя Ивана Ивановича

 
Мы подходим к концу эпохи «Грозного». В 1581 году умирает Иван Иванович ([13], с.236). В связи с его смертью «будучи в состоянии глубокого душевного кризиса, царь совершил один из самых необычных в его жизни поступков. Он решил посмертно „простить“ всех опальных бояр—„изменников“, казненных по его приказу. Грозный приказал дьякам составить подробные списки всех избитых опричниками лиц. Эти списки посланы были в крупнейшие монастыри страны вместе с большими денежными суммами» ([13], с.236).
Обычно считают, что «Грозный» сделал это, раскаявшись в убийстве царевича Ивана. Однако документы показывают, что царевич Иван убит не был (см [6]), и «Грозный» вполне мог «раскаиваться» как до 1581 года, так и после него.
Наше объяснение. Покаяние было сделано царем Симеоном-Иваном не за себя, а за только что умершего бывшего царя Ивана Ивановича. Ведь именно в царствование Ивана Ивановича был развернут Захарьинско—Романовский террор. Совершенно естественно, что покаяние за террор было сделано именно в связи со смертью царя Ивана Ивановича. Деньги были вложены в церковь за помин именно его души.
Став на нашу точку зрения, читатель видит, что ничего необычного тут нет. В романовской версии удивлял «неподходящий момент» для раскаяния «Грозного» — ведь если бы он каялся ЗА СЕБЯ, то почему момент раскаяния совпал именно со смертью Ивана Ивановича?

Когда и как начали писать русскую историю?

 
«Среди московских летописей особое место занимают „лицевые“ (иллюстрированные) летописи в 10 томах, насчитывающие около 20 тысяч листов и 16 тысяч искусно выполненных миниатюр. Два последних тома „лицевого“ свода были посвящены времени царя Ивана IV» ([6], с.20).
Зададим наш постоянный вопрос: когда были составлены эти летописи?
Ответ лежит на поверхности. Оказывается, в XIX веке было распространено мнение, что эти летописи были составлены ЛИШЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВЕКА, что полностью соответствует нашей гипотезе.
В самом деле, «А. Е. Пресняков был первым, кто подверг сомнению традиционное в XIX веке мнение, будто грандиозные лицевые летописи были составлены во второй половине XVII века» ([6], с.20). Пресняков писал в 1893 году и, следовательно, только начиная с конца XIX века историки «узнали о древности» летописного свода.
В то же время известно, что во времена «Грозного» действительно НАЧАЛАСЬ какая-то активная летописная работа. Об этом говорят сохранившиеся описи царских архивов. Отметим кстати, что сами архивы почти полностью погибли (но некоторые их описи остались) ([6], с.21–22). Документы показывают, что летописи начали активно писаться и редактироваться ИМЕННО В ПЕРИОД ОПРИЧНИНЫ. Скрынников отмечает ПОЛНОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ официального летописания после 1568 года, т. е. в конце опричнины. Летописными работами при опричнине руководил печатник Иван Висковатый ([6], с.22), ставленник Захарьиных—Романовых ([13], с.165). После гражданской войны 1570–1572 годов он был казнен.
Хорошо известно, что летописи содержат многочисленные приписки политического характера, причем во многих случаях они текстологически очень близки к известным посланиям «Грозного» Курбскому ([6], с.26–27). Еще раз напомним, что эти послания — литературные произведения, по-видимому, XVII века. Историки признают, что летописи времен Грозного были написаны исключительно тенденциозно. Якобы, сам «Грозный» их лично редактировал ([6], с.28–31).

О женах Ивана «Грозного»

 
Нам говорят, что у «Грозного» было семь жен. По другим сведениям, их было 5 или 6 (Карамзин, примечание 554 к тому 9, [19]). Это — прямое нарушение церковных правил и уникальный случай в русской истории. Недаром на эту тему столько написано — от драматических произведений, до сборников анекдотов.
С нашей точки зрения — ничего странного тут нет. Объяснение простое: в число этих «семи жен Грозного» включены жены трех (во всяком случае, нескольких) реальных царей. У каждого из них было не более трех жен. Церковные правила, запрещавшие жениться четвертый раз, не были нарушены. Поэтому русские источники и не отмечают никаких конфликтов между «Грозным» и церковью из-за его якобы «незаконных браков». Сама же теория о «незаконных браках Грозного» появилась позже — уже после Смуты XVI–XVII веков (незаконными считались браки, начиная с четвертого).
Согласно нашей реконструкции у самого Ивана IV была только одна жена — Анастасия Романова. Объединив правление Ивана IV с правлениями его сыновей, историки были вынуждены приписать всех их жен одному человеку. Косвенным свидетельством в пользу этой нашей гипотезы является то обстоятельство, что «Грозный», выбирая себе очередную невесту, почему-то одновременно с этим часто женил и своего сына. Например: «предпочел всем Марфу Васильевну Собакину, дочь купца новгородского, в то же время избрав невесту и для старшего царевича Евдокию Богданову Сабурову» ([65], с.111). Еще пример: «Перед тем временем, как царь Иван Васильевич задумывал вступить в седьмой и последний свой брак, он женил и младшего своего сына Федора» ([65], с.135).
По свидетельству Поссевино, у царевича Ивана Ивановича, сына Ивана IV, было три жены ([65], с.203). Видимо, последней из них и была Мария Нагая, родившая ему сына Дмитрия — будущего «самозванца».
Наша гипотеза.
«Семь (или пять-шесть) жен Грозного», по всей видимости, это:
• одна жена Ивана IV (Анастасия Романова),
• три жены его сына Ивана Ивановича,
• жена царя Федора (Ирина Годунова),
• одна или две жены Симеона—Ивана.

Глава 9. Смутное время Русской истории (XVII век)

 


От смерти «Грозного» (= Симеона — Ивана) — до смуты

 
Согласно романовской версии, в 1584 году умер «Грозный». Согласно нашей гипотезе, это был престарелый хан Симеон (царское имя — Иван). В конце его правления большой вес приобретает боярин Годунов. Считается, что это был Борис Годунов — будущий царь. Странно однако, что Борис не занимал в это время никаких заметных должностей. А занимали ведущие должности другие Годуновы — Дмитрий, Степан и др. [6]. Мы еще вернемся к «проблеме Годунова» ниже.
В 1584 году на престол восходит Федор Иванович. Он считается сыном «Грозного».
По нашей гипотезе это — действительно сын предыдущего царя Симеона-Ивана, т. е. сын последнего царя из эпохи «Грозного». Известно, что в правление Федора большой вес имеют родственники его жены — Ирины Годуновой. Историки считают Федора Ивановича бездетным. По нашему мнению это не так — у него был сын Борис Федорович, который ему наследовал. В позднейшей «романовской» версии истории его назвали по фамилии матери, т. е. — Годуновым. Ниже, говоря о Годунове, мы приведем нашу аргументацию в пользу этой гипотезы.
Далее, царь Иван Иванович — сын Ивана IV — отстраненный от власти в 1572 году (в результате гражданской войны, см. выше), умер в 1581 году в возрасте около 30 лет. В традиционной истории это — смерть Ивана Ивановича = сына Грозного в 1581 году. Как показывает дальнейший анализ событий, у него был сын Дмитрий. См. рис. 7.
% Рисунок 7
Таким образом, по нашему мнению возникло ДВЕ ДИНАСТИЧЕСКИХ ВЕТВИ.
Первая — потомки Ивана IV и Ивана Ивановича, воспитанные Романовыми.
Вторая — потомки хана Симеона-Ивана. Эта ветвь старой Ордынской династии. Ее представители — царь Симеон-Иван, его сын царь Федор Иванович, а затем сын Федора — царь Борис Федорович (известный нам как «Годунов»).

Царь Борис Федорович «Годунов»

 


Царь Борис Федорович — сын царя Федора Ивановича?

 
В 1591 году, в правление царя Федора Ивановича, крымский хан Гази Гирей прислал в Москву на имя Бориса Федоровича («Годунова») письмо. Оно сохранилось до нашего времени. Оно приведено в книге [39] и названо там «Письмом крымского хана к московскому боярину Борису Годунову». Однако на обороте письма имеются записи, сделанные в царской канцелярии, где письмо зарегистрировали.
Мы цитируем:
«На обороте сделаны пометы:
1) „Лета 7099 переведена“,
2) „Что писал ЦАРЮ БОРИСУ ФЕДОРОВИЧУ крымского царя ближной его человек Ахмат-Ага“» ([39], связка 1, с.46).
Письмо было написано по-арабски, поэтому чиновник на обороте вкратце изложил содержание письма по-русски. Это вполне естественно.
Поразительно здесь то, что Годунов еще в 1591 году, за 7 лет до смерти царя Федора, был назван ЦАРЕМ. Причем не где-нибудь, а в официальном подлинном документе, сохранившимся до нашего времени! Это может означать только одно — БОРИС БЫЛ СЫНОМ И НАСЛЕДНИКОМ ЦАРЯ ФЕДОРА ИВАНОВИЧА. Только в этом случае он мог быть назван царем! Это было в обычае московских царей — именовать ЦАРЕМ И ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ СВОЕГО СЫНА И НАСЛЕДНИКА ЕЩЕ ПРИ СВОЕЙ ЖИЗНИ. Этот старый обычай идет из Византии. Так поступал позже и сам Борис Федорович «Годунов». Когда его сын Федор подрос, он стал именоваться в официальных бумагах царем и великим князем вместе со своим отцом.

Наша гипотеза, что Борис «Годунов» — сын царя Федора — подтверждается документами

 
Итак, до нас дошло прямое указание, что Борис Годунов был сыном царя Федора Ивановича.
Такое свидетельство — не единственное. Вот, например, еще при жизни Федора, «в Москву прибыл австрийский посол Варкоч. Правитель пригласил его к себе в хоромы. ЦЕРЕМОНИЯ КАК ДВЕ КАПЛИ ВОДЫ ПОХОДИЛА НА ЦАРСКУЮ АУДИЕНЦИЮ. Во дворе от ворот до ворот стояла стража. Борисовы дворяне „в платье золотном и в чепях золотных“ ждали посла в зале. Австриец поцеловал руку Годунову, после чего вручил личное послание императора» ([61], с.38). С нашей точки зрения совершенно ясно, что здесь описан прием посла московским ЦАРЕМ Борисом. Его отец — царь Федор еще жив, но его сын и наследник Борис не только уже именуется царем, но и фактически выполняет царские обязанности, например, принимая послов. Обычная практика при русском дворе. Вспомним хотя бы пример Ивана III, который правил в последние годы жизни своего отца Василия II. Да и при самом Борисе его сын и наследник Федор — еще мальчик! — уже именовался ЦАРЕМ.
А если же встать на традиционную точку зрения, то сразу возникает масса вопросов. Действительно ли «царский шурин» мог так демонстративно подменять собою на московском престоле живого царя? Да и что это за странная должность «правитель» при живом царе, о которой нам смущенно рассказывают историки, пытаясь согласовать показания документов со своим искаженным видением русской истории? Сейчас мы объясним — откуда взялся в современных учебниках этот неслыханный прежде (да и потом!) на Руси титул «правителя». Открываем книгу Скрынникова «Борис Годунов» [61]. Оказывается, «Годунов присвоил себе множество пышных титулов» ([61], с.85). Он пользовался ими не только у себя дома, но и при сношениях с иностранными державами. Как сообщает Скрынников, «жившие в Москве иноземцы помогали ему в этом» (там же). Например, англичанин Горсей «ознакомил королеву с грамотами Бориса, лично ему Горсею адресованными» (там же). Как же звучал титул Бориса на этих грамотах? В обратном переводе Скрынникова (с английского на русский) титул звучит так: «Волей Божьею ПРАВИТЕЛЬ знаменитой державы всея России» ([61], с.86). Совершенно очевидно, что это — испорченный обратный перевод с английского хорошо известной стандартной русской формулы: «Волею Божьею ГОСУДАРЬ Всея Руси». Итак, не было на Руси никаких загадочных «правителей». Были ГОСУДАРИ, т. е. ЦАРИ.
Недаром, кстати, английская королева называла Бориса в письмах к нему — «любимым кузеном» ([61], с.86). Такое обращение было принято в то время между государями различных стран (брат, кузен, сын и т. п.).

Зачем Романовы исказили историю Бориса «Годунова»?

 
Наша гипотеза: после прихода к власти Романовых, они существенно исказили предшествующую историю (о причинах — см. ниже). Это, естественно, коснулось и истории царя Бориса. Он был объявлен ненаследственным государем, посторонним человеком на престоле, захватившим власть незаконно, хитростью, интригами. Имеющиеся на Руси документы, относящиеся к Борису, были соответствующим образом отредактированы. Вместо царского сына и наследника Бориса Федоровича появился странный «правитель Борис Годунов» при живом царем Федоре Ивановиче. Но Романовы, конечно, не могли переписать иностранные свидетельства о Борисе, хранящиеся в заграничных архивах, а также часть официальной переписки с иностранцами, оказавшейся за рубежом. Поэтому и возник загадочный разрыв между титулами Бориса, присвоенными ему иностранцами, и его титулами в дошедших до нас русских документах эпохи Романовых. Скрынников пишет: «Как бы ни величали Бориса иноземные государи, посольский приказ (в Москве — Авт.) строго придерживался его официального титула без малейших отклонений» ([61], с.86).
Эта ситуация поразительна! По мнению историков, иноземные государи именовали Бориса явно преувеличенными титулами. А дома его якобы звали гораздо проще. А ведь в то время титул был не просто словом. За его употреблением в письмах тщательно и ревниво следили: малейшее завышение или занижение титула приводило к международным трениям.
Почему же Романовы так ненавидели царя Бориса «Годунова»? Ответ прост. При Годунове «наибольшим преследованиям подверглась семья бояр Романовых. Братьев Романовых обвинили в тягчайшем государственном преступлении — покушении на жизнь царя. Наказанием за такое преступление могла быть только смертная казнь. Борис долго колебался, не зная, как ему поступить. Наконец, их судьба решилась. Федора Романова постригли в монахи и заточили в отдаленный северный монастырь. Его младших братьев отправили в ссылку. Александр, Михаил, Василий Романовы умерли в изгнании. Их смерть поспешили приписать тайному указу царя. Царь подверг подлинному разгрому Романовскую партию в боярской думе. ПОСЛЕ ВОЦАРЕНИЯ РОМАНОВЫХ ЛЕТОПИСЦЫ НЕ ПОЖАЛЕЛИ КРАСОК, ЧТОБЫ РАСПИСАТЬ ЗЛОДЕЙСТВА ГОДУНОВА И ПРЕДСТАВИТЬ ЧЛЕНОВ ОПАЛЬНОЙ СЕМЬИ (т. е. — Романовых — Авт.) В ОРЕОЛЕ МУЧЕНИЧЕСТВА» ([61], с.134–136).

Кому завещал престол царь Федор Иванович?

 
Нам говорят, что «царь Федор Иванович не оставил после себя завещания» ([61], с.106). Это очень странно. Скрынников пытается объяснить это удивительное обстоятельство «умственным убожеством» царя Федора. Так можно объяснить все, что угодно.
Однако, как тут же сообщает Скрынников, после смерти царя Федора СУЩЕСТВОВАЛА ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ ЗАВЕЩАНИЯ ЦАРЯ, СОГЛАСНО КОТОРОЙ ЦАРЬ ФЕДОР «„УЧИНИЛ“ ПОСЛЕ СЕБЯ НА ТРОНЕ ЖЕНУ ИРИНУ, А БОРИСУ „ПРИКАЗАЛ“ ЦАРСТВО И СВОЮ ДУШУ» ([61], с.106). Таким образом, согласно официальным русским документам того времени царство было передано Борису, который, таким образом, был явно указан КАК НАСЛЕДНИК. Что и естественно, если он был СЫНОМ Федора. Ниже мы еще скажем о том, что Борис был еще очень молод в момент смерти Федора. Видимо этим и объясняется то, что Федор в своем завещании временно «учиняет» Ирину на троне (как мать и опекуншу СЫНА). Не была Ирина «сестрой» Бориса (как считают историки)! Она была его МАТЕРЬЮ!
Более того, источники сообщают, что после смерти царя Федора «подданных заставляли принести присягу на верность патриарху Иову и православной вере, царице Ирине, правителю Борису и его детям» ([61], с.107). Скрынников полагает, что такой невероятный текст присяги должен был вызвать «общее недоумение». Действительно, оставаясь на традиционной точке зрения, следует признать эту присягу совершенно нелепой. Присяга всегда приносится НОВОМУ ЦАРЮ. При чем же тут загадочный «правитель Борис», не имеющий, якобы, никакого отношения к царскому престолу? А уж тем более дико приносить присягу детям этого «постороннего правителя».
В нашей реконструкции ничего странного ту, конечно, нет. Страна приносит естественную присягу царю Борису — как сыну умершего царя Федора. И его детям. Царским детям.

Был ли царь Борис «Годунов» сыном захудалого помещика Федора Ивановича?

 
А что пишут о происхождении «Годунова» историки?
Традиционно, Борис Годунов считается сыном никому неизвестного «помещика Федора Ивановича» ([61], с.5) (и опять отец — Федор Иванович!). А почему «никому неизвестный»? Да потому, что историки не могут указать никакого другого Федора Ивановича, кроме царя. А назвать реального царя Федора Ивановича отцом «Годунова» они не догадываются. Вот и получается, что пришлось объявить Федора Ивановича — отца будущего царя «Годунова» — безвестным помещиком. Более того, нам сообщают, что когда «московские власти составили списки „тысячи лучших слуг“, включавшие весь цвет тогдашнего дворянства, ни Федор, ни его брат Дмитрий Иванович Годунов не удостоились этого звания» ([61], с.6), т. е. не вошли в список. «Вытесненные из узкого круга правящего боярства в разряд провинциальных дворян, они перестали получать придворные чины и ответственные воеводские назначения» ([61], с.5). Таким образом, царь Борис Годунов в традиционной истории «возник из ничего», т. е. его непосредственные предки были якобы совершенно неизвестными людьми, не имевшими никакого отношения к царскому московскому двору.
С другой стороны, совершенно неожиданно мы читаем, что «Борис, по свидетельству своей собственной канцелярии, оказался ПРИ ДВОРЕ ПОДРОСТКОМ (т. е., оказывается РОС ПРИ ДВОРЕ, был здесь с ДЕТСТВА — Авт.), а его сестра Ирина воспитывалась В ЦАРСКИХ ПАЛАТАХ С СЕМИ ЛЕТ (и, таким образом, также выросла ПРИ ДВОРЕ — Авт.)» ([61], с.6). А затем Ирина Годунова выходит замуж не за кого-нибудь, а за наследника престола — царя Федора Ивановича и становится ЦАРИЦЕЙ.
Наше мнение: предки Бориса Годунова по отцовской линии — это ЦАРИ (а не какие-то худородные помещики). В частности, отец его — Федор Иванович — был попросту ЦАРЕМ, и потому, само собой разумеется, не мог упоминаться в списках СВОИХ ЖЕ «лучших слуг».
Подлинные документы о царском происхождении Бориса были, вероятно, уничтожены Романовыми после их прихода к власти. Зачем — мы объясним ниже.
Впрочем, кое-что сохранилось.
«Родоначальником семьи (Годуновых — Авт.) считался ТАТАРИН Чет-мурза, будто бы приехавший на Русь при Иване Калите. О существовании его говорится в единственном источнике — „Сказание о Чете“. Достоверность источника, однако, невелика. Составителями сказания были монахи захолустного Ипатьевского монастыря в Костроме. Монастырь служил родовой усыпальницей Годуновых. Сочиняя родословную сказку о Чете, монахи стремились исторически обосновать КНЯЖЕСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДИНАСТИИ БОРИСА, а заодно — извечную связь новой династии со своим монастырем. Направляясь из Сарая в Москву, утверждали ипатьевские книжники, ОРДЫНСКИЙ КНЯЗЬ Чет успел мимоходом заложить ПРАВОСЛАВНУЮ обитель в Костроме. „Сказание о Чете“ полно ИСТОРИЧЕСКИХ НЕСООБРАЗНОСТЕЙ И НЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ НИ МАЛЕЙШЕГО ДОВЕРИЯ» ([61], с.5).
А ведь было время, когда Кострома, находящаяся рядом с Ярославлем, была столицей империи (см. главу 6). Именно оттуда и пришла династия. Зря ругают ипатьевских книжников. Они были правы. Итак, мы видим, что Годуновы вели свой род от одного из приближенных родоначальника русско-ордынской царской династии Ивана Калиты = Батыя.

Кем был Борис «Годунов» при царе Иване и царе Федоре?

 
В «романовской истории» Борис Годунов, начиная с последних лет царствования Грозного, обладает практически неограниченным влиянием на царя. И в последние годы «Грозного», и в последующее правление Федора «фактически правил Борис». В глазах романовских историков Борис олицетворял всю ненавистную им семью Годуновых. Но посмотрим, о чем говорят документы.
Зададимся вопросом: если это так, то какую же должность занимал Борис Годунов при Грозном? Оказывается, — никакой. Высокие должности занимали другие Годуновы — Дмитрий, Степан. А о Борисе — молчание. Более того, когда «Грозный» умирал, «он вверил сына и его семью попечению думных людей, имена которых назвал в своем завещании» ([61], с.16). Если бы Борис Годунов был «фактическим правителем», то он был бы включен в этот список. Это настолько естественно, что Скрынников так и пишет: «Считают обычно, что во главе опекунского совета царь поставил Бориса Годунова» ([61], с.16). Но это, оказывается, не так! Скрынников пишет: «критический разбор источников обнаруживает ошибочность этого мнения. В означенном завещании он (т. е. „Грозный“ — Авт.) ни словом не упомянул Бориса Федоровича Годунова и не назначил ему никакой должности» ([61], с.16–17). Да и далее, уже при Федоре, Борис Годунов опять-таки никакой должности не занимает. «Романовские» историки называют его «царским шурином». Все эти странности легко объяснимы. Должностей Борис не занимает по той простой причине, что он является НАСЛЕДНИКОМ и уже именуется ЦАРЕМ (как наследник). Самая высокая должность! Никаких других более низких должностей у него естественно не было.

Знаменитая история о «долгом упрашивании Бориса принять царство» — политическая выдумка времен Романовых?

 
Все мы хорошо помним (хотя бы в изложении А. С. Пушкина) знаменитую историю о том, как царь Борис вступил на престол. Якобы, он долго отказывался, уехал в монастырь, притворно изображал стремление полностью отойти от государственных дел. Бояре, народ многократно и безуспешно на коленях умоляли Бориса стать царем. А он все отказывался и отказывался. При этом скромно повторял, будто прав на престол он не имеет. И, наконец, не устояв перед продолжающимися просьбами, принял царство. Все это изложено в определенной группе источников. Хорошо известно, что написаны они были в окружении Романовых [61].
Но сохранились и другие («не-романовские») свидетельства. По нашему мнению — более правильно отражающие действительность. Как мы уже видели, умирая, царь Федор завещал царство царице Ирине и Борису. Вскоре Ирина решила устраниться от дел и уйти в монастырь. «В тот памятный день, когда народ вызвал на площадь царицу, взяв слово после сестры, Борис заявил, что БЕРЕТ НА СЕБЯ УПРАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВОМ, а князья и бояре будут ему помощниками. Так передал речь Годунова австрийский гонец Михаил Шиль. Достоверность известия засвидетельствована апрельской грамотой. Как следует из ее текста, Борис утверждал, что „с боляры радети и промышляти рад не токмо по-прежнему, но и свыше перваго“» ([61], с.109).
Итак, мы видим, что Борис отнюдь не отказывается от царства. Более того, считает само собой разумеющимся, что будет управлять государством «с боляры», т. е. — с боярами. Это — стандартная формула в устах ЦАРЯ при восшествии на престол.
Наша гипотеза: эта группа источников правильно описывает реальность: молодой царь Борис, оставшись на престоле один, без матери, спокойно берет власть («не ломаясь») и заверяет народ, что все будет по-прежнему и он будет править вместе с боярами.
Отметим, что эти свидетельства дошли до нас лишь потому, что записаны иностранцем и, вероятно, избежали «романовской чистки и правки», поскольку были недоступны Романовым.
А московские документы романовской эпохи излагают события совсем по-другому. Эта версия и вошла в наш школьный курс истории. «Совсем иначе передали речь Бориса составители окончательной редакции грамоты. Годунов будто бы сказал, что удаляется от дел, а править государством будет патриарх» ([61], с.109).
Затем началась некоторая смута. В нашей концепции она совершенно понятна: царь Борис ОЧЕНЬ МОЛОД И НЕОПЫТЕН; нашлись и другие претенденты (Шуйские), которые естественно попытались отобрать престол. «Борьба за власть расколола боярскую думу. Раздор в думе достиг такой остроты, что Борису пришлось покинуть свое кремлевское подворье и выехать за город. Он укрылся В ХОРОШО УКРЕПЛЕННОМ НОВОДЕВИЧЬЕМ МОНАСТЫРЕ» ([61], с.110–111).
Поразительно, как ловко романовские историки, сохраняя в основном фактическую сторону дела, изменили интерпретацию и оценку этих событий. Абсолютно естественный шаг молодого царя — скрыться на время за стенами хорошо укрепленной крепости—монастыря — они преподнесли нам (и вообще потомкам) как хитрый ход старого интригана «Годунова», притворно изображающего «уход от мирских дел» в монастырь, чтобы в итоге добиться царства. Одна из лучших сцен оперы Мусоргского «Борис Годунов» подробно обыгрывает эту сцену. В действительности, все было не так.
Скрынников, хорошо зная документы, сообщает, что «факты обнажают несостоятельность официальных заверений, будто Борис выехал за город по своей доброй воле» ([61], с.112). Это полностью соответствует нашей реконструкцию.
В конце концов, партия Бориса победила и действительно, за ним пришли в монастырь, чтобы препроводить его в успокоенный Кремль ([61], с.113–120).

В каком возрасте умер царь Борис?

 
Традиционно считается, что родившись в 1552 году ([61], с.5), Борис Годунов вступил на престол в возрасте 47 лет (в 1599 году). Однако на сохранившихся царских портретах, царь Борис изображается СОВСЕМ МОЛОДЫМ. См., например, два портрета в [61]. Далее, когда Борис умер в 1605 году, ему было 53 года (традиционно). А ведь его наследник в этот момент был еще мальчиком!
А по нашей реконструкции, Борис родился существенно позже — поскольку он был сыном Федора Ивановича. При восшествии на престол в 1599 году Борису могло быть около 20–25 лет. Таким образом, в нашей реконструкции БОРИС ОКАЗЫВАЕТСЯ СУЩЕСТВЕННО МОЛОЖЕ ЧЕМ В ТРАДИЦИОННОЙ ВЕРСИИ. Поэтому и сын его был совсем еще мальчиком в момент смерти Бориса.

Смута. Царь Дмитрий Иванович = «Лжедмитрий»

 


Неразрешенная загадка русской истории

 
«В русской истории история царевича Димитрия занимает до настоящего времени НЕРАЗРЕШЕННУЮ ЗАГАДКУ. Он вошел в историю под названием „Самозванца“… В его сознании с детства была укреплена вера в его ЦАРСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ… „Димитрий“ ребенком был взят в семью бояр Романовых, затем передан на воспитание в один из монастырей, где получил хорошее образование и стал послушником, а затем патриархом Иовом был посвящен в дьякона… Через некоторое время в разговоре с одним монастырским служащим „Димитрий“, носивший имя Григорий, по секрету сообщил, что он — царевич, чудом спасенный в Угличе. Новость эта была сообщена Годунову и он приказал сослать Григория в Соловки. Григорий, не ожидая ссылки, решил бежать и, несмотря на установленный над ним надзор, бежал в сторону Литвы и появился в Путивле, где и был принят архимандритом Спасским. Из Путивля Григорий направился в Литву» ([3], т.2, с.95). Затем Григорий появился в Киеве, где сообщил, что он имеет царское происхождение. Он был представлен польскому королю Сигизмунду, который разрешил Григорию «набирать добровольцев для его армии, и отпустил на их содержание средства. Григорий переехал в замок князя Мнишек. Началось движение против Годунова» ([3], т.2, с.96).
Мы напомнили здесь основные факты начала истории Дмитрия. История эта всегда производила на исследователей странное впечатление. Вот, например, типичное высказывание историка: «Тень невинной жертвы в лице до сих пор невыясненной личности, вошедшей в историю под названием Лжедмитрия, опрокинула все расчеты Годунова, стихийным порывом очистила занятый им трон, и произвела страшное разрушение в жизни русского народа, сопровождавшееся многолетней междоусобной войной и потоками крови. Какими реальными силами мог располагать человек, воплощавший собой призрак царевича Димитрия, для борьбы с укрепившимся на троне, утвержденным Земским Собором, умудренным опытом в управлении страной, выдающимся среди окружения по уму, энергичным и властным Борисом Годуновым?» ([3], т.2, с.97).
С точки зрения нашей концепции объяснение истории Лжедмитрия совершенно очевидно.
Он действительно был сыном царя Ивана, а именно, Ивана Ивановича, правившего с 1563 по 1572 годы и лишенного затем престола (см. выше). Напомним, что сам Иван Иванович был воспитан в семье Захарьиных—Романовых и именно они от его лица управляли государством, поскольку он был в то время еще молод. Поэтому и его сын Дмитрий («Лжедмитрий») также воспитывался в семье Романовых (см. выше). Чтобы не допустить Димитрия на трон, его постригли. Напомним, что пострижение царевича, согласно старым русским законам, автоматически лишало его права занимать престол.
Но, — скажет нам читатель, — ведь считается, что царевич Дмитрий был действительно убит в Угличе? Но напомним читателю, что при «Грозном» были, якобы, ДВЕ трагических гибели якобы ДВУХ разных царевичей с одинаковыми именами: оба — Дмитрии Ивановичи. И оба — дети Ивана «Грозного». Одна — из-за неосторожности няньки, утопившей ребенка. Мы уже говорили об этом выше. Вторая — знаменитая угличская трагедия.
По нашему мнению, гибель царевича была ТОЛЬКО ОДНА. И только в XVII веке во время смуты была придумана версия убийства Димитрия в Угличе. Авторы версии пытались представить живого царевича Дмитрия Ивановича (боровшегося в то время за власть) — самозванцем.
Согласно нашей реконструкции, малолетний царь Дмитрий Иванович погиб при трагических обстоятельствах в 1563 году, когда ему было около 10 лет. Историки считают, что он погиб грудным младенцем. Когда Шуйскому пришла в голову мысль объявить царевича Димитрия самозванцем, была придумана история угличской трагедии. При этом действительная могила царя-мальчика Димитрия Ивановича была объявлена могилой того самого царя Димитрия Ивановича, который боролся с Шуйским. А таким образом, Димитрия Ивановича объявили самозванцем.
Романовы были в то время на стороне Шуйского и потом, вероятно, развили эту версию уже для своих целей.
Напомним, что угличская трагедия теснейшим образом связана с именем Шуйского. ОН ЛИЧНО РАССЛЕДОВАЛ угличское дело, как следует из документов. И что же мы видим? Скрынников откровенно пишет: «Давно возникли подозрения насчет того, что подлинник „углицкого дела“ подвергся ФАЛЬСИФИКАЦИИ. Даже при беглом осмотре бросаются в глаза следы его поспешной ОБРАБОТКИ. Кто-то разрезал и переклеил листы „обыска“ (следственного дела), придав им неверный порядок. Куда-то исчезло начало» ([61], с.70).
«Следствием в Угличе руководил князь Шуйский. И следователей смущало то, что Шуйский НЕСКОЛЬКО РАЗ МЕНЯЛ СВОИ ПОКАЗАНИЯ» ([61], с.72).
Более того, «существует мнение, что сохранившиеся угличские материалы являются беловиком, составленным в Москве. Черновики допросов в Угличе не дошли до наших дней» ([61], с.71). Таким образом, вся «угличская история» могла быть попросту написана в Москве.
Скрынников резюмирует: «Есть основания утверждать, что угличский источник стал жертвой ретроспективной оценки событий» ([61], с.72).

Боярский заговор против царя Бориса

 
Мы не будем подробно повторять известную историю прихода Дмитрия («Лжедмитрия») к власти. Подчеркнем лишь, что это был явный боярский заговор против царя Бориса. Его отравили. «13 апреля (1605 года — Авт.) он в час дня находился в думе, потом обедал, и едва встал из-за стола, почувствовал себя дурно. Затем хлынула кровь изо рта и носа и он наскоро был пострижен в монахи под именем Боголепа, а через два часа умер» ([3], т.2, с.113–114). Это была вторая (и на этот раз успешная) попытка бояр свергнуть царя Бориса. Во главе заговора стояли те же люди: Шуйские, Голицыны, Романовы. Как показали дальнейшие события, царевич Дмитрий был для них лишь орудием в этой борьбе. Меньше чем через год те же люди попытались его убить и, как говорят нам историки, действительно убили (с чем мы не согласны; см. ниже). Царем стал Шуйский, который уже давно рвался к власти.

«Лжедмитрий» — настоящий царевич Дмитрий, сын царя Ивана

 
Воспитанные на стандартном «романовском» курсе русской истории, мы обычно глубоко убеждены, что «Лжедмитрий» был действительно самозванцем, неким Гришкой Отрепьевым. Историки романовской эпохи настолько часто и упорно твердили об этом, что теперь это уже кажется самоочевидным. Ниже мы скажем — для чего это им было надо.
Но то, что вроде бы так «очевидно» сегодня, спустя почти четыреста лет, было почему-то совсем не очевидно современникам «Лжедмитрия».
В самом деле, с самого начала борьбы Дмитрия за престол, ВСЕ, КТО ЕГО ВИДЕЛ, ПРИЗНАВАЛИ В НЕМ ЦАРЕВИЧА. И польские аристократы, и польский король, и русские бояре, и крупные стечения народа в Путивле и других городах и, наконец, ЕГО СОБСТВЕННАЯ МАТЬ — царица Мария Нагая (к этому времени — инокиня Марфа). См. [61],[3]. Находясь еще в Путивле, Дмитрий «рассылал повсюду грамоты, призывая русский народ под свои знамена. В его руках находилось 18 городов и население в 600 верст с запада на восток признавало его действительным царевичем. В Путивль Димитрий вызвал настоящего Отрепьева и показывал его народу» ([3], т.2, с.113).
«Первым делом по прибытии в Москву, Димитрий принял меры по возвращению матери инокини Марфы из заточения» ([3], т.2, с.116). Оказывается, еще при царе Борисе она была опрошена и заявила, что сын ее жив, после чего она была заключена в Троице-Сергиеву Лавру под строгий надзор ([3], т.2, с.116). Дмитрий встретил в Москве свою мать при большом стечении народа. «Никто теперь не сомневался, что на московском престоле настоящий сын царя Ивана. Инокиня Марфа была помещена в Вознесенском монастыре и была окружена исключительными заботами. Димитрий бывал у нее каждый день и оставался по несколько часов» ([3], т.2, с.116). Более того, оказывается еще и раньше, до бегства в Литву, Димитрий тайно встречался со своей матерью Марией Нагой в монастыре на Выксе. Об этом говорит известная летопись «Иное сказание» ([61], с.159). Эти сведения Скрынников, конечно, расценивает как «совершенно фантастические» ([61], с.159). Мы же тут ничего фантастического не видим. Так оно и было. Наша концепция ставит все на свои естественные места.

Романовы — авторы версии о самозванстве Димитрия. Зачем им это потребовалось?

 
То, что мы сейчас объясняем, — вроде бы лежит на поверхности. Почему же историки отказываются верить всем этим многочисленным утверждениям современников (о том, что Дмитрий — настоящий сын царя Ивана) и объявляют всех очевидцев либо обманутыми простаками, либо притворщиками? Вспомним, что русская история окончательно писалась при Романовых. Романовы специально объявили Димитрия самозванцем и «Лжедмитрием». Зачем? Ответ очень прост. У Дмитрия, ставшего царем и имевшего царское происхождение, оказывается, БЫЛ СЫН. Романовские историки называют его «воренком». После гибели Дмитрия ему должен был наследовать его сын. Но Романовы сами рвались к власти. Они узурпировали престол еще при живом сыне Дмитрия. А, следовательно, избрание Михаила Романова царем было попросту НЕЗАКОННЫМ: ведь был еще жив сын настоящего предыдущего царя Дмитрия. Единственный выход для Романовых из создавшегося положения — объявить этого Дмитрия «самозванцем». Что и было сделано. Правда, оставалось еще одно препятствие: живой сын Дмитрия. Проблема была решена очень просто. Романовы повесили его на Спасских воротах.
Краткие итоги нашей реконструкции:
1) Романовы узурпировали власть, после чего убили сына царя Дмитрия — законного наследника.
2) История этой эпохи писалась уже после. Писалась она Романовыми.
3) Объявив Дмитрия «самозванцем», Романовы убивали сразу двух зайцев. Во-первых, они скрыли незаконность избрания Михаила Романова. Во-вторых, они избежали обвинения в цареубийстве (если Дмитрий «самозванец», то убийство его и его сына цареубийством не является!).
Это — действительно сложный момент русской истории. А для Романовской династии это — узловой пункт. Романовы нуждались в доказательстве законности своего воцарения на троне. И они решили эту задачу вполне понятными и доступными им средствами.
Конечно, сначала убедить удалось далеко не всех. В Польше, например, в XVII веке были еще распространены произведения, выставлявшие Михаила Федоровича Романова в неприглядном свете. В частности, его называли почему-то не царем, а «вождем Федоровичем» ([27], с.414). Его называли также «ПРОЗВАННЫМ великим князем», т. е. НЕНАСТОЯЩИМ (см. там же). Ясно, что Романовым нужно было задушить в зародыше все эти неприятные для них свидетельства современников. И действительно, «в начале 1650 года царь (Алексей Михайлович Романов — Авт.) послал в Варшаву послом боярина Григория Пушкина с товарищами. Его царское величество, — говорил он (Пушкин — Авт.), — требует, чтобы все бесчестные книги были собраны и сожжены в присутствии послов, чтобы не только слагатели их, но и содержатели типографий, где они были печатаны, наборщики и печатальщики, а также и владельцы местностей, где находились типографии, БЫЛИ КАЗНЕНЫ СМЕРТЬЮ» ([27], с.416).

Боярский заговор и убийство царя Дмитрия, «Лжедмитрия I»

 
Выше, при изложении нашей реконструкции, мы остановились на том, что царевич Дмитрий был возведен на престол в результате боярского заговора (свергнувшего царя Бориса). Однако бояре рассматривали царевича лишь как промежуточную фигуру. Главой заговора был Шуйский. Именно он и стремился к власти. Поэтому царевич Дмитрий явно стал мешать. Вскоре после венчания Дмитрия произошел дворцовый переворот. Считается, что в результате Дмитрий был убит.
На престол вступает Василий Шуйский.
В этом заговоре Романовы выступили, по-видимому, на стороне Шуйского, так как Федор Романов (будущий патриарх Филарет), возвращенный из ссылки, был назначен московским патриархом.

Зачем сожгли тело «Лжедмитрия I»?

 
На Руси покойников в то время не сжигали. Ни друзей, ни врагов. Не было такого обычая. А вот после гибели «Лжедмитрия I», его тело зачем-то СОЖГЛИ. Событие это — уникально для тогдашней русской истории. Зачем потребовалось сжигать тело человека, занимавшего престол? Пусть даже врага. Над трупом врага могли надругаться, выкопать из могилы и т. п. Но сжигать?
А дело было так.
Из дворца был вытащен труп «Лжедмитрия». «Труп был до того обезображен, что не только нельзя было распознать в нем знакомых черт, но даже заметить человеческого образа. У Вознесенского монастыря толпа остановилась и вызвала царицу Марфу. „Говори, царица Марфа, — твой ли это сын“, — спрашивали ее. По одному известию, Марфа отвечала: „Не мой!“ По другому она сказала загадочно: „Было б меня спрашивать, когда он был жив; а теперь, как вы убили его, уже он не мой“. По третьему известию, сообщаемому в иезуитских записках, мать на вопрос волочивших труп, сначала отвечала: „Вы это лучше знаете“, — а когда они стали к ней приставать с угрожающим видом, то произнесла решительным тоном: „Это вовсе не мой сын“» ([21], с.273–274).
Таким образом, из слов Марфы отнюдь не вытекает, что предъявленное ей тело является телом ее сына. Скорее всего, ее слова можно понять как заявление, что ей показали чье-то другое тело!
Наша гипотеза: царь Дмитрий убит не был и спасся. Царице Марфе предъявили чье-то другое тело. Поэтому-то его и обезобразили, чтобы нельзя было опознать личность убитого. А чтобы окончательно замести следы, тело сожгли ([21], с.288).
Таким образом, по-видимому, царь Дмитрий оставался еще жив после этого переворота. Следует ожидать, что вскоре он вновь появится на исторической сцене. И действительно, сразу же после этих событий в том же самом Путивле (который был ранее ставкой Дмитрия I) возникает «Лжедмитрий II». В первый раз «Лжедмитрия I» видели толпы народа. Эти же толпы, увидев «Лжедмитрия II», оказывается, снова признали его за царя Димитрия! «Собрав народ в Путивле, Шаховской показывал нового претендента и утверждал, что в Москве изменники ВМЕСТО ДИМИТРИЯ УБИЛИ КАКОГО-ТО НЕМЦА, И ДИМИТРИЙ ЖИВ, и народ должен восстать на Шуйского» ([3], т.2, с.125).

«Лжедмитрий II» — тот же царь Дмитрий, т. е. «Лжедмитрий I»

 
«Появление нового Димитрия так напугало Шуйского, что он посылая войска, говорил им, что они идут против немцев, а не мятежников. Обман этот вскрылся при встрече с войсками мятежников» ([3], т.2, с.126). «Лжедмитрий II» сначала отправился в Польшу, в замок Мнишек, где в свое время уже побывал «Лжедмитрий I» и даже женился на Марине Мнишек. Чрезвычайно интересно: признала ли Марина Мнишек — жена «Лжедмитрия I» — своего мужа во вновь появившемся «Лжедмитрии II»? Замечательный факт — она его признала! В самом деле, после того, как «Лжедмитрий II» подошел к Москве и остановился в Тушино, к нему из Москвы переехали Марина Мнишек и ее отец — князь Мнишек. Марина объявила себя его женой. Историки относятся к этому недоверчиво. Ведь они «знают», что это был будто бы другой человек. Почему Марина об этом не знает? Объясняют так: Марина, будто бы, согласилась играть роль жены «Лжедмитрия II» лишь под давлением своего отца! См. [3], т.2, с.134. Далее добавляют, будто Марина, согласившись формально быть женой «Лжедмитрия II», отказалась, тем не менее, исполнять супружеские обязанности (см. там же). Любопытно, откуда это известно? Тем более, что этот свой «отказ» она, вероятно, понимала очень условно. Иначе как понять то обстоятельство, что вскоре у нее родился сын от «Лжедмитрия II», которого Романовы назвали «воренком». А самого «Лжедмитрия II» они назвали «Тушинским вором» (тем самым признавая этого ребенка за сына «Лжедмитрия II»).
И именно этот ребенок был затем убит Романовыми (повешен на Спасских воротах), чтобы устранить с их пути законного наследника царя Димитрия!
Становится совершенно ясным и дальнейшее поведение Марины Мнишек, которая после гибели «Лжедмитрия II» не покинула Россию, и находясь при сыне, продолжила борьбу за российский престол с помощью верных ей войск, возглавляемых Заруцким. Ничего удивительного — она-то знала, что ее сын — законный наследник настоящего царя Димитрия. А если бы он был сыном какого-то безродного «тушинского вора», то разумнее было бы сразу покинуть взбудораженную страну (в которой Михаил Романов уже пришел к власти!) и бежать в родной дом в Польшу, где ей ничего не угрожало. Такая возможность у нее была. А она вместо Польши отправилась на Волгу, Дон, Яик, к казакам ([3], т.2, с.158).
Началась война Заруцкого и Марины с Романовыми. История этой войны — одно из наиболее темных мест русской истории. Скорее всего, известное сегодня описание этой войны целиком выдумано победившими в ней Романовыми. См., например [21], c.769–778. В изложении романовских историков она выглядит как «борьба государства с ворами».
А между тем, по свидетельству Костомарова, Заруцкий якобы неправильно «называл себя царем Дмитрием Ивановичем» ([21], c.770). Оказывается, «ему ПОД ЭТИМ ИМЕНЕМ ПИСАЛИСЬ И ПОДАВАЛИСЬ ЧЕЛОБИТНЫЕ, хотя — удивляется Костомаров — конечно все должны были бы знать, что он Заруцкий, лицо, чересчур известное по всей Руси» ([21], c.770).
Возможно, царь Дмитрий Иванович в то время еще не был убит. В этом случае он был казнен позже Романовыми. А потом эту казнь выдали за казнь Заруцкого. Подозрение это усиливается тем, что после казни Заруцкого сразу возникает якобы второй Заруцкий, о котором раньше ничего не было почему-то известно. А именно, атаман казаков-черкасов (малоросов) «некто Захар Заруцкий, может быть брат или родственник Ивана (тот второй Заруцкий — брат первого, строит догадки Костомаров — Авт.)» ([21], c.779). Вероятно, Заруцкий был все же один, а с Мариной находился царь Дмитрий Иванович, которого романовские историки позже назвали Заруцким чтобы исключить явно напрашивающееся подозрение в цареубийстве.
Войска Заруцкого (или царя Дмитрия?) и Марины были разбиты. Романовым, утвердившимся в столице — Москве, удалось расколоть казачий союз, собиравшийся вокруг них а также добиться нейтралитета от персидского шаха ([21], c.779–779).
Заруцкий (или царь Дмитрий Иванович?) и Марина были схвачены вместе с сыном на Яике войсками Михаила. Заруцкого (царя Дмитрия?) посадили на кол. Четырехлетнего царевича — сына Дмитрия и Марины, Романовы повесили в Москве ([3], т.2, с.159, [21], c.778). Как мы уже объясняли, тем самым Романовы устранили законную ветвь прежней русской-ордынской династии.

Война с Степаном Тимофеевичем Разиным и окончательная победа Романовых

 
Из всего сказанного следует, что и история известного «восстания Разина», скорее всего, была сильно искажена Романовыми. Изучение документов того времени усиливает это подозрение. Выскажем здесь некоторые предварительные соображения по этому поводу.
Считается, что примерно через 60 лет после вступления на московский престол Романовых, в стране поднялся крупнейший «мятеж», называемый сегодня восстанием Разина. Его еще называют крестьянской войной. Якобы, крестьяне и казаки подняли мятеж против помещиков и царя. Основной воинской силой Разина были казаки. Восстание охватило огромные территории Российской империи, но, в конце концов, было подавлено Романовыми.
ПОДЛИННЫХ документов разинской стороны (проигравшей войну) практически НЕ СОХРАНИЛОСЬ. Считается, будто их уцелело семь (или шесть), но при этом добавляют, что из них ТОЛЬКО ОДИН — ПОДЛИННЫЙ [82], с. 8, 14. По нашему мнению и этот единственный якобы подлинник весьма сомнителен: он производит впечатление черновика, см. фотокопию в [81], том 2, часть 1, документ 53. Да и сами историки считают, что эта грамота составлена «НЕ ПРИ РАЗИНЕ… а его атаманами-сподвижниками и довольно далеко от Волги (то есть от главной ставки Разина — Авт.)» [82], с.15.
Романовские историки говорят, что в войске Разина находился некий «самозванец» — царевич Алексей, якобы изображавший из себя умершего сына царя Алексея Михайловича Романова. От имени этого «великого государя» и действовал Разин. Считается, что Разин делал это притворно, стремясь придать войне с Романовыми вид законности. См., например, [82].
Более того, в войске Разина, как сообщают нам далее, присутствовал некий патриарх. Некоторые считали, будто это был не кто иной, как смещенный к тому времени патриарх Никон. Например, в сочинении Б. Койета — секретаря нидерландского посольства, побывавшего в Москве в 1676 году (через 5 лет после войны) «описаны два струга, обитые красным и черным бархатом, на которых якобы плыли ЦАРЕВИЧ АЛЕКСЕЙ и ПАТРИАРХ НИКОН» [82], с.319.
Однако все эти сведения дошли до нас, пропущенные через фильтр романовской канцелярии. Именно оттуда, вероятно, и вышла версия считать эту войну — простым казацким восстанием. Ссылаясь на многотомный академический сборник документов о восстании Разина [81], В. И. Буганов пишет: «подавляющее большинство документов ВЫШЛО ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОГО ЛАГЕРЯ… Отсюда их терминология — „воры“ и так далее, ТЕНДЕНЦИОЗНОСТЬ в освещении фактов, их ЗАМАЛЧИВАНИЕ, „ПРЯМАЯ ЛОЖЬ“…» [82], с.7. А потому не исключено, что и сами имена царевича и патриарха — якобы, Алексей и Никон — тоже были придуманы в романовской канцелярии, возможно, чтобы скрыть за ними какие-то совсем другие имена, которые Романовы постарались вычеркнуть из памяти Руси.
Оказывается, Романовы изготовили даже специальную «государеву образцовую» грамоту (т. е. ОБРАЗЕЦ), содержащий ОФИЦИАЛЬНУЮ версию восстания [82], с.31. Кстати, именно в этой романовской грамоте содержится замечательная (по своей бессмысленности) интерпретация разинских документов:
«Воровскими прелесными письмами, будто, СЫН НАШ ГОСУДАРЕВ благоверный царевич и великий князь Алексей Алексеевич… ныне жив и будто ПО НАШЕМУ, ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ УКАЗУ, идет с низу Волгою к Казани и под Москву для того, чтобы побить на Москве и в городех бояр наших и думных и ближних и приказных людей… БУДТО ЗА ИЗМЕНУ»[82], с.31.
А вот как это звучало в немногих уцелевших списках разинских документов. Процитируем фрагмент письма одного из разинских атаманов к другим атаманам. Подлинник, конечно, не сохранился. До нас дошел лишь список «с воровской прелесной памяти слово в слово», сделанный в романовском лагере для передачи в Москву: «…Да пожаловать бы вам, породеть за дом пресвятые богородицы и за ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ, и за батюшку, за Степана Тимофеевича, и за всю православную християнскую веру…» [81], том 2, часть 1, с.252, документ 207.
Вот еще один пример. В. И. Буганов цитирует грамоту «от великого войска Донского и от Алексея Григорьевича» в город Харьков (т. е. в Харьков от разинцев): «В нынешнем, во 179-м году, октября в 15-й день, по указу ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ… (далее дается полный титул царя — В. Буганов) и по грамоте ево, ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ, вышли мы, великое Войско Донское, з Дону… ему, ВЕЛИКОМУ ГОСУДАРЮ НА СЛУЖБУ… чтобы нам всем от них, ИЗМЕННИКОВ БОЯР, в конец не погинуть» [82], с. 27–28.
Коротко говоря, разинцы выступают под знаменем войны за ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ против ИЗМЕННИКОВ БОЯР В МОСКВЕ. Сегодня нам предлагают считать, будто наивные разинцы хотели защитить несчастного московского царя Алексея Михайловича от его собственных плохих московских бояр. Мы считаем такую гипотезу нелепой.
Где в разинских грамотах сказано, что ВЕЛИКИЙ ГОСУДАРЬ — это Алексей, сын Алексея Михайловича? Ничего этого нет. Чаще всего говорится просто о ВЕЛИКОМ ГОСУДАРЕ [81]. В дошедших до нас романовский списках с грамот Разина, имя великого государя либо не упомянуто вовсе, либо заменено на имя самого Алексея Михайловича (см. [81], в частности — документ 60 в томе 2, часть 2). Таким образом, по романовской версии получается, будто, согласно грамотам Разина, сидевший в Москве царь Алексей Михайлович приказал своему сыну Алексею идти на самого себя с войной! Или даже — самолично отправился воевать с собою! Эта нелепость появилась, по-видимому, лишь после обработки разинских документов в романовской канцелярии. О том, кем был в действительности этот ВЕЛИКИЙ ГОСУДАРЬ, от имени которого были составлены разинские грамоты, мы выскажем гипотезу чуть позже.
Официальная романовская версия, изложенная в «образцовой грамоте», по-видимому, была использована и в многочисленных рассказах иностранцев о войне с Разиным. См. обзор иностранных сочинений в [82]. Эта версия очень настойчиво внедрялась Романовыми: «В одной из грамот, которая… названа „государевой образцовой…“ дается подробная официальная версия Разинского восстания… местным властям велено читать грамоту у приказной избы всем людям „ВСЛУХ И НЕОДИНАЖДЫ“…» [82], c.247. Однако, многократное чтение вслух, по-видимому, оказывалось недостаточным. Появлялись несогласные. В сборнике [81] приведена любопытная грамота царя Алексея Михайловича «в нашу отчину, в Смоленск», приказывающая казнить простого солдата за какие-то загадочные слова, им сказанные. Эти слова столь взволновали Алексея, что он повлел солдата «повесить, чтобы на то смотря, иным неповадно было таких воровских слов затевать» [81], т.2, ч.2, с.149. Причем «расспросные Ивашкины речи ПО ИМЯННОМУ великого государя указу стольник Иван Савастьянович Большой Хитрово зжег… для того, чтоб про непристойные слова НИКОМУ НЕ БЫЛО ВЕДОМО» [81], т.2, ч.2, с.149. Обратите внимание, что чиновник, которому было доверено сжечь «расспросные речи» простого солдата назван с «вичем» — полным отчеством, — что в то время означало принадлежность к высшему кругу администрации [82], c.119.
Победа далась Романовым нелегко. Лейпцигские газеты того времени сообщали: «Разин „присвоил себе титул царя обоих этих царств (Казанского и Астраханского — Авт.)“, множество сильных войск „попали к нему в руки“, царь НАСТОЛЬКО ОРОБЕЛ, ЧТО НЕ СОБИРАЕТСЯ ПОСЫЛАТЬ ПРОТИВ НЕГО ВОЙСКА» [82], с.329. Лишь с большим трудом Романовым удалось переломить ход войны.
Сохранились сведения о том, что войска Романовых, разгромившие в конце концов Разина, были укомплектованы западноевропейскими наемниками [81]. Русские же и татарские войска у Романовых считались ненадежными и в них были часты случаи дезертирства или даже переходов на сторону Разина [82], c.230, 232–233. У разинцев, напротив, отношения с иностранцами были плохие — если кто-то из иностранных наемников попадал в плен, то казаки обычно их убивали [82], с.216.
Проигрыш Разина, вероятно, в некоторой степени объясняется тем, что на юге Руси в то время было мало оружейных и пороховых заводов [81]. Пушки, порох и легкое огнестрельное оружие разинцам приходилось добывать в бою [82], с. 216–217. Сохранились свидетельства, что разинцы не принимали в свои ряды добровольцев, если у тех не было своих собственных ружей [82], с. 109–110.
Являлось ли это главной причиной поражения Разина? Скорее всего, нет. Этот вопрос — как и почему Романовым удалось все-таки выиграть войну с Ордой — сегодня требует нового изучения. Ведь Орду, как мы только что видели, поддерживало почти все население страны!
По нашей гипотезе, знаменитое разинское «восстание» было на самом деле ВОЙНОЙ между двумя русскими государствами, образовавшимися после смуты начала XVII века. Обычно считается, что в 1613 году Михаил Романов стал царем ВСЕЙ РУСИ. По-видимому, это не так. И далеко не так. Первоначально Романовы объединили вокруг Москвы только территорию бывшей Белой Руси и северную часть Волги — Великий Новгород (по нашей реконструкции). Южная же Русь и даже средняя Волга образовали другое государство со столицей в Астрахани. Там были, по-видимому, СВОИ ЦАРИ. Причем, по своему происхождению они принадлежали к старой русской Ордынской династии (см. ниже).
По-видимому, они считали Романовых незаконными правителями. Поэтому называли их «ворами, изменниками» [82], с.29. Постоянно повторяющиеся утверждения разинцев о том, что они воюют против БОЯР за царя ([81], [82]), видимо означают, что БОЯРЕ Романовы не признавались ими за законных царей. В Астрахани, очевидно, был свой царь, которого разинцы и считали «великим государем всея Руси».
«Они (т. е. разинская сторона — Авт.) действия и „письма“ властей… рассматривают как „ВОРОВСТВО“, „ВОРОВСКИЕ“…» [82], с.29. Разинские представители «в случае, если под их контроль попадала какая-то территория, противодействие себе, своим мерам со стороны представителей феодального лагеря (т. е. со стороны Романовых — Авт.)… квалифицировали как „ВОРОВСТВО“, а их документы — как „ВОРОВСКИЕ“» [82], с.13.
В нашей реконструкции, так называемое разинское восстание 1667–1671 годов было настоящей и тяжелой войной, длившейся четыре года. С московской стороны воеводой был князь Долгорукий [82], с.21. Ставка его помещалась в Арзамасе [82], с.21. Воеводой астраханских войск был Степан Тимофеевич Разин.
В. Буганов пишет: «Восстание в России, возглавленное Разиным, вызвало большой резонанс в Европе, особенно Западной… Иностранцы-информаторы… нередко смотрели на события в России весьма своеобразно — КАК НА БОРЬБУ ЗА ВЛАСТЬ, ЗА ПРЕСТОЛ… (восстание Разина — Авт.) называли „ТАТАРСКИМ МЯТЕЖОМ“» [82], с.326.
Сегодня история войны Романовых с Разиным весьма искажена и затемнена. Практически не осталось документов «разинской стороны». Но даже то немногое, что уцелело, позволяет разглядеть грубые контуры истинной картины того времени. Приведем лишь одну цитату, в которой кавычки вокруг слов ЦАРЕВИЧ, ЗАКОННЫЙ поставлены лишь потому, что современные историки смотрят на эти события сквозь призму романовской версии.
«Вопрос четвертый (Алексея Михайловича к Разину на допросе — Авт.): „Для чево ЧЕРКАССКОГО вичил, по какой от нево к себе милости?“… Царь имеет здесь в виду другого Черкасского, почти, несомненно, молодого князя Андрея, сына князя Камбулата Пшимаховича Черкасского, кабардинского мурзы. Князь Андрей был крещен в православную веру, попал в плен к Разину при взятии Астрахани. Он-то и играл, вероятно, роль царевича Алексея. Разин, продвигаясь вверх по Волге, вез с собой и его, поместив князя на отдельном струге, приказав обить струг красным бархатом. „Царевич“ должен был служить, и служил не по своей воле, конечно, символом „законного“ государя, которому даже присягали в уездах, охваченных восстанием» [82], с.119.
Наша гипотеза: Степан Тимофеевич Разин был воеводой «великого государя всея Руси», происходившего из рода князей Черкасских. Его столица была в Астрахани. Вероятно, после смуты начала XVII века и прихода Романовых к власти в Москве, южная часть России образовала отдельное государство со своим царем и столицей в Астрахани. Кто именно из Черкасских был астраханским царем, сказать трудно. История того времени тщательнейшим образом «заштукатурена» Романовыми. Отметим в этой связи лишь два факта.
1) Известно, что князь Григорий Сунчалеевич Черкасский, который незадолго до разинской войны был «воеводой в Астрахани», вскоре после победы Романовых, в 1672 году, «убит в своей вотчине» [83], с.218.
2) Вместе с Разиным действует некто Алексей Григорьевич Черкашенин, «атаман восставших, названный брат С. Разина» [81], т.2, ч.2, с.226. Возможно, «Черкашенин» — это искаженное «Черкасский».
По-видимому, Черкасские были одним из старых царских Русско-Ордынских родов. Они считались потомками египетских султанов, что отражено и на их родовом гербе [83], с.217. Как мы уже говорили выше, средневековая египетская династия мамелюков имела «монгольское», то есть, как мы теперь понимаем, — русское происхождение и даже называлась «черкесской», то есть — казацкой. Известно, что «с 1380 по 1517 года властвуют в Египте ЧЕРКЕССКИЕ СУЛТАНЫ» [84], с.745. Напомним, что на Руси черкасами называли днепровских казаков [82], с.27; [58], т.1, с.253. Сегодня первоначальный смысл слова «черкасы» почти забыт. Историческую Черкасию помещают на Северный Кавказ, при этом добавляя, что «в конце XV века… ее имя исчезает из исторических памятников» [58], т.3, с.267. Но в России словом ЧЕРКАСЫ для обозначения днепровских казаков (в отличие от «Малороссиян» = других украинцев) широко пользовались до XVIII века [58], т.3, с.272. Даже «Полное Собрание Законов Российской Империи пользуется термином ЧЕРКАСЫ (в смысле: днепровские, малороссийские казаки — Авт.) еще и в 1766 году» [58], т.3, с.272. Согласно нашему пониманию русской истории, египетские султаны, появившиеся в эпоху монгольского = русского завоевания, должны были происходить именно из Черкасии-Руси, а не из с Северного Кавказа. Тогда получается, что и род князей Черкасских является русским (казацким) по происхождению. В XVII веке об этом, по-видимому, еще помнили.
Разинская война окончилась взятием Астрахани, по нашему мнению — столицы побежденного Романовыми южнорусского царства. В Астрахани «после пленения и казни Разина еще долго, до конца ноября 1671 г., существовали повстанческие власти, сначала во главе с В. Усом, потом, после его смерти, во главе с Ф. Шелудяком и другими предводителями» [82], с.94. В Москве Шелудяка называли «тьмоначальником новым в Астрахани» [82], с.96, то есть — новым астраханским воеводой. «Шелудяк… летом 1671 г. пытался осуществить Разинский замысел (то есть — покорить Москву — Авт.), дошел до Симбирска, но осуществить намеченное Разиным не удалось» [82], с.96.
Во время осады Симбирска астраханскими войсками во главе с Федором Шелудяком, симбирские воеводы «во главе с Шереметевым послали Шелудяку и другим повстанцам именно памяти, т. е. ДОКУМЕНТЫ, ПРИНЯТЫЕ ПРИ ОБРАЩЕНИИ МЕЖДУ РАВНЫМИ ПО ПОЛОЖЕНИЮ, РАНГУ ЛИЦАМИ ИЛИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ. Более того, писали… что они (памяти — Авт.) составлены ОТ ЦАРСКОГО ИМЕНИ; ПОДТВЕРЖДАЛИ ИХ ПОДЛИННОСТЬ ЦАРСКОЙ… ПЕЧАТЬЮ» [82], с.101. При этом, главный симбирский воевода, вступивший в переписку с Федором Шелудяком КАК РАВНЫЙ С РАВНЫМ, был «боярин, член Боярской думы, представитель одной из знатнейших фамилий России» [82], с.101. «Ситуация… необычна для крестьянских войн» — комментирует В. И. Буганов.
Обстоятельства разгрома астраханцев весьма темны, как, впрочем, и история всей этой войны. Считается, что сам Разин был захвачен на Дону в результате предательства. Его казнили в Москве. «Ход розыска, весьма скорого… и столь же скорая казнь говорят о том, что власти очень спешили, о чем говорят и многие современники-иностранцы: царь и бояре боялись волнений простого народа в Москве» [82], c.116. Очевидец казни — иностранец Яков Рейтенфельс писал: «Дабы предупредить волнения, которых царь опасался… площадь, на которой преступник (то есть Разин — Авт.) понес свое наказание, была по приказанию царя, окружена тройным рядом преданнейших солдат. И ТОЛЬКО ИНОСТРАНЦЫ допускались в середину огороженного места. А на перекрестках по всему городу стояли отряды войск» [82], с.318.
Романовы приложили большие усилия чтобы найти и уничтожить все до единого документы разинской стороны. Младший брат Разина Фрол показал на допросе, будто бы Разин закопал кувшин с документами «на острову реки Дону, на урочище, на Прорве, под вербою» [82], с.62. Отряды романовских войск перекопали весь остров и перелопатили там землю под всеми вербами. Но ничего не нашли [82]. Тем не менее, Фрола еще долго не убивали, видимо надеясь добиться от него более точных сведений об этих документах. В. Буганов пишет: «Тайну эту (о документах Разина — Авт.) он унес в могилу — его в конце концов тоже казнили, хотя он продлил свою жизнь еще на несколько лет» [82], с.62.
Какие-то документы о Разинской войне, вероятно, сохранялись в казанских и астраханских архивах [82]. Но эти архивы исчезли [77], том 1, с.53.

Уничтожение Романовыми разрядных книг русско-ордынской Империи и изготовление вместо них подложных родословных

 
12 января 1682 года, при царе Федоре Алексеевиче Романове на Руси было отменено местничество [91], с.40. При этом «книги, содержащие местнические дела, были сожжены» [92], т.27, с.198. В частности, были сожжены знаменитые «разрядные книги», содержащие историю государственных назначений на Руси в XV–XVI веках.
«Местничество — порядок назначения на высшие государственные должности… в Русском государстве XV–XVII вв. на основании родовитости происхождения и иерархического положения предков на великокняжеской и царской службе… Все назначения на государственные должности происходили на основании этой иерархии и записывались в особые „разрядные книги“» [92], т.27, с.198.
Как мы теперь понимаем, речь здесь идет о порядке назначения на государственные должности в Русско-Ордынской Великой = «Монгольской» Империи. Который, скорее всего, действовал не только собственно на Руси, но и во всей Великой Империи. Известно, что этот порядок имел вид «сложной иерархической лестницы, наверху которой стояли потомки великокняжеского „рюрикова“ дома (то есть потомки великого князя Георгия Даниловича = Чингиз-хана — Авт.) и часть литовских князей Гедиминовичей; ниже располагались потомки других удельных княжеских линий и старые московские боярские фамилии, еще ниже — потомки мелких удельных князей и боярских фамилий бывших уделов (то есть знать государств, покоренных во время Великого = монгольского и османского = атаманского завоеваний — Авт.)» [92], т.27, с.198.
То есть первые места занимали потомки Владимиро-Суздальских царей, потом — Владимиро-Суздальских бояр, потом — царей покоренных земель, и, наконец — бояр покоренных земель. Вполне естественный порядок для Империи, которая включила в свой состав большое количество ранее независимых государств.
Таким образом, разрядные книги содержали ценнейшие сведения об истории Великой = «Монгольской» империи. Естественно, что после окончательной победы Романовых (победы над Разиным) эти книги были незамедлительно уничтожены. И заменены новыми. Про которые с точки зрения нашей реконструкции сразу можно уверенно предположить, что они в значительной мере ПОДЛОЖНЫ. Подтверждается ли это предположение? Да и очень ярко.
Воспользуемся монографией А. В. Антонова «Родословные росписи конца XVII века», изданной Российским государственным архивом древних актов [91]. А. В. Антонов пишет:
«Решению об отмене местничества, закрепленному соборным уложением 12 января 1682 г., сопутствовало… постановление правительства о начале официальных работ по составлению родословных книг. Эти книги должны были охватить практически все слои служилых людей того времени… все работы по составлению родословных книг были возложены на специально образованную… родословную комиссию, впоследствии получившую название Палата родословных дел… В конце 1680-х годов… были составлены две родословные книги; одна из них… известна под более поздним названием Бархатная книга, вторая книга до настоящего времени не найдена» [91], с.13.
«Острая критика родословных конца XVII века содержится в работе П. Н. Петрова („История родов русского дворянства“, сПб., 1886). В первую очередь автором были поставлены под сомнения так называемые „выезды“ или, иначе говоря, родословные легенды, с которых начинается большинство росписей. По мнению Петрова, все они баснословны и составлены компилятивным образом из летописных и других источников» [91], с.20.
В конце XIX века исследованием Бархатной книги занялся известный специалист Н. П. Лихачев. «Им впервые был поднят вопрос о так называемых составных родословиях, к числу которых может быть отнесен немалый процент росписей конца XVII в.» [91], с.28. Н. П. Лихачев обнаружил, что «означенные в таких родословиях лица, как правило, заимствовались из доступных составителю источников, а затем искусственным образом объединялись в поколенные росписи, причем часть имен и вовсе могла быть выдумана» [91], с.28. Например, исследуя родословие Головкиных Н. П. Лихачев показал, что «составители, не зная своего родословия и воспользовавшись вкладной книгой Троице-Сергиевого монастыря, „жестоко напутали“, распределяя поколения в соответствии с отчествами вкладчиков» [91], с.28.
Для обоснования вновь сочиненных родословий, по-видимому, широко использовалась фальсификация древних актов. Тем более, что подлинность их никто не проверял. Как установлено многими исследователями, в Палате родословных дел «документальной проверки родословий не велось» [91], с.21. А. В. Антонов пишет: «Особое внимание ученый (Н. П. Лихачев — Авт.) уделил выявлению и критике фальсифицированных и интерполированных актов, поданных вместе с росписями Палате родословных дел. К числу поддельных им были отнесены акты Измайловых, Бедовых, Протасьевых и Чаадаевых» [91], с.28. По мнению другого исследователя «романовских» родословных росписей конца XVII века, — С. Б. Веселовского, — «большинство родословий было составлено задним числом, а не на основе накопленных из поколения в поколение родословных материалов» [91], с.32. То есть, просто говоря — большинство этих родословий было ВЫДУМАНО в конце XVII века.
По наблюдениям А. А. Зимина «наиболее широко размах фальсификации документов приобрел в конце XVII в. Это явление Зимин связал с деятельностью Палаты родословных дел… Зимин показал, что в генеалогических целях фабриковались не только отдельные акты, но и целые комплексы документов» [91], с.33.
Как мы теперь понимаем, подделка генеалогии в эпоху первых Романовых была лишь одним из многочисленных направлений, по которым производилось планомерное уничтожение и подделка книг и документов, рассказывающих о существовании вплоть до конца XVI века Великой = «Монгольской» империи и ее русской царской династии.
Кстати, куда пропала вторая родословная книга, составленная вместе с Бархатной? И существовала ли она вообще? Ведь о ее содержании ничего не известно. Более того, оказывается, что в 1741 году (то есть всего через 60 лет после ее составления) чиновники уже не могли ее отыскать. «Еще в 1741 г. в Герольдмейстерской конторе обратили внимание на упоминание о ее (второй родословной книги — Авт.) составлении. В Канцелярию Московских герольдмейстерских дел был послан соответствующий запрос» [91], с.57. Но в Москве второй книги не нашли. В ответ на запрос было прислано доношение, что «других особых родословных книг и указов… не имеетца» [91], с.58. Тогда «для отыскания… второй родословной книги и других документов из Герольдмейстерской конторы в Москву специально был откомандирован канцелярист. Однако книга и интересующие контору документы НАЙДЕНЫ ТАК И НЕ БЫЛИ» [91], с.58.
Гипотеза: пропавшая «вторая родословная книга» — эта и есть та самая «Бархатная» книга, которая существует сегодня (напомним, что это само название она получила лишь впоследствии [91], с.13). А пропала (была уничтожена) именно ПЕРВАЯ РОДОСЛОВНАЯ КНИГА. Дело в том, что согласно указу 1682 года «вновь созданной родословной комиссии предписывалось пополнение старого родословца и составление четырех новых родословных книг… Однако в указе 1686 г… речь шла только о двух родословных книгах, то есть о пополнении старого родословца и составлении одной дополнительной книги» [91], с.31. Считается, что Бархатная книга — это и есть «пополненный старый родословец», а вторая книга «так и не была составлена» [91], с.31. Но после того, что мы узнали об искажении истории XVI века романовскими летописцами XVII века, возникает подозрение, что старый родословец был, скорее всего, просто уничтожен Романовыми, а не «пополнен». Поэтому «первой» книги вероятно просто не было изготовлено. А вот «вторая», совершенно новая родословная книга, скорее всего, сделана была. Но ей могли придать вид «пополненной древней книги» и назвать «первой».
Эта гипотеза объясняет одну известную странность Государева родословца XVI века. Дело в том, что хотя этот родословец (который назывался также «государева большая Елизарова книга» [91], с.25) до нашего времени (естественно) не сохранился, но по отрывочным косвенным свидетельствам и ссылкам можно составить о нем некоторое представление. Реконструкцией Государева родословца XVI века занимался в XIX веке Н. П. Лихачев [91], с.25. Оказалось, что с точки зрения скалигеровско-романовской истории этот родословец весьма необычен. Например, в него включено родословие Адашевых «происходивших из РЯДОВЫХ (по мнению романовских историков — Авт.) КОСТРОМСКИХ вотчинников. В то же время, В ГОСУДАРЕВ РОДОСЛОВЕЦ НЕ ПОПАЛИ РОДОСЛОВИЯ РЯДА ВИДНЕЙШИХ (опять-таки — по мнению романовских историков — Авт.) РОДОВ ТОГО ВРЕМЕНИ» [91], с.25.
Как мы понимаем, ничего удивительного в этом нет. Согласно нашей реконструкции, Кострома (то есть древний Хорезм!) — это одна из старых столиц Великой = «Монгольской» Империи. Поэтому «костромской вотчинник» Адашев вряд ли был «рядовым». Скорее он принадлежал к верхушке русско-ордынской столичной знати. И наоборот, многие «виднейшие роды того времени» стали «виднейшими» лишь благодаря романовской Бархатной книге. Которая, как мы видели, в значительной мере является подделкой конца XVII века. А до Романовых они особой знатностью не выделялись. В XVI веке, в эпоху Русско-Ордынской Великой = «Монгольской» империи эти романовские «виднейшие роды» скорее всего, занимали очень невысокое положение в имперской иерархии. Поэтому их и не было в Государевом родословце.
В связи с этим сделаем замечание по поводу уничтожения разрядных книг в 1682 году. Согласно нашей реконструкции, после Смуты начала XVII века на Руси и развала Русско-Ордынской Империи ее старая русская («Ордынская») царская династия была полностью истреблена. Вероятно, был истреблен и весь высший слой имперской местнической иерархии. Люди, стоявшие на вершине местничества и бывшие прямыми потомками завоевателей, скорее всего, боролись за подавление мятежа и сохранение Империи. Но они проиграли. В конце XVI — начале XVII века Империя была разделена на множество независимых государств, новые правители которых далеко не всегда стояли на первых ступенях прежнего местничества.
Это, кстати, хорошо видно по родословным русских «знатных» родов оставшихся при Романовых. Почти все они, ВКЛЮЧАЯ И САМИХ РОМАНОВЫХ [343], происходили от ИНОСТРАНЦЕВ. Их предки прибыли на русскую службу в XIV–XVI веках из Германии, Англии, Швеции, Литвы и т. д. Но это значит, что в XVII веке к власти пришли представители третьего и четвертого уровня местничества! То знать из покоренных во время Великого = «Монгольского» завоевания государств. Предки их были иностранцами. Не потому ли
«в XVII столетии (то есть после прихода Романовых к власти — Авт.)… „русское происхождение было для служилого человека… почти что обидным“» [91], с.28.
Все это означает, что предки самих Романовых и новых людей, которые пришли с ними, занимали в старой местнической иерархии Руси-Орды хорошо если третий или четвертый уровни. То есть находились в ней довольно низко. И это ясно было видно из старых разрядных книг. Не удивительно, что Романовы, придя к власти на Руси, постарались бесследно уничтожить эти книги.

Глава 10. Кто такой великий завоеватель Тамерлан (Тимур)?

 


Введение

 
Личность великого азиатского завоевателя Тимура = Тамерлана представляет большой интерес. История Тимура теснейшим образом связана с русской историей. Поэтому мы не можем пройти мимо обсуждения его завоеваний. После проведенного нами анализа оказалось, что получившаяся реконструкция существенно отличается от традиционной точки зрения. Впрочем, как сейчас увидит читатель, проблемы с Тимуром у историков возникали и раньше. Например, еще академик М. Герасимов оказался в очень трудном положении, пытаясь согласовать результаты своего исследования черепа Тимура с традиционной точкой зрения. Эта работа М. Герасимова настолько интересна, что мы с нее и начнем.

Облик Тимура, восстановленный Герасимовым по черепу, извлеченному из его гробницы. Тимур — европеец?

 
Берем книгу «Тамерлан», изданную в Москве, изд-вом «Гураш» в 1992 году. Наряду с «Автобиографией Тамерлана» и «Уложением Тимура» она содержит ряд научных статей, освещающих разные аспекты деятельности великого полководца Азии. В эту книгу включена, среди прочих, статья известного ученого М. Герасимова «Портрет Тамерлана» ([67], с.506–514). Герасимов известен, в частности, тем, что разработал методику восстановления скульптурного портрета по черепу. Восстановление скульптурного облика Тамерлана — одно из его наиболее известных достижений.
Что же рассказывает нам Герасимов о своей работе над обликом Тимура? Как хорошо известно, гробница Тимура была вскрыта в 1941 году при раскопках в мавзолее Гур-Эмир (Самарканд).
При вскрытии гробницы Тимура был обнаружен «деревянный гроб, совершенно идентичный формы ныне бытующим» ([67], с.506). Напомним читателю, что согласно традиционной хронологии Тимур умер в 1405 году. Зададим простой вопрос: откуда известно, что в этой гробнице действительно лежит Тимур (на чем настаивает традиционная история)? Этот вопрос мы задаем не случайно. Дело в том, что, как тут же сообщает Герасимов, «одной из основных задач экспедиции являлась документация ПОДЛИННОСТИ захоронения Тимура. Посвятительная надпись на надгробье сама по себе еще не решала данного вопроса (?! — Авт.). Только изучение скелета могло дать исчерпывающий ответ» ([67], с.507).
Итак, до вскрытия гробницы некоторые ученые сомневались: Тимур ли лежит в ней. Тут, кстати, возникает второй не менее интересный вопрос: если посвятительная надпись на надгробье «сама по себе еще не решала данного вопроса», то что же она нам рассказывает? Да и вообще, что написано на гробнице? Почему Герасимов не приводит текст погребальной формулы? Случайно ли это?
Далее Герасимов сообщает:
«Народы Востока сохранили до наших дней сотни легендарных сказаний о величайшем завоевателе XV века. Перед одним именем Железного Хромца трепетала не только Средняя Азия, но и далекие Китай и Индия, а слава о его могуществе и сказочных богатствах доходила до Европы. Биографы не жалели красок для описания его великих походов, но, к сожалению, очень мало оставили данных о его внешности, сведения противоречивы и неясны» ([67], с.507).
Тут мы, наконец, сталкиваемся с тем главным загадочным противоречием, которое сейчас заставит Герасимова лавировать между Сциллой научного метода и Харибдой традиционной истории. Дело вот в чем.
С одной стороны вроде бы «всем известно», что Тимур был монголом.
А с другой стороны, многочисленные средневековые источники утверждают, что Тимур выглядел как индоевропеец! См. ниже. Сегодня им обычно не верят, заявляя, будто «эти источники ошибались». Посудите сами: кто осмелится сегодня сказать, что «монгол Тимур был индоевропейского типа»?
Итак, перед Герасимовым лежит череп Тимура. Он восстанавливает его скульптурный портрет и с удивлением видит, что получился человек индоевропейского типа. Это — европеец! Выпуклое, не плоское лицо. См. фотографию, приведенную Герасимовым в книге. Как ученый, Герасимов не в состоянии скрыть этот факт, хотя, надо полагать, во время реконструкции он, вероятно, старался (в пределах возможного) максимально придать портрету монголоидные черты.
Поставим себя на место Герасимова. Следуя своему методу, он получает портрет, изображающий явно европейца. Но «всем известно», что «Тимур — монгол». Если Герасимов заявит публично, что результат совсем другой: что Тимур был европейцем, то в первую очередь пострадает сам Герасимов. Ему тут же скажут: ваш метод плох, он превращает монгола в европейца! Ваша методика ненаучна. Как следствие — скандал, потеря научной репутации и т. п. А с другой стороны, Герасимов все-таки не может фальсифицировать свой результат и вылепить монгола, игнорируя собственный метод. Что делать? Единственный выход: вылепить то, что получается (а получается все-таки европеец!), но вслух все время повторять, что портрет «похож на монгола», «похож на монгола» (вопреки очевидности).
Именно это и делает Герасимов, поставленный практически в безвыходное положение.
Пройдемся по статье Герасимова и посмотрим — как же он комментирует свой собственный шокирующий результат, чтобы избежать гнева традиционной истории.
Герасимов осторожно сообщает:
«Время не сохранило ни одного сколько-нибудь правдоподобного изображения Тимура. Многочисленные (! — Авт.) миниатюры, по преимуществу иранского и индийского происхождения, чрезвычайно несхожие между собой и к тому же датируемые значительно более поздним временем, не могут быть приняты как достоверные. Немного можно почерпнуть и из письменных источников. Однако свидетельство о том, что Тимур происходит из отуреченного монгольского рода, является таким документом, который дает право категорически отказаться от рассмотрения иранских и индийских миниатюр, наделяющих Тимура типичными чертами индоевропейца (! — Авт.)» ([67], с.507).
Зададимся резонным вопросом: а почему, собственно, упомянутое свидетельство о «монгольском происхождении» Тимура должно категорически перечеркивать многочисленные другие свидетельства, говорящие о индоевропейском облике Тимура? Тем более, как мы теперь понимаем, слова «Тимур — монгол» означают, в действительности, только то, что он — жил в Монгольской = Великой (= Мегалион) Империи. А этой империей, как мы уже объяснили, — была древняя Русь. Поэтому на самом деле НИКАКОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ здесь нет! Сегодня, конечно, слово «монгольский» утратило свой изначальный прежний смысл и приобрело другой — теперь оно указывает на принадлежность к монголоидной расе. Но само название «монголоидная раса» появилось сравнительно недавно на основе уже сложившейся исторической традиции, относящей исторических «монгол» далеко на Восток (современная Монголия).
Впрочем, отдадим должное научной честности Герасимова. Успокоив своих цензоров—историков предыдущим абзацем и громко заявив о своей лояльности, Герасимов тут же аккуратно сообщает следующее:
«Обнаруженный скелет принадлежит сильному человеку, относительно высокого роста для монгола (около 170 см)» ([67], с.507).
Но все-таки главная проблема для Герасимова — как объяснить читателю явно европейские черты восстановленного им скульптурного портрета «монгола» Тимура? И он находит такой выход:
«Несмотря на слабо выраженную верхнечелюстную выемку (собачью ямку) вследствие резкого рельефа скуловых костей в фронтальной их части, СОЗДАЕТСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЕ МЕНЕЕ ПЛОСКОГО ЛИЦА, ЧЕМ ЭТО ИМЕЕТ МЕСТО НА САМОМ ДЕЛЕ» ([67], с.510).
Если сказать то же самое проще, то получится: Вы видите на скульптуре европейское (т. е. не плоское) лицо. Но это Вам лишь кажется. На самом же деле оно плоское!
Написав это, Герасимов в следующем же абзаце старается отдать дань традиционной истории: «Не надо быть проницательным, чтобы в черепе Тимура увидеть типичные монголоидные черты: яркая бракифалия, очевидно, уплощенное лицо, значительная его ширина и высота. Все это как нельзя лучше связывается с письменными документами, свидетельствующими о происхождении Тимура из рода барласов» ([67], с.511).
Но откройте первую страницу книги и еще раз посмотрите на скульптуру Тимура. Уберите надуманно «монгольскую» шапку, которую Герасимов надел на голову Тимура. И вы увидите типичного европейца.
Впрочем, и Герасимов не может долго выдержать взятую им «традиционно-монгольскую ноту». Стоит ему на секунду расслабиться и тут же его рука ученого непроизвольно выводит следующее: «Однако значительное выступание корня носа и рельеф верхней части надбровья указывают, что собственно монгольская складка века выражена относительно слабо» ([67], с.511). Да и что другое может сказать ученый Герасимов?
Далее: «Вопреки принятому обычаю брить голову, к моменту своей смерти Тимур имел относительно длинные волосы» ([67], с.513). Если Тимур — монгол, то волосы должны быть черными. А что же мы видим в действительности? Тут Герасимов вынужден сказать правду: у Тимура были волосы европейца. В самом деле:
«Волосы Тимура толсты, прямы, седо-рыжего цвета, с преобладанием темно-каштановых или рыжих. Волосы бровей сохранились хуже, но все-таки по этим остаткам нетрудно представить и воспроизвести общую форму брови. Хорошо сохранившиеся отдельные волоски. Цвет их темно-каштановый. Оказывается, Тимур носил длинные усы, а не подстриженные над губой, как это было принято правоверными последователями Шариата. Небольшая густая борода Тимура имела клиновидную форму. Волосы ее жесткие, почти прямые, толстые, ярко-коричневого (рыжего) цвета, с значительной проседью» ([67], с.514).
Традиционные историки уже давно знали, что Тимур был рыжим. Это явно противоречит его «монгольскому происхождению». Что делать? Подумав, нашли вроде бы неплохое объяснение. Предложили считать, что Тимур все-таки был черным, но красился хной, а потому «казался рыжим». Попробуйте выкрасить хной черные волосы монгола. Что из этого получится? Вряд ли волосы из черных станут рыжими. Но сегодня, после вскрытия могилы Тимура, нам не нужно гадать на эту тему. ВОЛОСЫ ТИМУРА БЫЛИ РЫЖИМИ. Вот что сообщает Герасимов:
«Даже предварительное исследование волос бороды под бинокуляром убеждает в том, что этот рыже-красноватый цвет ее натуральный, а не крашеный хной, как описывали историки» ([67], с.514).
Один этот факт полностью уничтожает все предыдущие традиционно-исторические попытки уйти от очевидности.
В заключение отметим еще один странный факт, обнаруженный Герасимовым: «Несмотря на старческий возраст Тимура (70–72 г.) череп его, а равно и скелет, не имеют ярко выраженных, собственно старческих черт. Все это говорит скорее за то, что череп скелета принадлежал человеку полному сил и здоровья, биологический возраст которого не превышал 50 лет (! — Авт.)» ([67], с.513).
Итак, мы поставлены перед следующей дилеммой.
1) Если в гробнице Тимура действительно лежит Тимур, то это — европеец с рыжими волосами. Это полностью согласуется с результатами реконструкции Герасимова и с заявлениями средневековых источников, изображавших Тимура рыжим индоевропейцем.
2) Если же в гробнице Тимура лежит не Тимур, то это ставит под серьезное сомнение традиционную историческую версию, настаивающую на подлинности гробницы Тимура.
И последний вопрос: а когда, кстати, жил Тимур? Гроб-то практически современный! Неужели это 1405 год?

Об арабских названиях в русской истории

 
Согласно предлагаемой нами новой хронологии, «монголо-татары» — это просто казаки, русские постоянные войска («Орда»). Поэтому естественно предположить, что и Тамерлан, будучи монголом, был на самом деле одним из казачьих военачальников — «ханов» = царей или «эмиров» = князей того времени.
Во избежание путаницы сделаем следующее замечание. В современных учебниках, когда говорят об истории монгол, то употребляют исключительно имена и наименования, заимствованные из тюрко-язычных или арабских источников: падишах, эмир и т. д. Это создает некий «восточный колорит», который сильно мешает пониманию сути дела. Возникает впечатление, что и в самом деле, восточные авторы вовсе не описывали Русь: «восточная историография XV в., хорошо осведомленная в географии и истории мусульманских стран, не имеет даже самых элементарных сведений о Руси» — см. ([67], с.11). Но зато усиленно описывали некую азиатскую страну «Монголию», имевшую к Руси лишь отдаленное отношение — лишь постольку поскольку «Монголия завоевала Русь и поэтому Русь стала называться у иностранных авторов Татаро-Монголией».
Представьте себе, что в учебнике по истории России XIX века, написанном на русском языке все оставлено как есть, только собственные имена, географические названия и обозначения должностей заменены на соответствующие термины из арабского языка, скажем просто взяты из арабского учебника по истории России. Узнаем ли мы после этого свою родную историю? Это — в точности то, что происходит со средневековой историей Руси, которая благодаря «чистке» при первых Романовых дошла до нас в основном в западных и арабских описаниях, где ее называли «Татаро-Монголией». При этом не только название страны, но и имена, географические названия, названия должностей и т. д., арабы естественно переделали на свой лад. В русских источниках вообще не употребляется, например, слово «монгол». Вместо «хан» говорится «царь», вместо «эмир» — князь или мурза. Если читая современный учебник по истории «Татаро-Монголии» заменять эти тюркские слова на соответствующие им русские, употреблявшиеся по отношению к тем же «татаро-монголам» в русских источниках, то будет гораздо легче понимать о чем на самом деле идет речь.

Темир—Тамерлан и Мехмет II

 
С учетом высказанного замечания и всего того, что мы уже знаем об истории Руси-Монголии, совсем по-другому воспринимается и хорошо известная история походов Тамерлана. С этой новой точки зрения образ Тамерлана является в основном склейкой двух реальных исторических деятелей: одного из конца XIV века (это «Темир Аксак=железный хромец») и другого из конца XV века (это Султан Мехмет II, завоеватель Константинополя). Они наложились друг на друга при 90-летнем сдвиге очень ярко выраженном в русской истории (этот сдвиг получен «в наследство» от истории Византии). Повторим еще раз, что говоря о «наложении», мы имеем в виду, что в «письменную биографию» одного деятеля вошли сведения из «письменной биографии» другого лица. Основной вклад в образ Тамерлана дал Мехмет II.
Как пишут историки, «Тимур держал при себе подставных ханов — Суюргатмыша (1370–1388) (князя Сургутского? — Авт.) и потом его сына Султан Махмуд-хана (1388–1402) (т. е. царя Мехмета Султана — Авт.) После смерти последнего он больше подставного хана не держал и чеканил монеты от имени умершего» ([67], с.42).
Любопытно, кстати, откуда черпаются эти сведения о «подставных ханах»? Сказали бы прямо, что имена правителей в хрониках не совпадают с именами на монетах, в чем не было бы ничего удивительного, поскольку в те времена один и тот же правитель мог иметь много различных имен. Особенно если он правил сразу в нескольких землях с разными наречиями.
«С Султан Махмуд-ханом Тимур был в очень хороших отношениях и имел в его лице прекрасного, энергичного военачальника» (цитата взята из статьи А. Якубовского «Тимур», см. ([67], с.42).

Темир—Тамерлан—Мехмет как прообраз Александра Македонского

 
Этот смешанный образ Темира—Мехмета послужил, в частности прообразом для описаний знаменитых походов Александра Македонского (ср. «индийские походы» Александра и Тимура). Наложение Мехмет II = Александр Македонский было обнаружено А. Т. Фоменко в [38].
Недаром один из основных источников говорящих о Тимуре называется «Анонимом Искендера» (т. е. «Аноним Александра»): «Совершенно в стороне от линии сложения двух „Зафар-Наме“ находится такой ценный источник как „Аноним Искендера“… Как дополнительный источник по истории Тимура он чрезвычайно важен, т. к. заключает в себе факты совершенно отсутствующие в других источниках» (А. Якубовский, ([67], с.9)).
Отметим также, что средневековые романы о походах Александра Македонского получили широкое распространение именно в XV веке — т. е. в эпоху Мехмета II.

Когда и зачем была написана история походов Александра Македонского?

 
Может возникнуть вопрос: как могли такие поздние события (XV век!) послужить источником для знаменитых войн Александра Македонского? Ведь его имя упоминается во многих древних книгах! Ответ очень простой: конечно, само по себе имя легендарного основателя Империи «Александра» (кстати, без прозвища «Македонский») было известно и раньше XV века. Однако никаких подробностей о его военных походах источники ранее XV века не содержат. Известно, что подробные описания походов Александра появились на Западе «в переводе с греческого» лишь в XV–XVII веках, уже после падения Константинополя. Обстановка, в которой они появились, достаточно ясно объясняет почему «Александр Македонский» в них списан с Мехмета II. Дело в том, что переводил их с греческого, в частности, известный кардинал Виссарион, переехавший из Византии в Италию после захвата Константинополя Мехметом II. (Виссарион, кстати, привез на Запад и птолемеевский «Альмагест»). Считается, что целью Виссариона была организация крестового похода из Западной Европы в Византию с целью отвоевания Константинополя у турок. Напомним, что в самом Константинополе перед турецким завоеванием было две партии: «турецкая» и «латинская»; победила первая, но Виссарион принадлежал ко второй и хотел реванша. См., например, [32]. Оказывается, призывая европейских государей к войне с турками, он и другие «сравнивали турок с древними варварами-македонцами» [68]. Так может тогдашние турки и были македонцами? Ведь турки пришли на завоевание Константинополя с Балкан. Современная Македония на Балканах расположена близко от Тираны, «города Тираса» = «города турок»! Заметим, что согласно представлениям даже XVII века имя турок произошло от «Тираса», см., напр. [70].
Более того, сохранился экземпляр «переведенной с греческого» Виссарионом книги о походах Александра Македонского, на полях которой Виссарион своей рукой аккуратно и подробно красными чернилами отметил «параллели» между войнами Александра и походами турок в XV веке! Фотографию с этой книги, которая до сих пор хранится в архивах Ватиканской библиотеки, можно найти в [68]. Не исключено, что Виссарион попросту сам написал эту книгу с политическими целями. А в своем личном экземпляре отметил параллели для удобства использования этой книги.
Наша гипотеза: книги о походах Александра Македонского были написаны в XV веке с политической целью: собрать крестовый поход против турок. Эти книги совсем не делали из Александра Македонского героя — напротив они были направлены против его завоеваний, пытались подчеркнуть их «варварский» характер. Это уже потом, в XVII–XVIII веках первоначальный смысл сочинений XV века об Александре Македонском был забыт и Александр превратился в хрестоматийного героя древности, войдя в школьные учебники. Тем более, что к тому времени уже сложилась историческая концепция Скалигера—Петавиуса, которая всю «древнюю Грецию» (на самом деле — Византию) поместила на один только полуостров, в ее небольшую провинцию. Вследствие этого, историческая Македония, которая на самом деле находилась там же, где и теперь находится — на Балканах, — «сжалась» до еще меньшей провинции внутри этой искусственной, миниатюрной «Греции». В частности, «македонцы» были противопоставлены «туркам».
Но, как видно из [68], в XV веке еще помнили, что турки происходят с Балкан, оттуда же, откуда и македонцы. Среди турок, завоевавших Константинополь наверняка было много македонцев. Возможно, и сам Мехмет II был македонцем, и его не случайно изобразили как Александра «Македонского».

Тамерлан и Константин Великий = Алексей Комнин

 
Есть в «Тамерлане» и третий, существенно более слабый слой, поднявшийся вверх из XI века. Образ «великого царя» Константина Великого = Алексея Комнина в арабской исторической литературе смешался с образом основателя Монгольской империи Чингиз-хана, т. е. князя Георгия (см. выше).
В средневековой Европе (в том числе и на Руси) все наследственные государи вели свой род от Августа (т. е. от Константина Великого = Алексея Комнина). А на Востоке все ханы обязательно должны были быть потомками «Чингиз-хана», т. е. — того же Августа! Просто в арабских источниках он был известен под другим именем.
При 300-летнем хронологическом сдвиге Алексей Комнин накладывается на Тамерлана, что видимо и привело к их путанице. Отсюда и имя Чингиз-хана — «Тимучин» (т. е. просто Тимур, Тамерлан). В результате этого смешения произошло и обратное отражение — образ Тамерлана опустился в XI век: «Беспрерывные войны Тимура невольно наталкивают на сравнение его с таким завоевателем, каким в XI веке являлся Махмуд Газневи» (А. Якубовский, ([67], с.44)). То есть, — «Мехмет казак». Имя «Мехмет» в связи с Тимуром возникает не случайно, так как один из основных слоев в образе Тимура это образ турецкого султана Мехмета II. Прозвище «казак» — тоже не случайно, см. выше.

Что означает имя «Тимур»?

 
Имя «Тимур» было известно также в форме «Темир» ([49], с.230), что, по-видимому, значит просто «т-эмир», т. е. «князь» с приставкой «т». Возможно, что эта приставка означала «великий» и тогда имя «Темир» на русский язык переводится просто как «великий князь» — хорошо известный на Руси средневековый титул. Это наблюдение подкрепляется тем, что имя «Темир» носил не только Тамерлан, но, скажем, и его предшественник, «хан Моголистана Туглук-Тимур» (А. Якубовский, ([67], с.19).) Вообще, это имя в то время носили именно независимые государи, что косвенно подтверждает отождествление «темир» = «т-эмир»=«великий князь».
Согласно русской летописи, Тамерлан был выходцем из яицких «татарских» (казачьих) старшин: «сей Темир — сын старейшины некоего от заяицких Татар» (А. Якубовский, ([67], с.20).). Более того, оказывается, что не принадлежа к Чингизидам (т. е. к потомкам Августа-Алексея Комнина), он был обязан своим возвышением женитьбе на дочери Чингизида «хана Казана». В переводе на русский язык это значит — «казанского царя» (См. статью А. Якубовского, ([67], с.42)).

Войны Тимура с Тохтамышем

 
И это еще не все. Покорив множество стран, Тамерлан всю свою жизнь, оказывается, вел постоянную и нескончаемую борьбу за земли «Урус-хана» (по-русски: русские земли). Эта борьба, несмотря на неизменные победы Тамерлана во всех битвах, так и не кончилась до его смерти. Любопытно, что он никогда не делал попыток уничтожить лично своего постоянного противника в этой борьбе — Тохтамыша, хотя и разбивал его в битвах много раз. Это понятно: ведь Тохтамыш — это Дмитрий Донской, «царевич» — потомок Августа. А борьба Тамерлана с Тохтамышем была ни чем иным как междоусобной борьбой в русской Орде. Лица царской крови при этом, как правило, не уничтожались.
Приведем вкратце (с нашими комментариями) известную историю взаимоотношений Тимура с Тохтамышем.
«Вмешательство Белой Орды в Золотоордынские дела. Особенно решительные шаги в этом отношении предпринял Урус-хан» ([67], с.30). Урус-Хан — это просто «русский хан». Под «Белой Ордой» надо понимать западную часть Руси — «Литву» того времени, в состав которой входила Белоруссия, а с востока она захватывала Москву (см. выше).
«Правивший в Ак-Орде до 1377 года, Урус-хан задумал стать не только сарайским ханом, он решил объединить обе части улуса Джучи» ([67], с. 30, 31). Здесь «улус», по-видимому, слово того же корня, что и «урус», а Джучи — это «джучи» = «джэтэ» = готы = татары = казаки. «Улус» писали арабы, а в Мегалионе-Монголии это слово звучало, скорее всего как «Русь».
«Один из эмиров (князей — Авт.) выступил против Урус-хана в вопросе о Золотой Орде, за что и был казнен. Сын (этого князя-эмира — Авт.) — Тохтамыш — бежал из Ак-Орды и явился к Тимуру, предлагая ему свои услуги. Произошло это в 1377 году. Тимур отправил Тохтамыша в Ак-Орду отвоевывать у Урус-хана ак-ордынский престол» ([67], с. 30, 31). Здесь «ак-ордынский», т. е. «бело-ордынский» («ак» переводится как «белый») явно означает «бело-русский» престол.
«Только в 1379 г. Тохтамышу удалось овладеть акордынским престолом» (А. Якубовский, ([67], с.31).) Напомним, что согласно нашей реконструкции, Тохтамыш — это Дмитрий Донской, столицей которого была первоначально Кострома. Разбив Мамая в Куликовской битве 1380 года он в самом деле овладел западнорусским, «литовским» престолом.
«Воспользовавшись полным ослаблением Мамая, которого Дмитрий Донской разбил на Куликовом поле в 1380 г., Тохтамыш в том же году двинулся на Мамая и на реке Калке нанес ему быстрое и сокрушительное поражение» (А. Якубовский, ([67], с.31).)
Потом Тимур и Тохтамыш поссорились и в дальнейшем без конца воевали друг с другом. Однако «войны Тимура с Тохтамышем не преследовали захвата земель, за исключением небольшой группы городов» (А. Якубовский, ([67], с.32).) Так и должно было быть, поскольку речь идет о междоусобных войнах внутри одного государства.

Город Самара и город Самарканд

 
«Против Тохтамыша, ставшего в 1380 году (т. е. после Куликовской битвы — Авт.) могущественным ханом, Тимур провел три крупных похода — в 1389, 1391 и 1394–1395 годах. В 1391 г. Тимур выступил из Самарканда и огромное войско Тимура встретилось с войсками Тохтамыша между Самарой и Чистополем» (А. Якубовский, ([67], с.32).)
Здесь Самаркандом по-видимому названа Самара — настоящая столица хана Темир-Аксака. Известно, что Самара и в самом деле была ханской ставкой. Само название «Самара», в обратном (арабском) прочтении — «А-Рамас» означает «Рим», «столица».
Далее, оказывается, что Самара была связана с Яиком (современным Уралом) древней большой дорогой, которая называлась «Нагайской». Напомним, что Темир-Аксак был из «заяицких Татар».
Цитируем: «Эта Самарская лука, образуемая изгибом Волги от города Самары до города Чистополя, там летом находилось обыкновенное местопребывание ханов Золотой Орды. Отсюда лесная полоса ограничивалась с юга большою дорогой, называемой еще и поныне Нагайскою. И теперь еще остались следы так называемой старой Нагайской дороги, которая шла от Волги, направляясь на восток к Уралу (не в дальнем расстоянии от нынешнего почтового тракта из Самары в Оренбург, называвшегося прежде военно-самарскою линией)» (М. Иванин. Состояние военного искусства у среднеазиатских народов при Тамерлане. [67], с.441, 442).
Летопись указывает, что Темир-Аксак был «от САМАРХИСКИЕ земли» ([39], с.25). Это снова явно указывает на САМАРУ. Кстати, до сих пор сохранился текст НАПИСАННОГО В САМАРЕ ярлыка хана Девлет-Кирея. Вот цитата: «Великой Орды великого царя Давлет-Кирея писано из САМАРА» ([39], с.43).
Читатель может упрекнуть нас, что вместо «Девлет-Гирей» (как обычно пишут историки) мы написали «Девлет-Кирей». Наш ответ. Во-первых, имя Кирей написано в старом документе, который мы только что процитировали. А во-вторых, понятно, почему историки заменили Кирея на Гирея. Потому, что слово Кирей — это очевидно хорошо известное средневековое слово КИР, означающее просто «государь» и использовавшееся в РУССКОЙ практике при обращении к царю, патриарху. Это — то же самое, что «сир» и вообще «царь» = ЦР.
Да и имя «Девлет» скорее всего — русское. Ведь слово «довлеть», то есть «властвовать», «велеть» хорошо известно в старорусском языке. См., например [75], т.1, с.288. Поэтому «Девлет» — это просто «властитель». А «Девлет-Кирей» это — «царь-властитель», «царь-государь». Видимо, после прихода Романовых к власти на Руси многие старые русские титулы вышли из употребления и были забыты. А теперь, встречая их на страницах летописей, мы воспринимаем их как что-то непонятное, «иностранное».

О Ногайской Орде

 
Имя известного русского рода Нагих вероятно напрямую связано с Ногайской Ордой. Отсюда, кстати, и казацкая нагайка. А также — известные ногайские ножи, упоминаемые например в истории убийства царевича Димитрия. В этой истории были замешаны Нагие. Источники сообщают, что ногайские ножи были в употреблении семьи Нагих ([61], с.76).
Не исключено, что именно Тамерлан был основателем этой знаменитой Нагайской орды, остатки которой просуществовали до XIX века. Ведь именно в эпоху Тамерлана, в XIV веке «на берегах Черного моря возникла другая Орда, отложившаяся от Волжской иначе Золотой, Орда Ногая, не хотевшая признавать власти волжских ханов» (Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей, вып.1, глава IX). Понятно, что отложившаяся новая Орда (часть казачества) должна была воевать со старой. Возможно это были как раз войны Тимура с Тохтамышем (Дмитрием Донским).

О готах. О Семиречье

 
Сделаем отступление о знаменитом слове «готы». Австрийский посол в России XVI века С. Герберштейн сообщает в своих известных «Записках о Московии», что в Москве в его время (XVI век) татар называли «готами». Следовательно, «готами» в Москве называли казаков. Оказывается, что точно также и оседлые монголы называли монголов-кочевников «джете», т. е. «готы». Это полностью соответствует словам Герберштейна, поскольку, как теперь мы понимаем, «монголы» — это русские, а «монголы-кочевники», следовательно, — казаки.
Вот как описывают историки обстановку в Монголии в эпоху Тамерлана, не подозревая, что описывают просто Русское государство XIV–XVI веков: «Ханы все больше сочувствовали переходу к городской жизни и стремились взять непосредственно в свои руки власть над богатой, культурной страной — Мавераннахром» ([67], с.15). «Мавераннахром» в арабских хрониках называлась, по-видимому, Московская, т. е. западная по отношению к Волге, Русь.
«Все больше углублялись различия между монголами Семиречья и осевшими в Мавераннахре. Оставшиеся в Семиречье смотрели с презрением на переехавших в Мавераннахр и утративших тем самым чистоту кочевнических традиций. В свою очередь последние рассматривали чагатаев в Семиречье как отсталых и грубых варваров и называли их „джэтэ“. Чагатайский улус (урус = русская земля — Авт.) постепенно распался на две части: Мавераннахр и Моголистан, включающий в себя, кроме Семиречья, Кашгар (Каш-гар = Казань-город? — Авт.). Это произошло в XIV веке» ([67], с.15). Здесь описано разделение Руси-Монголии (Мегалиона) на Московское государство (= Мавераннахр) с одной стороны, а с другой — на волжское, яицкое, донское, запорожское казачество.
Само название «Семиречье» вполне вероятно произошло от «семьи рек» по которым тогда селились казаки: Волга, Дон, Яик, Днепр, Днестр, Терек, Иртыш.
В свете этого замечания становится ясным и название «улуса Джучи», т. е. «уруса гота», т. е. «русской области готов» в истории Монголии. И «улус Чагатая» тоже, возможно, означает то же самое — «русскую землю (ча) — готов». Здесь «ча» или «ца», возможно есть сокращенное «царь». Напомним, что буквы «ч» и «ц» часто писались в старых текстах неотличимо друг от друга. То есть «Чагатай», возможно означает «царь готов».
Вообще, разговор о готах слишком долгий и мы не имеем возможности здесь исчерпать эту тему полностью. Отметим лишь, что германцев тоже называли готами, что вместе с историческим названием «Пруссия» указывает на старую связь между казачеством и немцами (см. выше).

Отражение событий времени Мехмета II (XV век) в истории Тамерлана (XIV век)

 


Мехмет II

 
Перейдем теперь к описанию слоя XV века в документах, говорящих о деяниях Тамерлана. Этот слой является основным. Слава Тамерлана как великого завоевателя идет именно отсюда. Прообразом Тамерлана является знаменитый завоеватель XV века — турецкий султан Мехмет II, взявший в 1453 году Константинополь и сделавший его своей столицей. При 90-летнем византийско-русском сдвиге вниз эпоха Мехмета II накладывается на эпоху Тамерлана.

Какой «Самарканд» был столицей Тимура, когда хроники говорят о событиях XV века?

 
Напомним еще раз, что названия городов могли перемещаться по географической карте и в разные эпохи «прикреплялись» к разным городам. Выше мы предъявили тексты, где под Самаркандом явно понималась Самара на Волге. А в XV веке под Самаркандом понималось уже нечто другое.
Вот любопытное свидетельство историка о столице Тамерлана Самарканде. Как уже отмечалось, слово Самар(канд) — это Рамас = Рим в арабском, т. е. в обратном прочтении.
«Столицей огромного тимурова государства стал Самарканд. Тимур считал, что по величине и красоте ни один город не может быть ему равным. Самарканд должен был затмить все бывшие до него столицы» ([67], с.44).
Нас хотят убедить, что это был всего лишь небольшой городок Самарканд в нынешнем Узбекистане!
При этом «Ибн Арабшах рассказывает, что Тимур устроил вокруг Самарканда ряд селений, назвав их именами знаменитых городов» ([67], с.44). Скорее всего, слово «селения» здесь появилось лишь как комментарий современного историка. А вот список городов, который сейчас последует, — это уже из исторических источников. Список этот впечатляет: «Миср (Каир), Димшик (Дамаск), Багдад, Султания и Шираз из которых три были столицами: Дамаск — омайадского, Багдад — аббасидского, Миср — фатимидского халифатов. В то, что селения носили названия знаменитых городов, была вложена определенная политическая идея: перед Самаркандом все они меркнут» ([67], с.44).
Читая эти «объяснения», нельзя отделаться от впечатления странности. Где вы видели в достоверной истории, чтобы пригороды небольшого селения без тени смущения назывались громкими именами знаменитых столиц?
Кстати, «на краю» тимурова государства был расположен город Ясы ([67], с.44). Историки, конечно, помещают его поближе к современному Самарканду — в Туркестан, где такого города сегодня, естественно, нет. При этом известно, что ЗНАМЕНИТЫЙ средневековый город Яссы находился в Бессарабии, действительно на краю — Турецкой империи Мехмета II.
Приведенная цитата из средневекового текста не оставляет никакого сомнения, что Самаркандом в ней назван знаменитый Константинополь.

«Подставные ханы» Тимура. Султан Мехмет Хан = султан Мехмет II. Кто взял в плен Баязида?

 
Оказывается далее, что «Тимур держал при себе подставных ханов — Суюргатмыша и потом его сына Султан Махмуд-хана (царя Мехмета Султана — Авт.) после смерти последнего чеканил монеты от имени умершего. С Султан Махмуд-ханом Тимур был в очень хороших отношениях и имел в его лице прекрасного, энергичного военачальника. Султан Махмуд-хан в 1402 г. участвовал в битве при Анкаре и взял в плен турецкого султана Баязида» ([67], с. 42, 479).
Так Баязида, оказывается, пленил Султан Махмуд-хан, а вовсе не Тамерлан! Таким образом, почти не остается сомнений в том, что под «Тимуром» здесь имеется в виду турецкий султан Мехмет II. Кстати и на знаменитом камне с высеченной на нем надписью Тимура, найденном в современном Казахстане («казак-стане»), Тимур именуется как «султан Турана Тимур», т. е. просто «турецкий султан Тимур» ([67], с.32). Его столицей до перенесения ее в Константинополь мог быть Тирасполь на Днестре или Тирана в современной Албании. Здесь Туран = Тирана = Тирасполь = «город турок».
Хорошее представление о землях, где воевал Тимур может дать и следующая цитата: «Войска (Тимура — Авт.) направились на города Яссы, Караучи, Сайрам (Сараево? — Авт.)…. к Сарук-Узек (Сиракузы? — Авт.)» ([67], с.439).
Но ведь именно в этих местах и воевал турецкий султан Мехмет II = «Султан-Мехмет-хан», которого Тимур «не держал взаперти в Самарканде, но брал… с собой во время походов» ([67], с.479).

Была ли возглавляемая Тимуром орда — «дикой»? Как было организовано его войско?

 
Обычно Тамерлана представляют как грубого, невежественного завоевателя, непонятно каким образом достигавшего побед имея под рукой лишь «дикие азиатские орды», состоявшие большей частью из воинов, набранных в окрестностях современного городка Самарканда. В связи с этим приведем выдержки из обстоятельной книги М. И. Иванина «О военном искусстве и завоеваниях монголо-татар и среднеазиатских народов при Чингиз-хане и Тамерлане» (Спб., 1875). Глава из этой книги воспроизведена в [67], откуда мы и заимствовали цитаты.
«Войска Тамерлана состояли из пехоты и конницы… пехота… в дальних походах была снабжена лошадьми; конница или по крайней мере значительная часть ее была приучена сражаться в пешем строю, следовательно, соответствовала нашим драгунам… Конница разделялась на простых и отборных воинов, составлявших легкую и тяжелую конницу. Сверх того были особые телохранители Тамерлана, вроде гвардии… Кроме этих главных родов войск были еще:
1) понтонеры или судовщики… они употреблялись для устроения судов и наведения мостов;
2) метатели григорианского или греческого огня;
3) разного рода рабочие, умевшие устраивать осадные машины и обращаться с метательными орудиями… Этот род войск был доведен до большого совершенства. Из хода осад, предпринятых Тамерланом, видно, что ему были известны почти все способы, употреблявшиеся греками и римлянами… Он имел слонов с которых посаженные на них воины стреляли григорианским огнем.
4) Для действий в горах Тамерлан имел особого рода пехоту, составленную из горских жителей…
Войска, как и у Чингиз-хана, были разделены на десятки, сотни, тысячи, тумыны (по-русски — „тьмы“, отсюда „темник“, предводитель „тьмы“, заметим, что в казачьих войсках деление на десятки и сотни сохранялось до XX века, причем это было особенностью исключительно казачьих войск — Авт)… предводимые десятниками, сотниками, тысячниками и эмирами (по-русски: князьями, темниками — Авт.)… Отборные воины, или тяжелая конница были вооружены шлемами, латами, мечами, луком и стрелами… Каждый десятник… был вооружен кольчугой, мечом и луком… Сотники были обязаны иметь… меч, лук… палицу, булаву, кольчугу и латы… Награды воинов за отличия состояли: в похвале, прибавке жалованья (в „диких“ ордах, оказывается, было постоянное жалованье — Авт.), подарках, увеличении доли при раздаче добычи, повышении в чине, в почетном титуле, названии богатырем… а при отличии целых частей войска — в раздаче литавр, знамен и прочее…
В то время, когда почти все народы, не имея правильного строя, сражались толпою… войска Тамерлана имели правильный строй и несколько линий, которые они постепенно вводили в бой… и свежий резерв, составленный из лучших войск» ([67], стр. 424–428).
Заметим, что поскольку среди народов, с которыми воевал Тамерлан были и европейские народы, то это же самое можно было бы сказать и яснее: в то время, как в Европе еще сражались толпою, «дикие азиатские орды кочевников» уже имели правильный строй и хорошую военную организацию. И это не насмешка, а правда, но только вместо «диких орд» надо поставить русских или турок и тогда получим хорошо известную ситуацию XIV–XV веков, когда прекрасно организованные казачьи войска монгол-русских и турок-балканцев наносили поражения западноевропейским рыцарским войскам.
«И если неприятель успевал опрокинуть центр передней линии, то легко мог быть… поставлен в такое же положение, в каком находились римляне в сражении при Каннах, когда, опрокинув центр карфагенской конницы, они начали ее слишком стремительно теснить и были охвачены с флангов пехотой и конницей Аннибала, от чего и потеряли сражение… Что при Каннах произошло не случайно, то и при описанном боевом порядке могло происходить по расчету» ([67], стр. 424–428).
Мы не имеем возможности отвлекаться здесь на античную историю, но отметим, что совершенно уместное сравнение тактики Тамерлана с тактикой Ганнибала возникло у М. И. Иванина не случайно. Добавим к его словам, что у Ганнибала, так же как и у Тамерлана были на вооружении слоны, поражавшие воображение современников….
«Сам гений войны, казалось, подсказал Чингис-хану и Тамерлану этот способ производить битвы. Он так хорошо придуман, что почти все сражения того времени были решительны и наносили совершенное поражение неприятельским армиям» ([67], стр. 424–428).
Но от Чингиз-хана до Тамерлана по традиционной хронологии прошло больше 150 лет! Неужели «неприятельские армии» в числе которых были лучшие европейские и азиатские войска, за 150 лет так и не смогли усвоить монгольскую тактику или противопоставить ей что-то? Это было бы очень странно и остается сделать вывод, что завоевания Чингиз-хана и Тамерлана были одним и тем же завоеванием, возможно продолжавшимся десятки лет, но БЕЗ ПЕРЕРЫВА, который дал бы возможность противнику перестроиться.
По нашему мнению, все это относится к завершающему этапу монголо-турецких завоеваний XIV–XV веков — знаменитым походам будущего константинопольского = стамбульского турецкого султана Мехмета II. Он в данном случае представлен историками как мало значащий «подставной хан Султан-Махмуд-хан при Тамерлане».
Он же — прообраз Александра Македонского, Ганнибала и Махмуда Газневи («Мехмета казака», XI век). Очень может быть, что он действительно был из македонцев (уроженец славянской Македонии?) и его войска состояли из казаков. В числе которых в те времена вероятно были не только русские, но и другие славяне, албанцы и т. д.
Отметим в этой связи, что знаменитые турецкие янычары были, в основном, балканскими славянами (см. выше). Расхожее мнение о том, что они мол были «взяты турками в плен младенцами» неточно: как на Руси набор десятой части мирного населения в казачьи «монголо-татарские» войска был в те времена законной «тагмой», составной частью государственной повинности, так, видимо, и в Турции были точно те же правила и «взятие в плен» тут не при чем.

Россия и Турция как части прежней единой империи

 
Все это, кстати, говорит об общем «монгольском» происхождении турецкой и русской государственности. Собственно, это следует и из учебников: известно, что турки во главе с султаном Баязетом были разбиты в 1402 г. монголами во главе с Тимуром, после чего турки на некоторое время «исчезли». А потом они появились, как ни странно, совсем в другом месте — уже не с юга, а с севера от Константинополя, — на Балканах.
При этом их армия была уже устроена на монгольский образец, гвардия султана (янычары) состояла из славян, а с Русью были установлены исключительно дружественные отношения и велся постоянный обмен посольствами. Есть много указаний на то, что Турция, Россия и Польша до XVII века еще рассматривались как части единого целого. На это есть как прямые указания в арабских источниках (см. выше), так и косвенные данные. Известно, например, что запорожские казаки совершенно свободно переходили между Россией, Турцией и Польшей, служа то одному, то другому государству и не считая такой переход изменой.
По-видимому, отношения России с Турцией в конце концов испортились совсем не по религиозным соображениям. В России никогда не преследовали мусульман, а в Турции не преследовали православных за их веру. И даже подворье константинопольского патриарха так до сих пор так и находится в Константинополе — Стамбуле.
Романовы были охвачены идеей захватить Константинополь вооруженным путем и начали бесконечные войны с Турцией. Эти войны продолжались с перерывами все 300 лет их правления в России (очередная попытка намечалась в 1917 году).
Согласно мнению современного исследователя Б. Кутузова [69], даже раскол в русской церкви в XVII веке был вызван желанием царя Алексея Михайловича Романова завладеть Константинополем. По мнению Кутузова, именно в качестве «идеологической подготовки» к этому захвату царь решил привести обычаи русской церкви к греческим обычаям того времени, т. е. к тем, которые были приняты у Константинопольского патриарха в Константинополе — Стамбуле. Считалось, что это необходимо для того, чтобы русский захват Константинополя выглядел как «освобождение единоверцев» [69].
Романовы, по-видимому, решили использовать западный прием и придать намечавшейся войне религиозный смысл «крестового похода против еретиков». Однако это не соответствовало ни русской (= «монгольской») традиции веротерпимости, ни традициям русской церкви, которая до того не поддерживала идею религиозных войн. Во время религиозных преобразований на Руси у Романовых начались известные трудности и Константинополь захвачен ими не был.

Полумесяц с крестом или со звездой на старых гербах русских городов

 
Полумесяц по звездой считается старым символом Царь-Града = Константинополя. Считается, что впоследствии он стал символом мусульманства. И сегодня воспринимается исключительно как мусульманский символ. Однако, вплоть до конца XVII века полумесяц со звездой украшал, например, огромный ХРИСТИАНСКИЙ СОБОР СВ.СТЕФАНА В ВЕНЕ. Полумесяц был снят со шпиля собора св. Стефана ЛИШЬ В 1685 ГОДУ. Сегодня он выставлен как реликвия в городском музее Вены. При этом, звезда, вписанная в полумесяц, возможно была одной из форм креста. Такая форма креста В ВИДЕ ЗВЕЗДЫ (например, в виде восьми- или шестиконечной звезды) известна из средневековой иконографии. Например, изображения крестов в виде звезд, вписанных в круг можно увидеть на стенах знаменитого киевского Софийского собора. Но тогда получается, что крест с полумесяцем, помещаемый на куполах русских храмов и турецкий полумесяц со звездой (символизирующей крест) — это лишь РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ОДНОГО И ТОГО ЖЕ СИМВОЛА! Один и тот же символ Великой = «Монгольской» империи приобрел в двух своих частях — России и Турции несколько различную форму (после того, как Империя раскололась и они разделились).
Но тогда возникает закономерный вопрос. А есть ли этот символ в старых РУССКИХ гербах? Например, в старых ГЕРБАХ РУССКИХ ГОРОДОВ? Многие читатели возможно думают, что ничего подобного на Руси не было. Во всяком случае, сегодня такие русские гербы увидеть трудно.
Тем не менее, откроем фундаментальное издание [93], посвященное гербам русских городов, внесенных в полное собрание законов Российской Империи с 1649 по 1900 годы. Оказывается, что в старых гербах русских городов символ ПОЛУМЕСЯЦА С КРЕСТОМ (ЗВЕЗДОЙ) действительно присутствовал. Причем, иногда В ОЧЕНЬ ЯРКОЙ ФОРМЕ. Так например, гербы нескольких городов Черниговской области СОСТОЯТ ИЗ КРУПНОГО ПОЛУМЕСЯЦА С ВПИСАННЫМ В НЕГО КРЕСТОМ. Иногда рядом с крестом помещается звезда. Вот несколько примеров.
1) Герб города Борзны Черниговской губернии, утвержденный 4 июня 1782 года. На красном поле — КРУПНЫЙ СЕРЕБРЯНЫЙ ПОЛУМЕСЯЦ, ОХВАТЫВАЮЩИЙ ЧЕТЫРЕХКОНЕЧНЫЙ ЗОЛОТОЙ КРЕСТ примерно такого же размера. Расцветка, возможно, была в XVIII веке изменена. Не исключено, что в старом гербе и крест и полумесяц были одного цвета — золотые.
2) Герб города Конотоп Черниговской губернии, утвержденный 4 июня 1782 года. Практически неотличим от герба города Борзны. Мы снова видим ПОЛУМЕСЯЦ С КРЕСТОМ. Более того, рядом с крестом добавлена ЗВЕЗДА, что еще более сближает этот герб с османским полумесяцем со звездой.
3) Герб города Зенькова Полтавской губернии, утвержденный 4 июня 1782 года. Тот же самый ПОЛУМЕСЯЦ С КРЕСТОМ. Здесь крест даже касается полумесяца, точно так же как и как и османская звезда касается полумесяца.
4) Герб города Белозерска Новгородской губернии, утвержденный 16 августа 1781 года. То же самое изображение ПОЛУМЕСЯЦА С ВПИСАННЫМ В НЕГО КРЕСТОМ. Специально отмечается, что это — «старый герб».
5) Герб города Березна Черниговской губернии, утвержденный 4 июня 1782 года. На гербе среди других изображений — ДВА ПОЛУМЕСЯЦА СО ЗВЕЗДОЙ.
6) Старый герб Костромской губернии. Мы снова видим ПОЛУМЕСЯЦ И КРЕСТ. БОЛЬШЕ НА ГЕРБЕ НИЧЕГО НЕТ. На примере истории этого герба хорошо видна борьба, которая подспудно велась в XVII–XVIII веках с остатками старой русско-ордынской символики Великой = «Монгольской» Империи. По-видимому, в эпоху Великой = «Монгольской» Империи полумесяц со звездой был сильно распространен по всей ее территории как один из имперских символов. В Турции этот символ уцелел вплоть до нашего времени. А на Руси, в эпоху Романовых усиленно истреблялся (наряду с другими следами прежней Империи). История старого герба Костромы = ПОЛУМЕСЯЦА С КРЕСТОМ (ИЛИ СО ЗВЕЗДОЙ) была такова. В 1797 году император Павел именным повелением потребовал ВОССТАНОВИТЬ этот старый герб у Костромы. См. [93], раздел «Исторический очерк городских гербов», с.24. Может быть, у Павла были какие-то идеи возрождения старой Империи. По крайней мере в части ее символики. Но чрезвычайно интересно, что это его повеление ВЫПОЛНЕНО НЕ БЫЛО. Его же собственными приближенными! ПОТРЕБОВАЛСЯ ЕЩЕ ОДИН ИМЕННОЙ УКАЗ, на этот раз уже Николая I (28 ноября 1834 года). Тогда старый герб был все же возвращен Костромской губернии. ОДНАКО ЧЕРЕЗ ПЯТЬДЕСЯТ С НЕБОЛЬШИМ ЛЕТ, 5 ИЮНЯ 1878 ГОДА СНОВА ОТМЕНЕН. В результате, сегодня никакого полумесяца в гербе Костромы вы уже не увидите. Так истреблялись последние следы символики Великой = «Монгольской» Империи на Руси. И если сегодня сказать кому-то, что ПОЛУМЕСЯЦ СО ЗВЕЗДОЙ — это один из СТАРЫХ РУССКИХ СИМВОЛОВ (ОН ЖЕ — ОСМАНСКО—АТАМАНСКИЙ), то на вас посмотрят по меньшей мере с удивлением. Хотя, удивляться надо совсем не этому. А тому как удалось Романовым так сильно изменить картину русской истории. Пойдем дальше.
7) Герб города Уральска и Уральской области. Утвержден 5 июня 1878 года. В описании герба сказано следующее: «В зеленом щите три серебряные горы, на которых поставлены: на средней золотая булава, а на крайних ЗОЛОТЫЕ ЖЕ БУНЧУКИ, НА КОТОРЫХ ТАКОВЫЕ ЖЕ ПОЛУМЕСЯЦЫ, КОНЦАМИ ВВЕРХ, увенчанные золотыми же остриями от копия». Таким образом, мы видим, что БУНЧУКИ УРАЛЬСКИХ (ЯИЦКИХ) КАЗАКОВ БЫЛИ УВЕНЧАНЫ ПОЛУМЕСЯЦАМИ. Кстати, копейные острия на этом гербе удивительно напоминают по своему расположению звезду или крест, охваченный полумесяцем. Как и должно быть на османском = атаманском символе. Этот факт — удивителен (с точности зрения романовской истории). Если в случае запорожских казаков еще можно было «объяснять» полумесяц со звездой их связями с турецким султаном в эпоху XVII–XVIII веков, то как объяснить присутствие полумесяца на бунчуках УРАЛЬСКИХ (ЯИЦКИХ) КАЗАКОВ? Ведь в XVII–XVIII веках Урал уже не был напрямую связан с Турцией. По-видимому, здесь мы видим древние следы османского = атаманского происхождения уральских (яицких) казаков. Что хорошо объясняется нашей реконструкцией. Согласно которой османы = атаманы вышли из Руси-Орды (см. книгу «Империя»). А не из Малой Азии, как нас уверяет скалигеровско-романовская история. В Малой Азии они действительно появились, но — как завоеватели. В XIV–XV веках.
8) Герб города Староконстантинова Волынской губернии. Утвержден 22 января 1796 года. Включает в себя ПОЛУМЕСЯЦ СО ЗВЕЗДОЙ в чистом виде. Опять — золото на красном поле.
9) Герб города Царева Астраханской губернии. Утвержден 20 июня 1846 года. ПОЛУМЕСЯЦ С КРЕСТОМ. Опять — золото на красном (червленом) поле. Это — в точности цвета султанского знамени: золотой полумесяц со звездой на красном поле. Кстати, в верхней части герба изображен герб самой Астрахани: кривой ятаган с короной. Это изображение по очертаниям очень напоминает все тот же полумесяц со звездой. Только полумесяц превратился тут в изогнутую саблю, а звезда — в корону, имеющую те же шесть зубцов-лучей. По-видимому, это одно из видоизменений того же полумесяца со звездой.
10) Герб Оренбургской губернии, утвержденный 8 декабря 1856 года. На красном (червленом) поле — ЗОЛОТОЙ ПОЛУМЕСЯЦ, рогами вниз. Над ним — золотой шестиконечный крест.
11) Герб города Чугуева Харьковской губернии, утвержденный 21 сентября 1781 года. Содержит ТРИ СЕРЕБРЯНЫХ ПОЛУМЕСЯЦА В КРАСНОЙ ПОЛОСЕ. Наверху — две изогнутые сабли, «положенные КРЕСТООБРАЗНО» (так сказано в описании герба). В результате мы видим все тот же символ — ПОЛУМЕСЯЦ (здесь их три) С КРЕСТОМ (звездой).
12) Герб Акмолинской области, утвержденный 5 июля 1878 года. В этом гербе — ЗОЛОТОЙ ПОЛУМЕСЯЦ.
13) Герб Семиреченской области, утвержденный 5 июля 1878 года. В червленом (красном) поле — ЗОЛОТОЙ ОПРОКИНУТЫЙ ПОЛУМЕСЯЦ. Напомним, что в Семиреченской области жили СЕМИРЕЧЕНСКИЕ КАЗАКИ.
14) Герб города Ольвиополя Херсонской губернии, утвержденный 6 августа 1845 года. Содержит ПОЛУМЕСЯЦ в голубом поле.
15) Герб города Мариуполя Екатеринославской губернии, утвержденный 29 июля 1811 года. ПОЛУМЕСЯЦ РОГАМИ ВНИЗ — в черном поле. Над ним — ЗОЛОТОЙ ШЕСТИКОНЕЧНЫЙ КРЕСТ.
16) Герб города Кишинева, утвержденный 5 июля 1878 года. Содержит ПОЛУМЕСЯЦ. Кроме того, ЗВЕЗДА между РОГАМИ буйвола сильно напоминает полумесяц со звездой. Как хорошо известно, РОГА могли символизировать ПОЛУМЕСЯЦ.
17) Герб Тифлисской губернии, утвержденный 5 июля 1878 года. Содержит ПОЛУМЕСЯЦ. Наверху — КРЕСТ.
18) Герб города Измаила Бессарабской губернии, утвержденный 2 апреля 1826 года. ПОЛУМЕСЯЦ НА КРАСНОМ ПОЛЕ, НАД НИМ — КРЕСТ.
19) Герб города Хотин Бессарабской губернии, утвержденный 2 апреля 1826 года. Содержит изображение ПОЛУМЕСЯЦА С ВИСЯЩИМ НАД НИМ КРЕСТОМ.
20) Гербы Польские и Литовские, приведенные в [93] в виде таблицы. В таблице 49 гербов. Из них четыре герба — явным образом содержат ПОЛУМЕСЯЦ, а еще на нескольких ПОЛУМЕСЯЦ ПО-ВИДИМОМУ ЗАМЕНЕН ПОДКОВОЙ.
Кроме перечисленных выше гербов, в которых ПОЛУМЕСЯЦ С КРЕСТОМ (ЗВЕЗДОЙ) ПРЕДСТАВЛЕН В ЯВНОЙ ФОРМЕ, имеется также множество гербов, в которых ПОЛУМЕСЯЦ СО ЗВЕЗДОЙ по-видимому был слегка видоизменен и преобразован в другие предметы. Часто полумесяц превращали в КРИВУЮ САБЛЮ, В ЯКОРЬ, и даже в КАДИЛЬНИЦУ (приделав к полумесяцу ножку). А звезду иногда превращали в КОРОНУ.
21) Герб города Николаева Херсонской губернии, утвержденный 3 октября 1808 года. По-видимому, здесь мы видим полумесяц, превращенный в кадильницу. Над ним — по-прежнему КРЕСТ, окруженный сиянием. Лучи сияния образуют подобие ВОСЬМИКОНЕЧНОЙ ЗВЕЗДЫ.
22) Герб города Городни Черниговской губернии, утвержденный 4 июля 1782 года. В КРАСНОМ поле — черный ЯКОРЬ и три ЗВЕЗДЫ. Якорь этот удивительно напоминает ПОЛУМЕСЯЦ с приделанной к нему вертикальной палкой. Эта палка вместе с тремя звездами явно образует крест. Возможно, старый герб города Городни состоял просто из ПОЛУМЕСЯЦА С КРЕСТОМ (звездой). Затем его зачем-то переделали в якорь. Хотя непонятно — при чем тут якорь? Ведь вся Черниговская область удалена от моря. Конечно, здесь, как и везде на Руси, есть реки. Но если бы гербы городов, стоящих на реках, включали бы в себя якоря, то большинство русских городов имели бы гербы с якорями. Чего явно нет. Все-таки ЯКОРЬ обычно символизирует морской порт. Которым город Городня Черниговской области ЯВНО НЕ ЯВЛЯЕТСЯ.
23) Герб города Винницы Подольской губернии, утвержденный 22 января 1796 года. В описании герба читает следующее: «В КРАСНОМ поле — ЗОЛОТАЯ уда (? — Авт.) на два жала в стороны разделенная». Смотрим на герб и явственно видим слегка искаженный ПОЛУМЕСЯЦ С КРЕСТОМ (звездой). Опять-таки — ЗОЛОТО НА КРАСНОМ ПОЛЕ.
24) Герб города Виндава Курляндской губернии, утвержденный 11 марта 1846 года. На КРАСНОМ (пурпуровом) поле — охотничий рог, а над ним — ЗОЛОТОЙ КРЕСТ. Общие очертания герба очень напоминают полумесяц с крестом (звездой). По-видимому, здесь ПОЛУМЕСЯЦ ПЕРЕДЕЛАЛИ В РОГ.
25) Герб города Астрахани, утвержденный 8 декабря 1856 года. О нем мы уже упоминали. Очертания КРИВОГО ЯТАГАНА с висящей над ним КОРОНОЙ очень близки к ПОЛУМЕСЯЦУ СО ЗВЕЗДОЙ.
26) Герб местечка Городище Киевской губернии, утвержденный 4 июня 1782 года. КРИВОЙ ЯТАГАН на этот раз уже не с короной, а с настоящей ЗВЕЗДОЙ. Не возникло ли это сочетание из полумесяца со звездой?

Как писался в XVI веке титул московского царя

 
Что бы вы сказали, увидев, что герб какого-то современного государства постоянно употребляется в паре с гербом какого-то другого государства? Причем, будучи заключен в ним В ОБЩУЮ РАМКУ. На монетах, на грамотах, на государственных бумагах и т. д. Наверное, возникла бы мысль, что эти два государства образуют тесный союз, что-то вроде федерации.
В этой связи стоит обратить внимание на следующие слова известного автора XVI века, посла Габсбургов в России, барона Сигизмунда Герберштейна. В гербах и титулах он разбирался. Рассказывая о московских великих князьях своего времени, он пишет:
«Свои титулы они издавна писали В ТРЕХ КРУГАХ, заключенных в треугольник. Первый из них, верхний, содержал следующие слова: „Наш Бог — троица“ (далее следует обычная христианская церковная формула — Авт.). Во втором был титул ИМПЕРАТОРА ТУРОК с прибавлением „НАШЕМУ ЛЮБЕЗНОМУ БРАТУ“. В третьем — титул ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МОСКОВСКОГО, где он объявлял себя царем, наследником и господином всей восточной и южной Руси» [14], с.75.
Современные комментаторы добавляют к этому рассказу Герберштейна, что такое написание титула Московского великого князя известно лишь с конца XV века «под влиянием непосредственных сношений с султаном» [14], с.301. То есть, поясним мы, — со времен ОСМАНСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ ЦАРЬ-ГРАДА И РАСПАДА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ в 1480 годах. Естественная гипотеза: Русь-Орда разделилась в это время на два государства, настолько близкие, что титул одного государя писался всегда в паре и рядом с титулом другого. Обратите также внимание, что цитированное выше написание титула очевидно подчеркивало РЕЛИГИОЗНУЮ ОБЩНОСТЬ ДВУХ ГОСУДАРСТВ.

Успенский монастырь в Крыму. Правильно ли мы представляем себе историю Крымских ханов?

 
Крымское Ханство было основано в XV веке, в эпоху османского = атаманского завоевания. Первой столицей Крымского Ханства стала крепость Кырк-Ор. Современное название крепости — Чуфут-Кале [141], с.37 и [95], с.67. Несколько позже крымские ханы переехали в расположенный поблизости Бахчисарай.
Одновременно с основанием Крымского Ханства, совсем рядом с крепостью Кырк-Ор был основан знаменитый в средние века ПРАВОСЛАВНЫЙ Успенский монастырь. «В конце XV века после захвата Крыма турками в 1475 г. Успенский монастырь стал резиденцией митрополита, ЦЕНТРОМ ПРАВОСЛАВИЯ в Крыму» [141], с.38. С точки зрения привитых нам представлений о крымских ханах того времени как о врагах ПРАВОСЛАВНОЙ церкви кажется очень странным, что ханы терпели прямо рядом со своей столицей ПРАВОСЛАВНЫЙ Успенский монастырь. Однако вот что сообщает русский историк XVII века Андрей Лызлов о первом крымском хане Хаджи Гирее (XV век): «Некогда хан крымский Ачи-Гирей (Хаджи Гирей — Авт.), воююще против супостат своих, просил помощи от ПРЕСВЯТЫЕ БОГОРОДИЦЫ (в Успенском монастыре), обещающе знаменитое приношение и честь образу ее воздати и ТВОРЯЩЕ ТАКО: егда бы откуду с корыстью и победою возвращашеся, тогла избрав коня или двух елико наилучших, продавше и накупивши ВОСКУ И СВЕЩ СДЕЛАВШИ И ПОСТАВЛЯШЕ ТАМО ЧЕРЕЗ ЦЕЛЫЙ ГОД, ЕЖЕ И НАСЛЕДНИКИ ЕГО, КРЫМСКИЕ ХАНЫ, МНОГАЖДЫ ТВОРЯХУ» [96], с.38.
Мы видим ту же картину, что и в Стамбуле XV–XVI веков. По-видимому, в то время крымские ханы (как и османские = атаманские султаны) еще были ПРАВОСЛАВНЫМИ или, по крайней мере, христианами, очень близкими к православию. Основанный в непосредственной близости от их столицы Успенский монастырь имел тесные связи с Русью до прихода к власти Романовых. «Успенский монастырь часто упоминается в источниках XVI–XVII веков. ОСОБЕННО ТЕСНЫЕ отношения монастырь поддерживал с РОССИЕЙ» [96], с.38. Известны жалованные грамоты монастырю от русских царей Федора Ивановича и Бориса Федоровича (Годунова) [96], с.38. Но вот в XVII веке в эти места приезжает знаменитый турецкий путешественник Эвлия Челеби. Он описывает старый город Салачик, расположенный на дне ущелья, на одном из откосов которого и находится Успенский монастырь. Монастырь уникален в том смысле, что большинство его помещений высечены в отвесной скале, а остальные помещения расположены на уступах скалы.
Турецкий путешественник пишет о Салачике следующее: «Древний город, который насчитывает 300 великолепных домов, покрытых черепицей и украшенных. Все эти дома каменные со стенами из камня, с украшениями, построены великолепно и совершено, крепко и в старом стиле. А в пещерах у подножия скал находится НЕСКОЛЬКО СОТ помещений. Жилища в этих гротах в июле очень холодны, а зимой, напротив, теплы. Имеются там пять участков и ПЯТЬ ХРАМОВ, при которых ПЯТЬ МИНАРЕТОВ, построенных в старом стиле». Цит. по [94]. См. также [95], с.122.
По этому описанию не остается никаких сомнений, что Эвлия Челеби ПЯТЬЮ ХРАМАМИ С МИНАРЕТАМИ называет именно Успенский монастырь. Тем более, что в Успенском монастыре ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛО ПЯТЬ ХРАМОВ: «В началу XX века ЗДЕСЬ СУЩЕСТВОВАЛО ПЯТЬ ХРАМОВ» [94]. Но с другой стороны их этого же описания четко видно, что Эвлия Челеби говорит о МЕЧЕТЯХ С МИНАРЕТАМИ, то есть о храмах, в которых молятся турки-мусульмане. Правда, «построенных В СТАРОМ СТИЛЕ». Что же получается? Оказывается, что для ТУРЕЦКОГО путешественника XVII века ПРАВОСЛАВНЫЕ ЦЕРКВИ УСПЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ БЫЛИ РОДНЫМИ ХРАМАМИ, ТОЛЬКО В СТАРОМ СТИЛЕ. Но ведь это именно то, что мы утверждаем в нашей реконструкции. А именно, что в XV–XVI веках еще сохранялось единство (или сильная близость) религии православных христиан и османов = атаманов.
Современные историки конечно не имеют права отнести эти слова Челеби к Успенскому монастырю, несмотря на всю четкость и очевидность его описания. Хотя даже пещерный характер монастыря (в скале) описан Челеби совершенно четко и правильно. Более того, слова Челеби о «ПЯТИ УЧАСТКАХ» ясно указывают на ПЯТЬ УЧАСТКОВ-УСТУПОВ в скале, на которых ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РАСПОЛОЖЕН УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ. Тем не менее, историки пытаются найти хоть какие-то следы МУСУЛЬМАНСКИХ МЕЧЕТЕЙ (в современном смысле этого слова) в этом месте. Однако таких следов НЕТ. Тогда было решено назвать «мечетями» вообще все мусульманские памятники Салачика. Но и тут не получается, так как таких памятников оказалось всего два, а не пять. И ни один из них на самом деле мечетью не является [94]. Это — мавзолей Хаджи Гирея и мусульманское духовное училище.
У читателя может возникнуть вопрос: если Успенский монастырь был так тесно связан с Крымским Ханством, то куда же делись летописи и документы, из которых можно было бы все точно узнать? Ведь монастырь был православным. И после занятия Крыма русскими войсками в конце XVIII века православные документы Успенского монастыря стали по-видимому известными в России. Да и монахи монастыря наверное рассказали много интересного о крымской истории. Чего до этого русская общественность узнать не могла.
Что на самом деле произошло с Успенским монастырем, еще до того как Крым был присоединен к России (то есть как только туда вошли русские войска) очень интересно и поучительно. На этом примере хорошо видно — «как делалась романовская история».
Произошло следующее. Как только русские войска заняли Крым, «по приказу Екатерины II, командующий русскими войсками в Крыму граф Румянцев предложил ГЛАВЕ КРЫМСКИХ ХРИСТИАН митрополиту Игнатию СО ВСЕМИ ХРИСТИАНАМИ ПЕРЕСЕЛИТЬСЯ В РОССИЮ НА БЕРЕГА АЗОВСКОГО МОРЯ… Организацией ПЕРЕСЕЛЕНИЯ руководил А. В. Суворов… ЭСКОРТИРУЕМЫЕ ВОЙСКАМИ А. В. СУВОРОВА 31 386 ЧЕЛОВЕК ДВИНУЛИСЬ В ПУТЬ. Россия выделила на эту акцию 230 тысяч рублей» [96], с.38. Это было в 1778 году. УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ ПОЛНОСТЬЮ ОПУСТЕЛ. ТАМ НЕ ОСТАЛОСЬ НИ ОДНОГО СВЯЩЕННИКА [96], с.39. Через пять лет, в 1783 году Крым становится частью Российской романовской империи. Естественно было бы ожидать, что теперь православные христиане Крыма, которым уже ничего не угрожает (или хотя бы часть из них) радостно вернулась на свои родные места, в том числе и в Успенский монастырь. Но нет, ничего подобного не происходит! Успенский монастырь был ЗАКРЫТ И ОСТАВАЛСЯ ЗАКРЫТЫМ до 1850 года. То есть в течение ни много ни мало ВОСЬМИДЕСЯТИ ЛЕТ. Как раз такой срок, за которой любой человек, который мог что-то помнить об истории этих мест, уйдет из жизни. Другими словами, Романовы фактически наложили на Успенский монастырь длительный КАРАНТИН. А ведь это был культурный центр Крыма. По-видимому, в это время Романовы добивали в Крыму последние остатки Орды. Кроме всего прочего, наверное опасались, что на свет всплывут какие-то спрятанные здесь документы и книги, представляющие историю Крыма XV–XVII веков совсем не так, как начали об этом рассказывать романовские историки.
ЧЕРЕЗ 80 ЛЕТ, в мае 1850 года указом святейшего синода Успенский монастырь был вновь открыт и зажил обычной монастырской жизнью [96], с.39. Понятно, что теперь никого из его прежних обитателей тут уже не было. Никто не вернулся, документы и книги если и были спрятаны, то теперь все это было прочно забыто. Или же уничтожено. Эта поразительная романовская акция по уничтожению исторической памяти наводит на серьезные размышления. В центре России они уничтожают документы и летописи, сбивают фрески в центральных соборах России (см. книгу «Империя»), а в отдаленных областях империи попросту выселяют с родных мест тех, кто еще мог рассказать правду о прежней истории Руси-Орды. Как только дотянулись руки до Крыма, тут же (даже еще не присоединив Крыма к России!) УНИЧТОЖИЛИ ПРАВОСЛАВНЫЙ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР КРЫМА, где по-видимому должны были храниться многие ценные документы об истории прежней Ордынской империи. Стоит ли говорить, что в Успенском монастыре после этого «не сохранилось» никаких следов старых фресок, надписей или росписей. ВСЕ ТЩАТЕЛЬНЕЙШИМ ОБРАЗОМ УНИЧТОЖЕНО, СБИТО, СОСКОБЛЕНО. Если уж в Архангельском и Успенском соборах Московского Кремля Романовы в XVII веке полностью сбили всю штукатурку со стен и заново зарисовали стены новыми фресками (см. нашу книгу «Империя»), то что уж говорить о далеком Крыме, занятом русскими войсками.
Размах «карательных операций» Романовых против остатков прежней Ордынской империи и, в частности, против еще сохранявшихся свидетельств прежней истории Руси-Орды в ПРАВОСЛАВНОМ Успенском монастыре, показывает следующий яркий факт. После выселения крестьян из Крыма в 1778 году, «оставшиеся на полуострове ПРАВОСЛАВНЫЕ стали требовать от последнего крымского хана Шагин-Гирея себе СВЯЩЕННИКА. С БОЛЬШИМ ТРУДОМ, УГРОЖАЯ ТЮРЬМОЙ, ШАГИН-ГИРЕЮ УДАЛОСЬ УГОВОРИТЬ СЛУЖИТЬ В УСПЕНСКОМ МОНАСТЫРЕ ПРИБЫВШЕГО В 1781 ГОДУ НА ЮЖНЫЙ БЕРЕГ ГРЕЧЕСКОГО СВЯЩЕННИКА КОНСТАНТИНА СПИРАНДИ» [94] и [96], с.39. Попытка КРЫМСКОГО ХАНА спасти Успенский монастырь оказалась тщетной. После присоединения Крыма ПРАВОСЛАВНЫМИ войсками к ПРАВОСЛАВНОЙ России в 1783 году, ПРАВОСЛАВНЫЙ Успенский монастырь был ТУТ ЖЕ ЗАКРЫТ на 80-ти летний «карантин».
Любопытно, что в эту эпоху гробницы крымских ханов в Бахчисарае были покрыты ФУТЛЯРАМИ. Удивительно напоминающими соответствующие футляры на гробницах русских царей в Архангельском Соборе Московского Кремля (См. нашу книгу «Империя»). В Москве эти футляры были установлены Романовыми в XVII веке. В книге «Империя» мы подробно рассказали — зачем Романовы это сделали. В настоящее время в Бахчисарае даже футляров не осталось. Не говоря уж о самих гробницах крымских ханов. ВСЕ УНИЧТОЖЕНО.
Вот так «делалась романовская история». Все средства были хороши.

Какой веры был Тамерлан?

 
Обратимся теперь к вопросу о вере, которую исповедывал Тамерлан. Обычно считается, что Тамерлан был «ревностным мусульманином». Это мнение основано на том, что в арабских источниках он постоянно называется «правоверным». Однако само по себе это еще мало о чем говорит. Так, мы уже видели, что и Русь в мусульманских источниках того времени называлась «правоверной» (см. выше). Поэтому историки и не могут узнать Русь в ее арабских описаниях и вынуждены выдвинуть гипотезу о том, что арабы при тесных торговых отношениях с Русью ее «вообще не описывали».
Согласно нашей концепции, все дело в том, что формальный религиозный раскол между православием, мусульманством и католичеством отнесен в скалигеровской хронологии слишком далеко в прошлое. На самом деле он произошел только в XV–XVI веках.
Конечно, религиозные разногласия накопились еще раньше, но до формального раскола арабы вполне могли называть Русь «правоверной» (даже если и осуждали чуждые им русские религиозные правила). Так что, просто наименование Тамерлана в источниках того времени «правоверным» еще не значит, что он был мусульманином, а не православным или, скажем, католиком.
Возникает еще один вопрос: имело ли мусульманство во времена Тамерлана точно такой же вид, как и сегодня? Вообще говоря, это неясно. Дело сильно осложняется тем, что время Тамерлана было как раз эпохой «великого раскола» XV века, когда Православная — ортодоксальная, Католическая — латинская и Мусульманская — несторианская церкви только-только разделялись.
Поэтому не исключено, что мусульманские церковные обычаи в то время могли существенно отличаться от современных и приближаться, например, к православным. Напомним, в частности, хорошо известный факт, что мусульманство образовалось из несторианского течения внутри Православной церкви. Вообще, история Мусульманской церкви совсем не проста, но мы не можем пока сказать ничего определенного по этому поводу, так как обстоятельного исследования арабских источников мы пока не проводили.
Во всяком случае, приведенные ниже цитаты показывают, что верно хотя бы одно из двух:
1) Тамерлан не был мусульманином;
2) мусульманские обычаи во времена Тамерлана сильно отличались от современных и больше напоминали обычаи европейских народов.
Вот, например, что писал современник Тамерлана Фома Мецопский в своей книге «История Тимур-Ланка и его преемников» (пер. с древнеармянск. Баку, 1957). Конечно, мы имеем сегодня лишь редакцию XVI–XVII веков этой книги. Цитируем по перепечатке в [67]:
«Некий муж, по имени Тимур-Ланка веры и толка предтечи антихриста Махмета, появился на востоке в городе Самарканде» ([67], стр.357).
«Последовал приказ этого тирана (Тимура) взять в плен всех женщин и детей, а остальных, как верующих христиан, так и неверующих, сбросить с крепостной стены… Мугри, поднявшись на минарет в городе Беркри, пронзительным голосом стал кричать: „Салат амат“… Подумав, поганый Тимур спросил: „Что это за крик?“. Приближенные ответили ему: „Настал день судилища и Исе (т. е. Христос) воскреснет“… тотчас же Тимур приказал прекратить сбрасывание людей со стены и освободить остальных» ([67], стр.364)
«Он (Тимур) пошел в город Дамаск… и был уже близок к окрестностям Иерусалима… И пришли жены мусульманских учителей… и говорят ему: „Ты являешься падишахом этой страны, и по воле бога пришел спросить с тех, которые отвергли божие приказание… в этом городе все злодеи и мужеложники, особенно же лживы муллы… вызови наших начальников и мы в присутствии их подтвердим все…“ И последовало его приказание (войскам): „…принесите мне 700 000 голов и соорудите из них 7 башен… А если кто скажет: я Иисуса (т. е. ''я христианин'' — Авт.), к нему не подойти (т. е. только христиан Тимур приказал не трогать! — Авт.)“» ([67], стр.368)
Обратите внимание как мусульманство и христианство перемешаны в описаниях Фомы Мецопского. В одном случае Тимур берет город, вроде бы полностью христианский и приказывает казнить все его население. Похоже, что Тимур мусульманин. Хотя церкви в городе должны были бы быть христианскими, крик отчаяния был поднят почему-то с минарета (кричал мусульманин?). Смысл слов, которые произносились с минарета — чисто христианский. По крайней мере, именно так их понял Тимур и его приближенные. Слова эти произвели на него такое впечатление, какое, они могли произвести только на христианина. Тимур не только прекращает казнь, но и освобождает пленников.
В итоге совершенно непонятно, кто он — христианин или мусульманин. В другом случае жители мусульманского города приходят к Тимуру как к падишаху жаловаться на беззакония в городе. Следовательно, Тимур — мусульманин. Но когда разгневанный Тимур приказывает наказать население города, он строго запрещает трогать при этом христиан. Приказал истреблять только тех, кто не верит в Христа. Значит он — христианин?
Более того, оказывается и среди арабских источников не было полного единодушия о том какую веру исповедовал Тимур. Были и такие арабские авторы, которые считали его «неверным». Ж. Лянглэ («Жизнь Тимура», пер. с франц. Ташкент, 1980) пишет:
«Арабшах старался обесславить нашего героя как неверного, который предпочитал закон Чингисхана закону Мухамада, однако все историки единогласно утверждают, что этот монарх исповедовал, по крайней мере наружно, мусульманскую религию (следовательно, по мнению Лянглэ, Арабшах — не „историк“- Авт.)» ([67], стр.393–394).
Далее, хорошо известно, что мусульманский церковный закон строго запрещает употребление вина. Тем не менее, множество источников утверждает, что в войске Тимура в большом количестве пили вино. Более того, Тимур пил даже водку. Руи Гонсалес де Клавихо («Дневник путешествия в Самарканд ко двору Тимура» 1403–1406 пер. со староисп. Спб. 1881.) пишет:
«Пространство возле царских шатров и павильона было уставлено бочками с вином, расставленными друг от друга на расстоянии брошенного камня, так что они охватывали все это поле на расстоянии полулиги… А рядом с этим павильоном устроено много навесов и под каждым — огромная бочка с вином; и эти бочки были так велики, что вмещали не меньше пятнадцати кантар вина» ([67], стр.321–322).
«В тот день сеньор и все, кто с ним были, пили вино, а для того, чтобы скорее опьянеть, им подавали водку» ([67], стр.327)
Употребление вина Тамерланом отмечалось всеми западноевропейскими путешественниками, которые его видели. Вот как комментирует это М. Иванин, который (в отличие от современников Тимура) уже очень хорошо «знает», что воинам Тимура пить вино запрещено:
«Здесь Тамерлан, по своему обыкновению, награждал более отличившихся воинов и угощал свои войска разными яствами, напитками и увеселениями, причем самые красивые женщины из числа пленных угощали воинов, поднося им в дорогих чашах кумыс (в переводе Лакруа везде говорится „винами“; но Тамерлан, как ревностный магометанин, вероятно, не дозволил бы употребление вина, да и где его было взять в степях и возить при войсках)» ([67], стр. 424).

О погребении Тимура

 
Известно, что погребение Тимура было произведено с грубыми нарушениями мусульманских обычаев [67].
Мусульманские правила, в отличие от христианских, строго запрещают траур при погребении. Но источники сообщают, что при погребении Тимура были произведены траурные обряды.
В. В. Бартольд в статье «О погребении Тимура» (Сочинения М. 1964, т.2, ч.2, с.442–454) пишет об этом так:
«Царицам и царевичам было предложено, „согласно требованию шариата и рассудка“, не надевать траурных одежд».
Тем не менее, оказывается, что, несмотря на такое предписание, «царицы и немногие бывшие с ними царевичи… вместе с царевнами и другими знатными женщинами они выполнили обычные у кочевников траурные обряды… При этом присутствовали в траурных одеждах бывшие в городе царевичи и вельможи, даже представители ислама, как шейх ал-исламы Абд аль Эввель… На этот раз в обрядах принимали участие в черных траурных одеждах не только царицы, царевичи, вельможи и должностные лица, но все население города… После этого был выполнен тот же обряд, как во время поминок по Мухаммед-Султану в Онике; с плачем принесли собственный барабан Тимура; барабан своими звуками принял участие в траурной церемонии, потом кожу его разрезали, чтобы от никому больше не служил… Несогласное с правилами ислама убранство мавзолея было удалено только после занятия Самарканда Шахрухом… Как строгий блюститель шариата, Шахрух не мог не очистить мавзолея Тимура от языческого убранства» ([67], стр.493).
Приведенная цитата, между прочим, подтверждает нашу гипотезу о том, что Тимур и его «подставной хан» Мехмет-Султан — одно и то же лицо, а именно — знаменитый турецкий султан Мехмет II.
Более того, Бартольд при исследовании документальных свидетельств о месте захоронения Тимура замечает, что:
«Трудно согласить это со словами того же автора, что в 1404 году строилось „куполообразное здание для погребения“ Мехмет-Султана и что тело Тимура еще в феврале 1405 г. было положено „в куполообразное здание для погребения“; трудно допустить, что речь идет о двух различных зданиях» ([67], стр. 490–495).
Это также подтверждает, что Тимур и «Мехмет-Султан» — один и тот же человек.

Об обычаях при дворе Тимура

 
Приведем некоторые свидетельства о церемониях и одеждах, употреблявшихся при дворе «дикого азиата» Тимура.
«Этот царский внук, по их обычаю, был очень наряден: на нем было платье из голубого атласа с золотым шитьем в виде кругов — по (одному) кругу на спине, на груди и на рукавах. Шапка его украшена крупным жемчугом и (драгоценными) камнями, а вверху красовался очень яркий рубин» (Г. Клавихо, [67], стр. 322).
Нетрудно узнать в этом описании хорошо известное нам ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОДЕЯНИЕ РУССКИХ ЦАРЕЙ с бармами-кругами на спине и на груди и с шапкой Мономаха. На средневековых изображениях русские цари изображались также и не в очень торжественном одеянии, наиболее характерной особенностью которого был длинный (войлочный?) колпак на голове. См. например гравюры XVI века из первых изданий книги Герберштейна, воспроизведенные в [13].
Далее, Г. Вамбери («История Бухары» пер. с англ. Спб. 1873: стр. 217–237) пишет:
«В торжественных случаях Тимур надевал широкий шелковый халат, а на голове носил длинную коническую войлочную шляпу с продолговатым рубином на верхушка, осыпанной жемчугом и драгоценными камнями. В ушах он носил большие и дорогие серьги по монгольскому обычаю» ([67], стр. 396).
Кстати, обычай ношения серьги в ухе сохранялся У КАЗАКОВ до XX века. М. Иванин, конечно, не может пройти мимо очевидного сходства обычаев тимуровского двора и русского царского двора, и отмечает:
«По всей вероятности… церемониал… был общий во всех ханствах, управлявшихся потомками Чингиз-хана. А от ханов Золотой Орды, некоторые придворные обычаи перешли и ко двору московских князей» ([67], стр. 436).
Собственно, ничего нового тут нет — «монгольское происхождение» обычаев при московском дворе вещь известная. Но наша гипотеза о тождестве Монголии и Руси, Орды и регулярных казачьих войск русского государства, ханов и русской военной знати, позволяет посмотреть на это с новой точки зрения. Оказывается, что «монгольские» обычаи — это просто старые русские (или даже древние византийские) обычаи. Причем у нас на Руси они по большей части забыты в эпоху Романовых. А на Востоке некоторые из них сохранились. Сегодня они часто кажутся нам «восточными», «нерусскими».

Тамерлан и Иван III

 
В жизнеописании Тамерлана есть много параллелей с жизнеописанием русского великого князя Ивана III — современника турецкого султана Мехмета II, завоевателя Константинополя. Эти параллели обнаружены М. Г. Никоновой.
В связи с этим отметим, что в русских источниках хранится подозрительно странное молчание о захвате турками Константинополя в 1453 году. Немногие сохранившиеся отголоски русского отношения к этому событию показывают, что это отношение было скорее всего одобрительным к османам (рос-манам?) (см. [15]).
Скорее всего, русские попросту участвовали в этом захвате, поскольку русские войска должны были входить в состав монголо-турецкой армии того времени. Напомним, что за XIV лет до этого церковные отношения между Москвой и Константинополем были разорваны и греческий митрополит бежал с Руси.
Тогда становится понятным и отсутствие русских документов о взятии Константинополя. Они должны были быть уничтожены в XVII веке при первых же Романовых. Романовы, собираясь по договоренности с Западом «освободить» Константинополь от турок, естественно не хотели вспоминать о том, что русские Константинополь как раз с турками и брали.
Но время захвата Константинополя турками — это в точности эпоха Ивана III. Таким образом, между его жизнеописаниями и документами о Мехмете II — Тамерлане могла существовать некая связь.
Но эта тема требует отдельного исследования, которого мы пока не проводили.
Существование какой-то связи между Иваном III и Тамерланом-Мехметом II косвенно подтверждается тем, что:
а) в дипломатических отношениях между Тамерланом и Западной Европой посредником со стороны Тамерлана постоянно выступал некий загадочный «архиепископ Иоанн». Он фактически представлял Тамерлана перед западноевропейскими государями и вел за Тамерлана переписку (см. [67]).
б) В истории Чингиз-хана, которая в значительной степени является отражением истории Тамерлана, очень большое значение имел некий «поп Иван» или «пресвитер Иоанн», который якобы был одновременно и священником и главой могущественного государства. «Поп Иван» был исключительно знаменитой личностью своего времени. Он постоянно упоминается в средневековых хрониках. Но — о ком именно идет речь, историки толком не знают. В этой связи вспомним, что оригинал «внука Чингиз-хана» Батыя — это Иван Калита. Иван Калита жил в XIV веке, близко по времени от Тамерлана.
Но в образе Ивана Калиты есть и более поздний слой, спустившийся вниз из XV века при очень сильно выраженном в истории Руси глобальном 100-летнем сдвиге. Это — слой от великого князя Ивана III (он же — «хан Иван» — см. выше) Таким образом, возникает цепочка дубликатов (здесь столбцы дублируют друг друга):





Заключение

 
В заключение повторим еще раз, что мы не настаиваем буквально на всех перечисленных выше идеях, поскольку наше исследование носит пока предварительный характер. Тем не менее есть несколько основных опорных точек, в справедливости которых, как нам кажется, трудно сомневаться. Таковых пунктов, по крайней мере, шесть.
1) Ярослав, отец Александра Невского = Батый = Иван Калита. Его старший брат Георгий Данилович = Чингиз-хан. Великий князь Дмитрий Донской = Тохтамыш.
2) Великий Новгород = Ярославль.
3) Поле Куликово — это Кулишки в Москве.
4) «Иван Грозный» — это «сумма» нескольких отдельных царей.
5) Борис «Годунов» был сыном царя Федора Ивановича. Он был еще молод, когда умер (был отравлен).
6) В русской истории имеется династический параллелизм, сдвиг примерно на 410 лет: ранняя история Руси является отражением (дубликатом) ее истории периода от 1350 года до 1600 года.
Эти шесть узловых моментов непосредственно и недвусмысленно вытекают из средневековых русских документов. Для того, чтобы сделать эти выводы достаточно отрешиться от навязанной нам традиционной хронологии, созданной достаточно поздно.

Дополнительная глава. Рукопись Н. А. Морозова о русской истории

 
Известно, что из печати в свое время вышли 7 томов труда Н. А. Морозова «Христос (История человечества в естественнонаучном освещении)». Восьмой том не был опубликован и до сих пор находится в Архиве Российской Академии Наук в виде рукописи. Текст напечатан на пишущей машинке с многочисленными вставками от руки, сделанными Морозовым. В марте 1993 года В. В. Калашников, Г. В. Носовский и А. Т. Фоменко детально ознакомились с этим трудом, а затем, с разрешения Архива РАН сделали копию основных разделов рукописи. Пользуясь случаем, мы искренне благодарим сотрудников Архива РАН, любезно предоставившим нам эту уникальную возможность.
Судя по характеру рукописи, Морозов не успел подготовить ее для публикации. Скорее она является черновым вариантом, зафиксировавшим многие глубокие наблюдения и его концепцию русской истории.
Кратко, в рукописи Морозова содержатся следующие общие идеи.
(1) Проверка правильности хронологии русских летописей по солнечным и лунным затмениям и кометам.
Выполненная Морозовым проверка показала, что указанные в летописях датировки, приписываемые «русским затмениям» до (т. е. ранее) 1064 года н. э., не подтверждаются астрономически. Лишь в 1064 году появляется первое, астрономически подтвердившееся затмение, которое было видно, тем не менее, лишь в Египте и отчасти в Европе, но — не на территории Руси. И только начиная с XIII века, описания затмений в русских летописях астрономически подтверждаются. Тем самым, Морозов фактически обнаружил ту же самую границу (XIII век), начиная с которой (т. е. ближе к нам) хронология традиционной истории соответствует астрономии.
Как мы выяснили в результате собственных исследований, традиционная хронология Европы, Средиземноморья, Египта и других регионов верна, начиная лишь с XIII–XIV веков (и ближе к нам). Таким образом, обнаруженная Морозовым граница в русской хронологии, совпадает с аналогичной границей, независимо найденной нами для хронологий других стран. Анализируя другие календарные указания русских летописей, Морозов обнаружил несоответствия вплоть до начала XIV века. Вывод: ранее XIII–XIV веков русская хронология нуждается в пересмотре.
(2) Морозов проанализировал «Повесть временных лет» и показал, что:
а) Существующие сегодня списки этой летописи практически идентичны и датируются (в последней их редакции) XVIII веком. Таким образом, важнейший текст, лежащий в фундаменте русской хронологии, имеет ПОЗДНЕЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ.
б) «Повесть временных лет» уделяет большее внимание византийским событиям, чем русским, например, упоминает землетрясения, хотя заметных землетрясений на Руси не бывает, и т. п.
в) Конец всех списков «Повести временных лет» практически совпадает с захватом Константинополя в 1204 году, однако это знаменитое событие в них странным образом не упоминается. Таким образом, Морозов обнаружил «разрез» в русской истории: 1204 год.
(3) Существующая сегодня версия русской истории восходит к Миллеру (2-я половина XVIII века). «История» Татищева, написанная, будто бы, до Миллера, на самом деле исчезла (сгорела) и мы сегодня имеем под именем Татищева лишь Татищевские «черновики», изданные Миллером. Таким образом, наши сегодняшние сведения о русской истории — весьма позднего происхождения.
(4) Морозов обнаружил, что начало русского года (по летописям) было в марте. Считая, что мартовское начало года характерно ТОЛЬКО для Западной Европы, Морозов сделал отсюда вывод, что русская культура пришла с запада в результате крестоносного завоевания. Однако, хорошо известно (см. книгу Климишина [64]), что в Византии также использовалось мартовское начало года, наряду с сентябрьским началом индикта (= церковного года). Странно, что Морозов об этом почему-то не знал (не обратил внимания?). Это можно объяснить тем, что историки считают, будто бы в Византии использовалось то одно, то другое начало года, а не оба одновременно — для светского и для церковного года. В русских календарях тоже отмечались оба начала года.
Морозов считал далее, что русская церковь была униатской до Ивана III (1481 год). При этом Морозов основывался на справедливом замечании о том, что до середины XV века не было никаких религиозных препятствий к заключению браков между русскими и католиками. В частности, обычай перекрещивать невест возникает лишь в XVI веке. Это говорит о единстве русской и западной церкви до XV века. ОДНАКО, ЭТА ОБЩАЯ КОНЦЕПЦИЯ МОРОЗОВА, ПО-ВИДИМОМУ, НЕВЕРНА. Он упускает из виду, что само понятие унии (в соответствии с нашей новой короткой хронологией) возникло лишь в 1439 году на Ферраро-Флорентийском Соборе, вскоре после Великого Раскола 1378–1415 годов в католической церкви (а, возможно, и во вселенской церкви).
Здесь полезно сделать следующее общее замечание. Морозов ошибочно считал, что традиционная хронология, начиная примерно с IV–V веков н. э. более или менее верна. Поэтому он вынужден был доверять сведениям, традиционно относимым к эпохе, начиная с VI века. Мы же знаем сегодня, что доверять традиционной хронологии можно лишь начиная с XIII–XIV веков (а более ранние эпохи являются отражениям эпохи X–XVII веков). В этом — причина нескольких, по нашему мнению, ошибочных утверждений Морозова, о которых речь пойдет ниже.
(5) В подтверждение своей общей концепции о западноевропейском происхождении русской культуры в результате крестоносного завоевания, Морозов приводит список звуковых параллелей (между разными словами). Например,
Ватикан = ВАТИ-КАН = Дом Священника (по-еврейски);
Орда = ОРДЕН (от латинского ordo = строй, порядок);
атаман = ГЕТМАН = ГАУПТМАН (по-немецки);
хазары = ГУСАРЫ (т. е. венгры, так как гусары — это венгерское войско);
царь = САР (по-еврейски);
татары = ТАРТАРЫ = «адские» (по-гречески) и также = ТАТРСКИЕ (т. е. «вышедшие из ТАТР» в Венгрии);
монгол = МЕГАЛИОН = Великий (по-гречески);
басурман = ВЕССЕРМАН (по-немецки).
Это — основные его лингвистические наблюдения.
(6) Никаких других подтверждений своей концепции западноевропейского происхождения русской культуры, кроме начала года, латинских названий месяцев, отдельных слов «латинского происхождения» в церковном обиходе, вроде: поп, пост, пресвитер и т. п. и указанных звуковых параллелей, Морозов не приводит. Вообще, вопрос о том — «кто у кого заимствовал слова» в современной лингвистике определяется исключительно на базе принятой сегодня традиционной хронологии. Ее изменение сразу меняет и точку зрения на происхождение и направление заимствования тех или иных слов.
(7) Морозов выдвинул еще одну идею о распространении культуры вместе с процессом колонизации от старых, высокоразвитых центров, находящихся рядом с древними железными рудниками. Такое соседство важно для приоритетного изготовления средств производства и оружия. Наиболее древние железные рудники расположены на Балканах и в Германии. Поэтому Морозов считал, что колонизация всего мира (включая Индию, Тибет, Китай) происходила с Балкан.
(8) Морозов исследовал существующие сегодня средневековые иностранные свидетельства о России и обнаружил, что они резко противоречат принятой сегодня традиционной точке зрения на историю Руси. Вывод Морозова: эти средневековые иностранные свидетельства написаны в XV–XVII веках с целью фальсификации. Морозов не мог сомневаться в их датировке, так как они были опубликованы уже в XVI–XVII веках.
Мы не согласны с гипотезой о «глобальной фальсификации». В рамках нашей гипотезы все эти свидетельства совершенно естественно вписываются в новую точку зрения на историю Руси, которую мы и предложили вниманию читателя.
Приведем отрывки из рукописи Н. А. Морозова [17], сопровождая их нашими комментариями. Морозов пишет:
«Русская летопись, носившая прежде название Несторовой, а теперь, после того, как И. С. Казанский в 1851 году впервые разжаловал Нестора из летописцев, называется просто „Начальной русской летописью“ и носит всюду следы западнославянского влияния.
Она дошла до нас в нескольких копиях, из которых в начале XIX века были знамениты следующие:
1) „Повести временных лет Нестора черноризца Феодосиевого монастыря Печерского“.
Этот список из числа немногих с именем Нестора принадлежал, — говорят нам, — сначала известному собирателю рукописей Петру Кирилловичу Хлебникову в Москве, умершему в 1777 году, затем С. Д. Полторацкому (1803–1884), а откуда взял его Хлебников неизвестно. Написан этот документ на бумаге, в малый лист, полууставом и доведен до 1198 года.
2) „Русский Временник, сиречь Летописец, содержащий Российскую Историю от 6370 (= 862) по 7189 (= 1681) лето. 2 части. Москва. 1790“.
3) „Летописец, содержащий в себе Российскую Историю от 6360 (= 862) по 7106 (= 1598) год. Москва. 1781“. Это Архангельский список.
Но сегодня эти списки уже признаны более поздними по своему происхождению.
РАДЗИВИЛОВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ Никоновская летопись (так Морозов называет Радзивиловскую летопись — Авт.) — самый интересный из всех существующих списков и, можно думать, древнее его не найти. Он написан полууставом конца XV века и украшен 604 интересными рисунками, имеющими важное археологическое значение.
В конце рукописи имеется приписка, что она была подарена Станиславом Зеновичем князю Янушу Радзивилу. А потом она в 1671 году поступила в Кенигсбергскую библиотеку от князя Богуслава Радзивила, как видно из печатного ярлыка с гербом города Кенигсберга и подписью:
„A celissime principe Dno (то есть domino) Boguslo Radsivilio biblio-thecae quae Regiomontani (то есть в Кенигсберге) est electorato donata“.
Уже в 1716 году Петр I приказал снять с этой рукописи копию, которая могла быть затем переснята и в России… Во время семилетней войны в 1760 году и сам Кенигсбергский оригинал был приобретен для нашей Академии Наук. И уже через шесть лет после этого он был напечатан в Петербурге в 1767 году… в издании „Библиотека Российская Историческая. Древние летописи“…» [17].
Действительно, так называемые «первые» русские летописи были, скорее всего, созданы юго-западными славянами или даже славянами, проживавшими на территории современной Польши или Пруссии. Но в таком случае совершенно естественно, что в них должны быть (и действительно имеются, как указал Морозов) следы западного латинского влияния.
Кроме того, как мы показали в нашей книге, эти первые наши летописи были сильно отредактированы при Романовых, хотя, конечно, ОНИ НЕ ПРИДУМАНЫ «ЦЕЛИКОМ ИЗ ГОЛОВЫ», и в их основе лежат какие-то подлинные древние документы XIV–XVI веков.
Все мы знаем, что Петр якобы «прорубил окно в Европу». В какую Европу? — спросим мы. Ответ известен: в Западную Европу, то есть в латинизированную, католическую, протестантскую Европу. Многие нововведения и реформы Петра I, как мы знаем, имели своей целью ввести на Руси западные порядки, западную идеологию, частично даже западную религию. Посмотрите хотя бы на архитектуру построенного им Петербурга, на стиль культовых сооружений эпохи Петра. Это — западный латинский стиль.
Официальная православная церковь петровского и после-петровского периода — это смесь, гибрид древнего первичного православия Ордынской империи и западного католичества. Лишь современные старообрядцы в какой-то мере донесли до нашего времени русскую православную религию до-петровской эпохи.
Романовы были кровно заинтересованы в искажении истории свергнутой ими законной Русско-Ордынской династии. Поэтому романовские историки выполняли важнейший социальный заказ, исходивший непосредственно от Романовского престола — отправить в небытие историю «Могольской» (= Великой) Империи, исказив ее до неузнаваемости, иногда даже заменив «черное на белое».
Историки постарались выполнить царский указ «на отлично». Не их вина, что множество следов подлинной русской истории все-таки осталось и сегодня мы можем многое восстановить.
Кстати, если в древности Германия или ее часть — Пруссия — входила в состав Великой Империи, то можно понять и тот факт, что Романовская династия была связана тесными кровными узами именно с Германией (в частности, с Шлезвиг-Голштинией). Оттуда происходили многие члены царских семей Романовых. Когда-то это была одна Империя. Затем она раскололась, и в германских областях вскоре забыли о своем средневековом славянском прошлом.
Продолжим цитирование Морозова:
«Вот настоящее начало Русских летописей и если мне скажут, что и ранее Петра I существовала „Несторова летопись“, то мне придется попросить читателя дать доказательства этого утверждения…
Затем начались ее переписки с продолжениями. Важнейшими из этих продолженных копий являются следующие.
ЛАВРЕНТЬЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ Лаврентьевский список (иначе называемый Суздальским или Мусин-Пушкинским) с таким заголовком:
„Се повести временных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуду Русская земля стала есть“.
А под заголовком рукописи можно разобрать: „Книга Рожественского монастыря Володимирского“.
Эта рукопись на пергаменте. Переписав с мелкими поправками весь Радзивиловский список, автор ее доводит рассказ до 683 (по нашему счету 1305) года, но вдруг заканчивает неожиданной припиской не того времени, а через 72 года после окончания летописи — то есть в 1377 году (6885 по счету автора).
Вопрос о том, почему автор свое „последнее сказание“ закончил за 72 года до своей приписки, так и остается открытым.
Как и когда получили мы этот „Лаврентьев список“? Его история не уходит глубже самого конца XVIII или начала XIX века. В начале XIX столетия он был, — как я уже говорил, — преподнесен известным коллектором книг графом А. И. Мусин-Пушкиным (ум. в 1817 г.) императору Александру I, который передал его в Публичную библиотеку. Вот и все.
РУКОПИСЬ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ Вторая важнейшая копия Радзивиловского списка, это „Рукопись Московской Духовной Академии“, написанная полууставом на 261 листе. На первом ее листе помечено: „Живоначальные Троицы“. Поэтому в 1 томе полного собрания Русских Летописей она названа „Троицкою“, да и на последнем листе ее написано: „Сергиева монастыря“.
До 1206 года и она, как Лаврентьевский список копирует Радзивиловскую летопись почти дословно лишь с ничтожными поправками. А с того момента, на котором кончается Радзивиловский оригинал, она ведет непрерывное по внешности продолжение, но уже совсем в другом тоне, чем Лаврентьевская за те же годы. Она доводит свой рассказ до 1419 года довольно самостоятельно, не повторяя оригинальной части Лаврентьевской летописи.
СРАВНЕНИЕ РАЗНЫХ СПИСКОВ Как ничтожны изменения в первой части Лаврентьевского и Троицко-Сергиевского списков, сравнительно с Радзивиловским, видно из взятых мною из всех трех (см. таблицу) начала и конца Радзивиловского списка, прекращающегося знаменательно как раз после взятия Царь-Града крестоносцами и основания на Балканском полуострове Латинской империи в 1204 году, о чем как я уже упоминал, нет ни слова в Русских летописях» [17].
Сравнительную Таблицу, составленную Морозовым, мы опускаем.
«Мы видим, что кроме малых стилистических поправок, вроде переделки „доже“ на „тоже“ и на „дожи“, да кратких вставок, основной текст этих летописей — тот же самый. А между тем все три списка „открыты“ в отдаленных, друг от друга, местах: Радзивиловский в Кенигсберге, Лаврентьевский, говорят нам, в Суздале, а Троицко-Сергиевский — в Московской губернии.
Если бы все они были копиями, хотя бы даже в „Начальной части“ какого-то более древнего оригинала, принадлежащего до-печатному времени, то приходится заключить, что он был распространен от Кенигсберга до Владимирской губернии, если не далее, и потому нельзя понять, каким образом в такие отдаленные и не связанные друг с другом его остатки не вошло несравненно более значительных изменений текста.
И вот приходится заключить, что и Троицко-Сергиевский анонимный подражатель, и Суздальский монах Лаврентий пользовались уже сравнительно широко разошедшимся изданием 1767 года и написаны в конце XVIII века, незадолго до того, как были открыты усердными искателями старинных рукописей, вроде Мусина-Пушкина, или же компиляторы пользовались Радзивиловской рукописью. А вот дальнейшее продолжение в каждом списке, как я уже отметил, не повторяется в других списках.
ОТКУДА ВОЗНИКЛО НАЗВАНИЕ: ТАТАРСКОЕ ИГО „Татары“ — ОТ ГРЕЧЕСКОГО „тартарос“ — подземное царство, откуда и русское слово „тартары“ или „тартарары“ (то есть ад, ужасное место).
„Иго“ — это то же, что и латинское слово „jugum“ — ярмо, порабощение» [17].
Русское название «татарское иго» действительно означает то же самое, что и латино-греческое jugum tartaricum, то есть «адское иго». Эти слова мы находим в летописях, составленных юго-ЗАПАДНЫМИ славянами, как о том неоднократно говорит и сам Морозов.
И действительно, первые русские летописи носят на себе следы ЮГО-ЗАПАДНОГО славянского влияния (или даже происхождения). Но ведь именно эти народы и области и были одними из первых завоеваны Русью-Ордой при ее экспансии с востока на запад.
Неудивительно, что летописцы покоренных юго-западных славян, близко соприкасавшихся и с греками, и с латинцами, говорили об этом русском великом = «монгольском» нашествии как об «адском порабощении», то есть как о «татарском иге».
Эти слова и попали в юго-западные русские летописи. А потом было забыто и частично искажено их подлинное происхождение. Эти летописи были положены в основу русской истории, сдвинуты на восток, что и запутало позднейших историков.
Несколько огрубляя, нашу гипотезу можно сформулировать так: завоеванные Великой = «монгольской» Русью, юго-западные славяне, назвали это нашествие понятным им именем jugum tartaricum — «татарское иго».
Завоеванные затем греки, латины и вообще западноевропейцы тоже могли назвать это нашествие «jugum tartaricum», то есть «адским игом». Это название и сохранилось в югозападно-славянских летописях.
Поэтому нужно постоянно думать о том — кто был автором летописи, и где она была написана.
Кстати, слово «иго» существует одновременно и в русском, и в латинском языках. По-русски «иго» означало «власть», «ГНЕТ УПРАВЛЕНИЯ» по Далю [85]. Недаром некоторые русские князья (в том числе и СЫН РЮРИКА) носили имя ИГОРЬ, то есть, по-видимому, просто «властелин», «правитель».
А кто у кого заимствовал слова — вопрос хронологии.
ЗАПАДНЫЕ МОТИВЫ В ПОЗДНЕЙ РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ
Морозов:
«Историческая наука до XIX века проводила идеологию лишь правящей части населения, да это и понятно. Самые первые записи о государственных делах были сделаны придворными летописцами… А у позднейших компиляторов, то есть ортодоксальных историков XVIII–XIX веков выработалась и еще одна особенность: патриотизм, сводившийся к тому, чтоб продолжить историю своих государств как можно далее в глубину веков, пользуясь для этого всеми возможными средствами.
В результате таких тенденций и вышло то вавилонское столпотворение, которое мы называем древней историей, и которое необходимо, наконец, совершенно разрушить для того, чтоб на его месте можно было воздвигнуть новую, уже действительно научную историю человечества… А для этого необходимо связать ее С ЕСТЕСТВОЗНАНИЕМ, что я и пытался везде тут сделать для древнего мира, а теперь мне надо немного поговорить и „pro domo suo“, то есть про свою собственную страну…» [17].
Далее Морозов высказывает мысль о западном происхождении многих элементов русской культуры.
Согласно же нашей реконструкции, все те «западные мотивы», которые он перечисляет ниже, появились в нашей истории лишь в XVII веке и лишь с воцарением Романовых. И особенно после того, как Петр I «прорубил окно в Европу» и в Россию хлынул поток западных нововведений.
В то же время, определенная общность русской и западноевропейской культур может быть отражением «монгольского» = великого завоевания, когда Русь-Орда распространилась, в том числе, и на значительную часть Западной Европы.
Морозов:
«Часть этих фактов я уже привел здесь. Это — латинские названия месяцев календаря у наших летописцев, которые употреблены также и в наших славянских „Четьи-Минеях“, где в добавок почти половина имен святых носят латинские или славянские имена: Август, Агриппина, Аквилина, Вера, Надежда, Любовь, Владимир, Всеволод, Вячеслав, Роман, Константин и т. д. А другая половина представляет собою с незапамятных времен (здесь Морозову мешает скалигеровская хронология — Авт.), латинами же введенные, еврейские и греческие прозвища: Александр, Алексей, Яков, Матвей и т. д.
Отсюда ясно, что и греческие имена могли попасть к нам из латинских же первоисточников, наравне с еврейскими. Ведь исключительно греческих имен, не употребляемых в латинских святцах, не встречается у нас почти ни одного. Скажу более: само название церковь происходит у нас от латинского слова цирк, а не греческого ее названия екклесия хотя это последнее название отразилось, вероятно лишь со времени крестовых походов, даже во французском названии церкви — eglise» [17].
То, что русские, греческие и латинские святцы, а следовательно, и набор возможных крестных имен, почти что тождественны — никак не означает латинского происхождения русской культуры. Это доказывает лишь формальное ЕДИНСТВО русской, греческой и латинской церкви в прежнее время. Тем более, в эпоху, когда Русь-Орда-Атамания («Оттомания») завоевала часть Западной Европы.
Это формальное единство в то время, когда пути сообщения были еще плохо развиты, совсем не означало единства богослужения, церковных обычаев и т. д. Согласно нашей новой хронологии, так продолжалось до начала XV века, а затем произошел «великий раскол», окончательно разделивший восточную и западную христианские церкви. См. Часть 3.
Конечно, русская и западная культуры всегда взаимодействовали и в некоторой степени влияли друг на друга. Но особо ярко выраженное западное влияние на русскую культуру началось уже ПОСЛЕ воцарения Романовых. Некоторые более ранние заимствования, например — латинские названия месяцев, — возможно объясняются ЗАПАДНОСЛАВЯНСКИМ ПРОИСХОЖДЕНИЕМ дошедших до нас редакций русских летописей. Известно, что на Руси раньше использовали другие, русские названия месяцев. Западные славяне (п-руссы?) естественно наложили свой, в значительной степени уже латинизированный отпечаток на тексты летописей.
Морозов:
«А если мне скажут, что слово Библия и Евангелие у нас ГРЕЧЕСКИЕ, то я отвечу, что и они были еще задолго до нас адоптированы латинами в их ономастику, а потому от латин же могли перейти и к нам, а не непосредственно от греков, как это нам внушили.
Мне скажут также, что Библия была переведена на славянский язык с греческого, доказательством чему служит книга Эсфирь, где в славянском переводе повторены значительные вставки, сделанные греками в первоначальном латинском тексте. Но не вошли ли они сюда уже после того, как московский патриарх Никон (1652–1681) поставил соборно в 1654 году исправить все богослужебные книги по собранным им греческим рукописям? И не могли ли эти поправки войти даже и в староверские книги, так как раскол в России возник по чисто внешним признакам: из-за приказания креститься тремя пальцами вместо прежних двух, и из-за изменения первоначальной орфографии имени Исуса в Иисуса» [17].
Здесь мы не согласны с Морозовым. Хорошо известно, что, причины русского раскола XVII века были гораздо глубже. Но Морозов, будучи убежденным атеистом (что он сам неоднократно подчеркивал), никогда не вникал в собственно церковные вопросы. Раскол церкви на Руси произошел, скорее всего, именно из-за нововведений Романовых в XVI–XVII веках, фактически насаждавших «западническую веру» и обычаи, лишь слегка замаскированные под православие.
Вероятно, старообрядческие обычаи и книги частично доносят до нас остатки до-романовской эпохи Ордынской Великой = «Монгольской» династии, разгромленной Романовыми. Известно, что русские люди XVII века, не признавшие реформ Никона, боролись не только за старую веру, но и за старые обычаи на Руси, на смену которой пришли новые, окрашенные В ЗАПАДНЫЕ ЦВЕТА.
Гипотеза Морозова, что после-никоновские поправки в Библию могли войти также и в «староверские книги», выглядит наивно, хотя бы потому, что в старообрядческих типографиях после Никона Библию ВООБЩЕ НЕ ПЕЧАТАЛИ. А до Никона, кстати, Библия была напечатана по-славянски ТОЛЬКО ОДИН РАЗ Иваном Федоровым — да и то не в Москве, а на западе, в Остроге. См. [86], c.355.
Тем не менее, основная мысль Морозова о том, что современный библейский канон имеет по существу латинское происхождение, по-видимому, — верна. См. по этому поводу нашу книгу «Русь-Орда на страницах Библии».
Однако это не может указывать на латинское происхождение русской церковной традиции, поскольку Библия, в ее современном виде не использовалась в церковном обиходе на Руси. Поэтому ее и не печатали в Москве до Никона, а после Никона — не печатали в старообрядческих типографиях.
Морозов, не вдаваясь глубоко в изучение традиции православной церкви, не заметил этого обстоятельства и поэтому сделал неправильные выводы из своего — в общем-то верного — замечания.
Морозов:
«И тут же мы опять впадаем в недоумение: если до реформы Никона, то есть до 1654 года писали Исус, как это употреблено и в суздальской летописи, принадлежавшей Московской духовной академии, то как же в Лаврентьевском и Радзивиловском списках употребляется уже сокращенная после-Никоновская орфография, как будто эти списки составлены уже не ранее конца XVII века?
Припомнив, что только патриарх Никон, этот первый знаток греческого языка и собиратель греческих рукописей в России, установил авторитет греческой науки в русской церкви и ввел греческие церковные порядки, подвергнувши отлучению и ссылке своих противников Аввакума и Неронова, мы приходим к убеждению, что и цитаты Русских Летописей из Библии и Евангелий надо еще подвергнуть тщательному сравнению с до-Никоновскими славянскими текстами, а эти последние с латинскими и греческими переводами Библии и Евангелий.
Я же здесь укажу лишь на один очень существенный факт. В славянской церковной Библии есть целая „Третья книга Ездры“, которой нет ни по-гречески, ни по-еврейски, а только в латинской Вульгате. А, ведь, отсюда выходит, что наша славянская Библия или целиком или отчасти переведена была первично с латинского языка, а не с греческого. Во всяком случае влияние латинизма на до-Никоновскую русскую церковь после этого красноречивого факта отвергать нельзя» [17].
Все правильно. И не надо отвергать! Но это латинское влияние началось лишь с воцарением Романовых в XVII веке. А тот факт, отмеченный Морозовым, что в якобы «древнейших» списках русских летописей — Лаврентьевском и Радзивиловском, — употреблено уже ПОСЛЕ-НИКОНОВСКОЕ написание имени «Иисус», еще раз красноречиво подтверждает, что эти списки изготовлены не ранее ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА.
СРЕДНЕВЕКОВАЯ ГЕОГРАФИЯ ЕВРОПЫ И РУСИ
Прежде чем перейти к следующему пункту, отметим, что на карте и сегодня есть страна, давшая, вероятно, свое имя «татарам». ЭТО — ТУРЦИЯ = TURKEY. Средневековое ее название фигурирует в вариантах ТРК, ТРНК, ФРК без огласовок. См. [38], [86]. А в эпоху Ордынской Великой = «Монгольской» империи Турция и Русь находились в тесных союзнических отношениях. И скорее всего, когда-то входили в состав одной империи. После этого замечания становятся понятными следующие наблюдения Морозова.
«В Болгарии… до сих пор там существует на реке Марице с 16 тысячами жителей город Татар-Базарджик, то есть Базарчик. Да еще недалеко от устья Днестра, близ города Аккермана есть большое болгарское местечко с несколькими тысячами жителей, которое называет себя Татар-Кончак» [17].
Совершенно верно. Хорошо известно о наличии сильного турецкого элемента в Болгарии. Что же удивительного, что Болгария сохранила на своей территории старое название турок — татары? Сам Морозов натолкнулся на эту явную связь: турки = татары. Он справедливо указал на то, что «например, в Грузии это слово (татары — Авт.) стало национальным названием турок».
В то же время некоторые географические названия действительно передвигались и с запада на восток.
Например, название «Великая», то есть «Монголия» покинуло свое первоначальное место в Русско-Ордынской империи и двинулось, — лишь на бумаге, — то есть на романовских картах, — на далекий восток. При этом существенно уменьшаясь в размерах. Наконец, оно остановилось над территорией современной Монголии. Исконные жители этой области и были (на бумаге!) назначены, тем самым, «быть монголами».
Когда ученые историки авторитетно растолковали им, что они и есть потомки «тех самых монголов», которые когда-то завоевали полмира, прадеды современных монголов наверное слегка удивились, но возражать не стали.
Вслед за названием «Монголия» в путешествие на восток двинулось, вероятно, и имя Волга. И может быть Морозов прав, что первоначально так назывался Дунай, а затем, после смещения по карте, имя Волга закрепилось за Итилью — современной Волгой. Впрочем, о названиях «Дунай» и «Волга», означавших прежде просто «река» и «влага» — мы уже говорили выше. Оба эти названия естественно, прикладывались ко многим рекам.
Морозов:
«И около той же придунайской местности поднимается огромный горный хребет Высокие Татры (Высокие Татары) на границе Галиции, Моравии и Венгрии, с главными вершинами Герлаховка, Ломеницкий Верх и Леденицкий Верх, поднимающимися выше 2600 метров над уровнем моря. А южнее их возвышаются еще Нижние Татры (Нижние татары), называемые также Литовскими Татрами и Зволенскими Альпами, главная вершина которых Думбер поднимается на 2045 метров» [17].
По-видимому, и Чехословакия, наряду с Пруссией = П-Руссией, входила когда-то в состав Русско-Татарской Великой = «Монгольской» империи. След этого остался в названии гор Татры.
Военная мощь того или иного государства обычно пропорциональна занимаемой им территории. Чем сильнее войска империи, тем больше контролируемая ими территория. Один взгляд на средневековую карту даст однозначный ответ на вопрос: где находилась в то время наиболее сильная армия?
Ответ очевиден — на территории Руси, которую называли тогда Монголо-Татарией, то есть Великой Татарией. Такую обширную территорию, которую всегда занимала Русь, невозможно было объединить и контролировать без сильной и профессиональной армии.
Напротив, сегодня трудно представить себе французов, итальянцев, венгров или жителей Татр, как, впрочем, и современных монгол, в роли завоевателей Руси на несколько сот лет.
Но если так обстоит дело на протяжении последних нескольких сотен лет, то скорее всего так было и всегда. В том числе и в средние века. И недаром таким ужасом были наполнены западноевропейские хроники, когда они говорили о «монголо-татарах», вторгшихся в Европу с Востока.
И понятно, почему этот народ был назван западными европейцами именем «татары» — от греческого слова «тартар», что значит «ужасный», «адский».
Морозов:
«А к югу от них, на Балканском полуострове, мы имеем… Сараево, по-турецки Босна-Сарай, главный город Боснии, и просто Сарай, старинный форпост Царь-Града, теперь незначительный городок» [17].
Мы уже говорили о том, что слово «сарай» присутствует во многих местах и названиях городов на территории Руси. А присутствие его в бывших турецких владениях также совершенно естественно: и Турция и Русь ранее были союзниками.
Морозов:
«Имя Сарай происходит от еврейского слова Сара, то есть царица, и по-русски вместо Сарай следовало бы читать Царея, то есть город Царя, иначе Царь-Град. (Или, напротив, еврейское САРА-ЦАР попало в Библию с востока из Орды-Сарая — Авт.).
Еще в первом томе я показывал, что и город Тир по-еврейски Цор или Цур, или Цар, ошибочно относимый в Сирию, есть на самом деле тот же Царь-Град.
Точно также и имя Кесарь, греческое Кай-сар, надо читать раздельно Кай-сар, то есть святой царь, потому что Кай иначе Гай или просто Ай значит святой, откуда например, и название храма Мудрости в Царь-Граде Айя-София, и название горы Ай-Петри — Святой Камень — в Крыму и ряд других местностей. Например, в том же Крыму — Ай-Серес = св. Сергий, Ай-Сава = св. Савва, Ай-Даниль = св. Даниил, Ай-Прокл = св. Прокл, Ай-Тодор = св. Федор.
И интересно, что все они ХРИСТИАНСКОГО происхождения, судя по ономастике» [17].
Скопление названий типа САР, или РАС, РОС в обратном прочтении, мы видим сегодня ИМЕННО В РОССИИ, И ИМЕННО ВОКРУГ ВОЛГИ: Саранск, Саратов и т. п. См. об этом выше. По-видимому, имя САР, то есть РОС, зародилось именно здесь, а затем превратилось в ЦАРЬ и распространилось в XIV веке на запад и на юг вместе с расширением Русско-Ордынской Великой = «Монгольской» империи в результате завоеваний. А потом попало и на страницы Библии.
Морозов:
«Науки ономатики, повторяю, еще нет (это написано в начале века — Авт.), но она должна быть обязательно. В ней кроме общего введения по фонетике языков и систематического изложения основ сравнительного языковедения, должен быть и алфавитный список всех собственных имен, географических и этнографических с указанием их первоначального смысла и миграции из страны в страну с соответствующими звуковыми переменами. Это было бы неоценимым пособием для историков» [17].
Сегодня нам тоже не удалось найти такой полный список, однако некоторые специальные исследования, вроде книг Е. А. Мельниковой [46], В. И. Матузовой [28], Дж. К. Райта [87] нам очень помогли
Согласно русским летописям, одно из названий татар — это ПЕЧЕНЕГИ. Так, например, рассказывая о нашествии татар, Лаврентьевская летопись говорит о приходе иноземцев, о которых никто ясно «не ведает, кто они суть и отколе изыдоша и которых одни зовут татарами, другие тауменами, а иные печенегами».
Морозов:
«Название печенеги по своей фонематике явно славянское. Печенези по-русски значит — печнецы, а печенези — печники, то есть жители какой-то специальной страны печей. И такая специальная страна действительно была в то время.
Вспомним графство Пешт (Pest-Pilis) в Венгрии между Дунаем и Тиссой с главным городом Буда-Пештом. Его имя — Пешт есть слегка искаженное по немецкой фонетике славянское слово пещь, как о том свидетельствует немецкое имя Пешта Ofen, которое тоже значит печь» [17].
Не только Венгрия. Искать большую «страну ПЕЧЕЙ» долго не нужно — это средневековая Русь, ГДЕ В КАЖДОМ ДОМЕ БЫЛА ПЕЧЬ. Переменный и часто суровый российский климат вынуждал русских строить печи. РУСЬ — ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТРАНА ПЕЧЕЙ и некоторые летописцы вполне могли прозвать ее жителей — печнецами, печниками.
Остатки этого названия сохранились сегодня и в Венгрии в названии Буда-Пешта. Морозов хочел увидеть в этом свидетельство того, что печенеги — это венгры и ТОЛЬКО венгры.
А мы предлагаем более естественную точку зрения — печенеги = печнецы — это жители страны, где было много печей: Русь и некоторые сопредельные с ней области, в частности, и Венгрия. Это естественное отождествление печенегов-печников с русскими снова и снова отождествляет средневековую Русь с Великой = «Монгольской» империей.
Морозов:
«А где искать Хазарию, иначе называемую Тьмутаракань? Не трудно видеть, что последнее слово греческое от имени Тэма-Туроканэ, то есть Турецкая автономная область, — одна из областей, на которые была разделена средневековая Византия. Тэма или Фема — в точности означает „автономная область“» [17].
О Хазарии — стране хазаров = КОЗАРОВ = КОЗАКОВ мы уже много говорили выше. А Тьмутаракань — это СТАРОЕ НАЗВАНИЕ АСТРАХАНИ. Как сообщает Гордеев, во времена Ивана Грозного считали, что «АСТРАХАНЬ В ПРОШЛОМ НАЗЫВАЛАСЬ ТМУТАРАКАНЬ» [3], часть 2, с.28. Астрахань-Тмутаракань входила во владения Владимира Святого. См. там же.
Морозов:
«П. Голубовский приводит еще слова Константина Багрянородного, — якобы, жившего в 912–959 гг., — о том, что „СОСЕДЯМИ ПЕЧЕНЕГОВ были мазары и узы“, и говорит, что узами назывались торки. Но торков нам незачем отличать от турок, да и мазары существуют до сих пор почти под тем же названием. Это — польские крестьяне, от которых распространился повсюду в XIX веке и танец полька-мазурка. И кроме того мазылами назывался класс мелких землевладельцев в Бессарабии» [17].
Как мы видели выше, летописи иногда называют татар тауменами, а в некоторых списках — таурменами. Не звучит ли в этом названии слово туркмен, турк-мен, то есть попросту турки — турецкие мужчины, турецкие люди?
МОРОЗОВ О СОЛНЕЧНЫХ И ЛУННЫХ ЗАТМЕНИЯХ В РУССКИХ ЛЕТОПИСЯХ
Морозов показал, что указанные в летописях датировки, приписываемые «русским затмениям» ранее 1064 года н. э., НЕ ПОДТВЕРЖДАЮТСЯ АСТРОНОМИЧЕСКИ. Лишь в 1064 году на страницах летописей появляется первое астрономически подтвердившееся описание затмения. Однако это затмение было видно лишь в Египте и отчасти в Европе, но — не на территории Руси. И только начиная с XIII века описания затмений в русских летописях астрономически подтверждаются — эти затмения действительно происходили и были видны на Руси. Тем самым, Морозов фактически обнаружил ту же самую временную границу в хронологии — XIII век, — которая появляется и в истории других стран. Только после этого времени хронология традиционной русской истории соответствует астрономии.
Как мы выяснили в результате собственных исследований [38], [86], традиционная хронология Европы, Средиземноморья, Египта и других регионов более или менее ВЕРНА, лишь начиная с XIII–XIV веков (и ближе к нам). Таким образом, обнаруженная граница в русской хронологии — ТРИНАДЦАТЫЙ ВЕК — совпадает с аналогичной границей, независимо найденной нами для хронологий других стран.
Морозов:
«Применим теперь и астрономический метод проверки. В „Начальной псевдо-летописи“ за первые 200 лет, как я уже говорил, не показано ни одного затмения, ни солнечного, ни лунного, и не одной кометы, и лишь в самом конце описаны в разных местах три-четыре астрономические явления, поддающиеся проверке путем вычисления.
В этом отношении я уже имел повод указать на отметку: „В то же лето (то есть в 1102 году) было знамение в луне месяца февраля в 5 день“.
Тут речь может идти только о лунном затмении, так как 5 февраля действительно было полнолуние с ожидаемостью (при неточных астрономических знаниях) лунного затмения… Но вот беда! В действительности (то есть по современным нам точным вычислениям) оно произошло лишь через два оборота луны, не 5 февраля, а 5 апреля 1102 года, со значительной максимальной фазой 9 2, около 8 часов утра по Киевскому времени, то есть уже при заходящей луне.
Как же автор отметил в этом году не существовавшее февральское затмение и не отметил настоящего, бывшего через два месяца?
Ошибка в имени месяца? На эту отговорку действительно можно было бы сослаться, если бы в XIV веке (к которому скорее всего можно было отнести реальное начало составления русских летописей… не произошло подряд три затмения по 19-летнему циклу, как раз 5 февраля: в 1319 году, в 1338 году и в 1357 году.
Эти затмения хорошо были видны во всех славянских землях Восточной Европы после заката солнца на только что взошедшей луне» [17].
Не к четырнадцатому ли веку относится это первое описание лунного затмения в «Начальной летописи»? Но в таком случае наша первая русская хроника начинает свой рассказ несколькими сотнями лет ПОЗЖЕ принятой сегодня даты.
Морозов:
«Во всяком случае, лунное затмение 5 февраля 1102 года ложно показано автором. А ведь оно единственное во всей „Начальной летописи“.
Рассмотрим теперь и солнечные затмения:
За время, которое, как традиционно считается, охватывается „Начальной летописью“, было 10 солнечных затмений, шедших в полном или кольцеобразном виде по Днепровской Руси и видимых в девяти случаях в огромной фазе в Киеве. Вот они:
Год 939–VII–19, сильное для Киева, перед полуднем. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Год 945–IХ–9, значительное для Киева утром. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Год 970–У–8, сильное для Киева утром. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Год 986–VII–9, полное в Киеве перед закатом. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Год 990–Х–21, почти полное в Киеве после полудня. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Год 1021–VIII–11 почти полное в Киеве после полудня. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Год 1033–VI–29, значительное в Киеве после полудня. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Год 1065–IV–8, едва ли видимое в Киеве, а лишь в Египте, и в малой фазе в Греции и Сицилии. В летописи ОПИСАНО.
Но это в действительности очень странно! Ведь тогда получается, что летописец сидел в ЕГИПТЕ или на худой конец в ИТАЛИИ, ГРЕЦИИ, но никак не в Киеве!
Год 1091–V–21, значительное в Киеве утром. В летописи ОПИСАНО.
Год 1098–ХII–25 сильное в Киеве к вечеру, в самый день Рождества. В летописи НЕ ОПИСАНО.
Итак, получается что из всех этих затмений только одно из них, и притом менее других эффектное для Киева — затмение 21 мая 1091 года, — да еще предшествовавшее ему затмение 8 апреля 1065 года, хотя и едва ли видимое в Киеве, отмечены автором, несмотря на то, что ПРОПУЩЕНЫ ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ, которые должны были вызвать много более сильное смятение и в Киеве и во всей приднепровской Руси…
Допустить, что все указанные мною затмения были в облачную погоду — невозможно, да и тогда пришлось бы упомянуть, что наступала временная „темная ночь посреди дня“, а предположить, что живший в Киеве первичный монах-летописец все это проспал днем, еще менее правдоподобно. Таким образом, уже одно отсутствие таких отметок в летописи псевдо-Нестора показывает, что она более позднего происхождения, чем последнее из описываемых в ней событий, и что она не списана с каких-то прежних, утраченных затем систематических „временниках“, а составлена сразу самостоятельно, отчасти по западнославянским записям.
Прежде всего укажу, что солнечное затмение 21 мая 1091 года описано верно в Лаврентьевской рукописи, которою я здесь и руководствовался. В ней записано:
„В сие лето (в 6599 году по летописи и в 1091 году по современному счислению) знамение в солнце, яко погибнути ему, и мало его осталось, как месяц было, во 2 часу дня, мая в 21 день“.
Оно действительно и было 21 мая в 8 1/2 часов утра по Киевскому времени, причем затмилось около 4/5 солнечного диаметра.
Но вот что странно. Теми же самыми словами переписано оно и в 111 Новгородской рукописи:
„Было знамение в солнце, яко погибнути ему и мало его осталось, и как месяц было во 2 часу дня мая в 21 день“.
А отнесено оно вдруг на XIII лет назад к 6586 году (к 1078 по нашему), когда не было никакого затмения в России. Как мог бы это написать очевидец?
Затем оно же переписано и в Псковской 1, и в Воскресенской рукописи опять в той же самой редакции, но отнесено в обоих к 6596 году (к 1088 по нашему счету), то есть за 3 года до себя, когда было только затмение 20 июля, да и то у самого северного полюса.
А в так называемой „Никоновской летописи“ оно отмечено уже на 2 года после себя в 6601 году (1093 по нашему счету вместо 1091). В этом году действительно было затмение, видимое в сильной фазе во всей Западной России, но только не 21 мая, а 23 сентября.
А теперь я закончу о затмениях, так показательно отсутствующих в „Начальной Летописи“ Нестора-Сильвестра.
Посмотрите сами на приложенной таблице список дальнейших затмений, которые я беру из книги Даниила Святского „Астрономические явления в русских летописях“, написанной в 1915 году, когда он был сотрудником Астрономического отделения в Государственном Научном Институте имени Лесгафта при участии другого моего сотрудника по тому же учреждению М. А. Вильева.
Это было сделано по инициативе академика А. А. Шахматова еще ранее просившего меня об этом, а я за неимением времени просил сделать это своих помощников Вильева и Святского.
Но ни Шахматов, ни Святский, ни Вильев не имели смелости сделать из этого сопоставления надлежащих выводов, хотя эти выводы сами бросаются в глаза. Посмотрите только на мою наглядную таблицу (таблицы Н. А. Морозова см. ниже — Авт.). В ней приведены последовательно все 27 десятилетий, заполненных более или менее необычными небесными событиями, которые будто бы преемственно записывали киевские ученые монахи.
Вы видите сами, что от 852 года, когда якобы началась их „летопись“ и до 1065 года, то есть в продолжение 212 лет тут не записано ни одного из этих небесных явлений, так ужасавших наших предков, не понимавших их причины и временности наступившей порчи солнца. Да и о первом правильно упомянутом затмении 1064 года сказано лишь вставкою, как бы по отдаленным воспоминаниям:
„Перед сим же временем (то есть перед 6572 годом ''от сотворения мира'' и 1064 по нашему счету) и солнце переменилось и не было светло, но как месяц было. Его же — глаголют невегласы (то есть невежды) снедаему сушу“.
Да и кроме того, описавший это событие летописец должен был сидеть где-то в Средиземноморье, но уж никак не в Киеве!
А затем, как мы уже видели, приводится солнечное затмение 1091 года, перепутанное в разных копиях на разные года около того же времени, то есть опять записанное не на месте, а тоже по воспоминаниям.
Но, вот вы переходите к „продолжателям“ этой „Начальной летописи“, записи которых я проследил до 1650 года, и вы видите совершенно другую картину. Почти половина солнечных затмений, видимых в России в значительной фазе, занесена правильно…, а отсутствие остальных объясняется облачной погодой. Но ведь нельзя же сказать, что в предшествовавшие двести лет, от 850 до 1064 года (или даже до 1091 года), Киев закрывали сплошные облака! И в те годы должно было наблюдаться приблизительно такое же среднее число солнечных затмений, как и в годы продолжателей „Нестора“ и если б „Нестор“ (или Сильвестр) руководился при составлении своей летописи действительными записями предшественников монахов, то он привел бы в одну из первых очередей и ужасавшие их больше всего затмения солнца.
А раз у него не было записей о них, то не было и никаких других, а потому и все остальное, что пишет псевдо-Нестор, полу-фантазия начала XIII века, если не позже» [17].
Не «полу-фантазия», а обычная летопись, но составленная в действительности несколькими столетиями позже и описывающая события эпох, существенно более близких к нашему времени. А потом еще и сильно отредактированная при Романовых.
Приведем таблицы солнечных и лунных затмений, составленные Н. А. Морозовым по русским летописям. Названия таблиц, данные самим Н. А. Морозовым, следующие:
Таблица 1. Наглядное статистическое сопоставление солнечных затмений, отмеченных в псевдо-летописи псевдо-Нестора, с описанными у его «псевдо-продолжателей» (а на деле первых летописцев).
Таблица 2. Наглядное статистическое сопоставление лунных затмений, отмеченных в псевдо-летописи псевдо-Нестора, с описанными у его «псевдо-продолжателей» (а на деле первых летописцев).

Таблица 1


Таблица 2


Условные обозначения:
* — полное затмение,
) — неполное затмение.


Морозов:
«… „Новгородская летопись по синодальному списку“ с 945 года начинает буквально переписывать свои соображения из Радзивиловского списка, но после 1015 года такие буквальные выписки становятся реже и постоянно заменяются отсебятиною, иногда невероятною. Так, под 1107 годом написано:
„В лето 6615. Трясется земля в день 5 февраля“
И еще для 1230 года: „В лето 6738. Тряслася земля в пятницу пятой недели по Великом дне в обед, а ныне уже и отобедали“.
Да и в Троицко-Сергиевском списке Московской Духовной Академии сказано: „В лето 6738 (= 1230) тряслася земля и солнце помрачилось“.
И действительно в 1230 году в Прибалтийском крае могло быть видимо 14 мая солнечное затмение, шедшее в полном виде вдоль Швеции. Но ведь Новгород Великий и Москва находятся вне области землетрясений! Значит оно взято из каких-то южных записей, если не выдумано…» [17].
Свидетельства русской летописи о землетрясениях еще раз подтверждают мысль о том, что ранние русские хроники впитали в себя «византийский слой». В Византии землетрясения действительно бывают. Довольно сильные.
МОРОЗОВ О КОМЕТАХ В РУССКИХ ЛЕТОПИСЯХ
В приводимых ниже цитатах Н. А. Морозов иногда говорит о «комете Галлея». Поскольку, как мы обнаружили, принятые сегодня соотнесения старых кометных описаний с кометой Галлея крайне сомнительны, то мы отмечаем это в скобках по ходу изложения.
Морозов:
«Фактический материал беру отчасти из статьи К. Д. Покровского „Кометы в Русских летописях“ („Мир Божий“, 1903, Апрель), отчасти из Д. О. Святского (Известия Академии Наук. Отделение русского языка и словесности, 1915 г.) и отчасти из фундаментального издания Археографической комиссии „Летопись по Лаврентьевскому списку“ 1872 г.
Первое известие о комете мы находим в Лаврентьевском списке, когда комета Галлея (якобы — Авт.) в 912 году прошла через перигелий 12 июля. Более ранних комет вообще не указано в русских летописях.
Вот оно:
„В лето 6419 (то есть в 911 г. по нашему). Явися звезда велика на западе, копейным образом“.
А в хронике Георгия Амартола под 912 годом мы читаем в греческом тексте:
„При этом появилась звезда-комета на западе, которую, говорят, назвали копьем, и она провозвещает кровопролитие в городе“. (Уч. Зап. Имп. Ак. Наук, кн. V1, 1861 г., стр. 797)» [17]
Здесь мы видим расхождение в один год: 911 и 912. Отметим также, что Морозов совершенно напрасно так доверял западноевропейским и китайским записях о кометах в средние века. Выше мы подробно объяснили, что верить их датировкам нельзя.
Морозов:
«Следует обратить внимание и на факт умолчания в нашей „Начальной летописи“ о следующем появлении кометы Галлея (якобы — Авт.) в 989 году. Если бы мы имели перед собою оригинальную запись о событиях, то вряд ли появление блестящей кометы осенью 989 года, отмеченное и у арабского историка Эльмацина, и у Ликосфена, и у Барония, и в Китайских хрониках, могло пройти бесследно для русских наблюдателей. Очевидно, записи о кометах в русских летописях тоже начинаются позднее. Это подтверждается и ошибкой на два года в записи о следующем эффектном появлении кометы Галлея (якобы — Авт.) в марте 1066 года.
В Лаврентьевской летописи читаем:
„В лето 6572 (то есть в 1064 году вместо 1066) бысть знаменье, звезда превелика, луче имущи якы кровавы, всходящи с вечера по заходе солнечном, и пребысть 7 дний. Се же проявляше не на добро: посем бо быша усобице много и нашествие поганых на Руськую землю, си бо звезда бе акы кровава, проявляющи кровипролитье“.
В Англии комета сияла с начала апреля до конца мая. В Константинополе и на Востоке ее заметили в начале мая; греки наблюдали ее 40 дней, итальянцы и немцы 20–30 дней, комета была утренней, а 24-го стала вечерней и следовала за солнцем. К началу мая она не заходила до зари и 40 дней двигалась к востоку.
Она произвела такое огромное впечатление повсюду, что если бы летописи в XI веке у нас велись своевременно по мере событий, то несомненно, это небесное явление было бы расписано на целых страницах и притом без ошибки даже на один год.
Отсюда мы видим, что в „Начальной летописи“ обе записи о комете Галлея (якобы — Авт.) взяты уже позднее.
Но, вот, перешагнем через „Нестора“ к его якобы продолжателям, а на самом деле первым летописцам, после 1111 года, то есть со времени Владимира Мономаха, и мы находим вполне верные записи.
В Ипатьевской летописи имеется следующая запись:
„В лето 6653 (1145 по нашему)… Всеволод по братью свою, по Игорю и Святослава, и по Давыдовича по Володимира и Изяслава, и придоша Киеву; и тогда явися звезда превелика на западе, испущающи луча…“.
Дальнейшие строки в летописи к сожалению испорчены. Но и без них ясно, что тут фигурирует комета Галлея (якобы — Авт.), прошедшая через перигелий 29 апреля 1145 года.
Затем в Лаврентьевской летописи опять очень правильное описание появления кометы Галлея (якобы — Авт.) в 1222 году, прошедшей через перигелий 15 сентября. И то же можно сказать о следующем появлении, когда она проходила через перигелий 22 октября 1301 года.
В Лаврентьевской летописи под 6810 годом (то есть в 1302 году по сентябрьскому византийскому счету и в 1301 по нашему январскому) сказано: „Того же лета во осени явилася звезда на западе, имуща лучи и хвост к горе (кверху) к полуденью лицем“.
Но вот и странное упущение.
Следующее появление кометы Галлея (якобы — Авт.) было в 1378 году, когда она прошла через перигелий 8 ноября… И вдруг мы ее не находим ни в одной из рукописей-хроник под этим годом, а оказывается она ошибочно вставленной через 4 года и притом в явно искаженном виде.
Под 6890 годом (то есть в 1382 году по нашему) в IV-ю Новгородскую летопись вписана целая повесть „О пленении и о происхождении Тохтамыша царя из Золотой орды“ и о „московском взятьи“. Она прямо начинается с описания наблюдавшейся перед этим кометы:
„Бысть некое проявление. По многие нощи являшеся таковое знамение на небеси: на востоке, перед раннею зарею, звезда некая аки хвостата и яко копейным образом. Овогда (она явилась на) вечерней заре, овогда же на утренней, тоже многажды бываше. Се же знамение проявляше злое пришествие Тохтамышево на Русскую землю, и горькое поганых Татар нахождение на крестьяны“.
Подобным же образом начинается эта повесть в Псковской 1-й и Воскресенской летописях и в летописи Авраамки. В Тверской летописи отмечено и время года, когда появилась комета: „той же зимой знамение проявилося на востоке“.
В западноевропейских хрониках она связывается с опустошением турками Боснии, Кроации и Иллирии и с последовавшей сильной чумой.
В Воскресенской летописи кроме указанного описания есть еще под предшествовавшим 6889 годом (то есть в 1381 по нашему) другое описание кометы: „тое же зимы и тоя же весны явльшеся некое знамение на небеси; на востоце, пред раннею зарею аки столп огнен и звезда копейным образом“. Это же известие имеется и в Никольской летописи с добавлением: „Се же проявляше на Русскую землю злое пришествие Тохтамышево и горкое поганых нахождение“; подробности описания не позволяют усомниться, что все оно относится к появлению кометы Галлея (якобы — Авт.) в 1378 году, а между тем оно вместе со сказкой о Тохтамыше попало в 1382 год.
Не менее странно и отсутствие записей в русских летописях следующего появления кометы Галлея (якобы — Авт.), прошедшей через перигелий 8 июня 1456 года.
Появление ее в этом году вскоре после падения Константинополя (1453) навело ужас на всю Европу. Христиане видели в ней турецкую изогнутую саблю, а турки — крест. Особенно эффектна она была тогда потому, что во время перигелия проходила очень близко от солнца и земли. Хвост ее тянулся на 60 градусов, величина и вид ее менялись, причем он напоминал хвост павлина, в котором насчитывали до 30, иногда даже 100 разветвлений.
И вот, при всем своем великолепии и грандиозности и это появление Галлеевой кометы (якобы — Авт.) совсем не попало в русские летописи. А в западноевропейских она фигурирует повсюду. О ней говорят и Функциус, и Кальвициус, и Эксторлиус, и Риччиоли, а папа Калликст велел по всем церквам служить молебны об ее уходе. Султан Магомет II осаждал в это время Белград, защищаемый Иоанном Гуниядом. Как же было бы возможно летописцу, наблюдавшему ее с ужасом много ночей не посвятить ей целых страниц? Значит, никаких самостоятельных летописей и не велось в это время. Предполагать, что она была невидима по причине „белых ночей“ можно только для северной, а никак не для средней России.
Но вот, наконец, правильное и на этот раз несомненно самостоятельное наблюдение кометы Галлея (якобы — Авт.) (см. таблицу), прошедшей через перигелий 26 августа 1531 года. В Воскресенской летописи имеется следующая запись: „7039 (по-нашему 1531). Того же лета, августа, явльшеся звезда велиа над летним всходом солнечным по многиа зари утренниа, лучь сиаше от неа вверх велий, а идя (шла) не по обычному течению на полуночную страну; и последи, того же месяца, явльшеся та же звезда в вечернии зари по захождении солнечном червленым (красным) образом, и лучь от нея смаше червлен вверх же над летним западом“.
В Китае комету эту увидели за три недели до перигелия 5 августа, в созвездии Близнецов, которое восходит действительно над „летним восходом солнечным“, потом она прошла через Большую Медведицу и Волосы Вероники, действительно идя не по обычному течению (звезд) на полуночную страну, где находится Медведица.
Этим я и закончу упоминания о комете Галлея (якобы — Авт.) в Русских Летописях до 1600 года нашей Эры. Мы видим, что она указывает нам не только на отсутствие записей о ней в „Начальной летописи Нестора“, но подвергает сомнению и подлинность записей его „продолжателей“, в которых или отсутствуют самые эффектные ее проявления, которые не могли не быть отмечены настоящим летописцем, или они сдвинуты со своих лет, что свидетельствует об очень позднем времени их внесения после появления» [17].
Следует крайне осторожно относиться к датировкам древних текстов, опираясь на упоминания о кометах вообще, и о комете Галлея в частности. Нерегулярность появления комет (и кометы Галлея в том числе!), а также расплывчатость описаний и КРАЙНЕ ВЫСОКАЯ ЧАСТОТА якобы появлений комет в древности делает НЕВОЗМОЖНОЙ датировку «по кометам». В частности, как мы обнаружили в результате проведенного нами анализа китайских и европейских кометных записей, сведения о комете Галлея НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не могут использоваться для проверки хронологии.
Тем не менее мы решили привести выполненный Морозовым обзор появлений комет в русских летописях как полезный справочный материал.
Обнаруженное Морозовым обстоятельство, что появление кометы Галлея в XV веке в русских летописях не отмечено, а в XVI веке уже отмечено, хорошо отвечает нашей реконструкции, согласно которой собственно московская история началась в Ивана III. История до Ивана III — это история Золотой Орды со столицей еще в Ярославле — Великом Новгороде или во Владимире, но не в Москве. В романовской версии эта история была объявлена чужеземной и летописи о ней подверглись особенно яростному «редактированию». Видимо при этом пострадали и ни в чем не повинные кометы.
Тем более, что комета XV века сопутствовала взятию Константинополя турками и русскими. А эта тема особо тщательно искоренялась затем Романовыми из русских источников. В результате получилось, будто русские летописи вообще хранят об этом событии полное молчание. Что сильно удивляло Морозова.
Морозов:
«Но в летописях есть записи и о других кометах, и если мы сопоставим их присутствие у „продолжателей“ с отсутствием их в „Начальной летописи“, то получим по принятому уже нами образцу следующую таблицу 3.
Звездочками обозначены появления кометы Галлея (якобы — Авт.). В угловых скобках < > даны появления кометы Галлея (якобы — Авт.), заимствованные из византийских записей.

Таблица 3

Мы видим, что и правильные кометные записи начались в русских летописях только в так называемых „продолжениях Нестора“, а в прежних материалах, сводку которых будто бы сделали Нестор и Сильвестр до 1111 года, никаких правильных (то есть подтверждающихся астрономически) записей о кометах, солнечных и лунных затмениях не было, а следовательно не было и никаких других национальных хроникерских записей. Другими словами то, что мы называли до сих пор „продолжениями“ было на самом деле началами, а то, что мы называли Начальной Летописью — вплоть до Владимира Мономаха — миф, имеющий лишь внешность летописи» [17].

Литература к Части 1

 
1. В. О. Ключевский. Неопубликованные произведения. Москва, Наука. 1983.
2. Радзивилловская летопись. ПСРЛ, том 38, Л.: Наука, 1989.
3. А. А. Гордеев. История казаков. Москва, Страстной Бульвар. 1992.
4. А. Я. Гаркави. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. 1872.
5. П. В. Голубовский. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1884.
6. Р. Г. Скрынников. Царство террора. Спб. Наука, 1992.
7. Е. П. Карнович. Родовые прозвания и титулы в России. Санкт-Петербург, 1886. Переиздание: Москва, «Бимпа», 1991.
8. М. Н. Тихомиров. Древняя Москва. XII–XV век. Средневековая Россия на международных путях. XIV–XV век. Москва, Московский Рабочий, 1992.
9. Памятники литературы древней Руси. Конец XV — первая половина XVI века. Москва, Худож. литер., 1984.
10. Памятники литературы древней Руси. Вторая половина XVI века. Москва, Худож. литер., 1986.
11. Н. А. Соболева. Русские печати. Москва, Наука, 1991.
12. Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Серия «Литературные памятники». Л.: Наука, 1979.
13. Р. Г. Скрынников. Иван Грозный. Москва, Наука, 1983.
14. Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. Москва, изд-во МГУ, 1988.
15. А. В. Карташов. Очерки по истории русской церкви. Т.1. Москва, Наука, 1992.
16. Старая Москва. Издание комиссии по изучению старой Москвы при императорском Московском археологическом обществе. Под. редакцией Н. Н. Соболева. Вып.2, М.: 1914 (Репринтное издание: Москва, изд-во Столица, 1993).
17. Н. А. Морозов. О русской истории. (8-й том книги «Христос») — Архив РАН.
18. Архангелогородский летописец. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ), т.37, Ленинград, Наука, 1982.
19. Н. М. Карамзин. История государства Российского. Спб. 1842. (Репринтное переиздание. Москва, Книга, 1988).
20. Вологодская летопись. ПСРЛ. т.37, Ленинград, Наука, 1982.
21. Костомаров Н. И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия (1604–1613). Изд-во Чарли. Москва, 1994.
22. Костомаров Н. И. Господство дома святого Владимира. — Москва, Воениздат, 1993.
23. Первые московские князья. Из серии «Исторические портреты». Москва, изд-во Ганна, 1992.
24. Л. Н. Гумилев. Древняя Русь и Великая степь. — Москва, Мысль, 1993.
25. Е. А. Савельева. Олаус Магнус и его «История северных народов». Ленинград, Наука, 1983.
26. Е. А. Болховитинов (митрополит Евгений). Сокращенная Псковская летопись. — Псков, изд-во Отчизна, 1993.
27. Костомаров Н. И. Богдан Хмельницкий. — Москва, изд-во Чарли, 1994.
28. В. И. Матузова. Английские средневековые источники. — Москва, Наука, 1979.
29. Лев Диакон. История. — Москва, Наука, 1988.
30. Б. А. Рыбаков. Киевская Русь и русские княжества. — Москва, Наука, 1982.
31. Т. Н. Грановский. Лекции по истории средневековья. — Москва, Наука, 1986.
32. Г. Л. Курбатов. История Византии. Москва, Высшая Школа, 1984.
33. Памятники литературы Древней Руси. Вторая половина XV века. — Москва, Художественная литература, 1982.
34. Собрание государственных грамот и договоров. — Москва, 1894 г.
35. Ярославль. История города в документах и материалах от первых упоминаний до 1917 года. Под редакцией А. М. Пономарева. — Ярославль, Верхне-Волжское изд-во, 1990.
36. Акты исторические, собранные и изданные Археографическою Комиссиею. — СПБ. Типография Экспедиции заготовления Государственных бумаг. 1841. т. 1, 2.
37. Древнерусская икона. — Москва, изд-во Кедр. 1993. Собрание Государственной Третьяковской Галереи.
38. А. Т. Фоменко. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии. (Распознавание и датировка зависимых текстов, древняя статистическая хронология, статистика древних астрономических сообщений). — Москва, изд-во МГУ, 1990.
39. Сборник князя Оболенского. Часть 1, связки 1–7. Б.м. 1866.
40. Н. М. Карамзин. История государства Российского. — Москва, Наука, т.1: 1989, т.2–3: 1991, т.4: 1992, т.5: 1993. (Академическое издание).
41. С. А. Аннинский. Известия венгерских миссионеров XII–XIV веков о татарах в Восточной Европе. — В книге: «Исторический Архив». Институт Истории АН СССР. Изд-во АН СССР. Москва-Ленинград, 1940. Стр.71–112.
42. М. Д. Полубояринова. Русские люди в Золотой Орде. — Москва, Наука, 1978.
43. Памятники литературы Древней Руси. XIII век. — Москва, изд-во Художественная литература, 1981.
44. Словарь русского языка XI–XVII веков. — Москва, Наука, 1975.
45. О. В. Творогов. Князья Рюриковичи. Краткие биографии. — Москва, изд-во Русский Мир, 1992.
46. Е. А. Мельникова. Древнескандинавские географические сочинения. — Москва, Наука, 1986.
47. A. T. Fomenko. Empirico-Statistical Analysis of Narrative Material and its Applicatuons to Historical Dating. Volume 1. The Development of the Statistical Tools. Volume 2. The Analysis of Ancient and Medieval Records. Kluwer Academic Publishers. The Netherlands. 1994.
48. A. T. Fomenko, V. V. Kalashikov, G. V. Nosovsky. Geometrical and Statistical Methods of Analysis of Star Configurations. Dating of Star Configurations. — CRC Press, USA, 1993.
49. Памятники литературы Древней Руси. XIV — середина XV века. — Москва, Художественная литература, 1981.
50. Советский Энциклопедический Словарь. — Москва, «Советская Энциклопедия». 1984.
51. И. Забелин. История города Москвы. Москва, «Столица», 1990.
52. Л. Н. Гумилев. От Руси к России. — Москва. «Экопрос», 1992.
53. Московский Летописец. Том 1. — Москва, изд-во «Московский рабочий», 1988.
54. Василий Колосов. «Прогулки по окрестностям монастыря Симонова». — Москва, 1806.
55. М. Поспелов. Благословение преподобного Сергия. — Журнал «Москва». 1990.
56. Орешников А. В. Русские монеты до 1547 года. — Москва, 1896.
57. Спасский И. Г. Русская монетная система. Историко-нумизматический очерк. — Ленинград, 1970.
58. Казачий словарь-справочник. — Изд. А. И. Скрылов и Г. В. Губарев. Кливленд, Огайо, США. 1966. Репринтное воспроизведение: Москва, ТО «Созидание», 1992.
59. Иностранцы о Древней Москве. Москва XV–XVII веков. — Москва, «Столица», 1991.
60. Географический Атлас. — Главное управление геодезии и картографии при Совете Министров СССР. Москва, 1968.
61. Р. Г. Скрынников. Борис Годунов. — Москва, Наука, 1983.
62. Н. Розанов. История церкви Рождества Пресвятыя Богородицы на старом Симонове, в Москве к ее пятисотлетию (1370–1870). Москва, Синодальная типография на Никольской улице, 1870.
63. Улицы Москвы. Справочник. — Москва, Московский рабочий, 1980.
64. И. А. Климишин. Календарь и хронология. — Москва, Наука, 1985.
65. И. Е. Забелин. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. Новосибирск: Наука, 1992.
66. Памятники литературы Древней Руси. XI — начало XII века. — Москва, Худ. Лит. 1978.
67. Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния. — Москва, «Гураш», 1992.
68. Rome Reborn. The Vatican Library and Renaissance Culture. — Library of Congress. Washington. Yale University Press. New Haven. London. 1993. ISBN: 0–300-05442–4.
69. Б. Кутузов. Церковная реформа XVII века. Журнал «Церковь», вып. 1, М., 1992.
70. Хронограф 1680. Из частного собрания.
71. В. В. Похлебкин. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. Справочник. М. «Международные отношения», 1992.
72. Ярлык Тохтамыша хана к Ягайлу. Издан князем М. А. Оболенским. Казань, 1850.
73. Н. Константинов. Тайнопись стольника Барятинского. Наука и жизнь, 1972, 10, с.118–119.
74. Край Костромской. Москва, изд-во «Планета», 1988.
75. М. Фасмер. Этимологический словарь русского языка. Москва, изд-во «Прогресс», 1976.
76. Радзивиловская летопись. Факсимильное издание. — Москва: «Искусство», Спб.: «Глаголъ», 1995.
77. В. Н. Татищев. Собрание Сочинений. — Москва, «Ладомир», 1994, 1995 —.
78. А. А. Шахматов. Описание рукописи. Радзивиловская, или Кенигсбергская летопись, том 2. Статьи о тексте и миниатюрах рукописи. Спб., изд. Императорского Общества Любителей Древней Письменности, CXVIII, 1902.
79. Б. А. Рыбаков. Киевская Русь и русские княжества XII–XIII вв. — Москва, Наука, 1982.
80. П. Х. Гребельский, А. Б. Мирвис Дом Романовых. Биографические сведения о членах царствовавшего дома, их предках и родственниках. Спб., 1992.
81. Крестьянская война в России под предводительством Степана Разина. Сборник документов. Тома 1–4. — Москва, Академия Наук, 1954–1970.
82. В. И. Буганов. Разин и разинцы. — Москва, Наука, 1995.
83. П. Х. Гребельский, А. Б. Мирвис. Дом Романовых. Биографические сведения о членах царствовавшего дома, их предках и родственниках. — Спб, 1992.
84. Г. Бругш. История фараонов. В переводе Г. К. Властова. Спб.: Типография И. И. Глазунова, 1880.
85. В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. — СПБ-Москва, типография Вольф, 1912 г. (Существует несколько современных переизданий словаря Даля).
86. А. Т. Фоменко. Глобальная хронология. — М., изд-во мех. — матем. факультета МГУ, 1993.
87. Дж. К. Райт. Географические представления в эпоху крестовых походов. (Исследование средневековой науки и традиции в западной Европе). — Москва, изд-во Наука, 1988.
88. Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима. (Факты. Статистика. Гипотезы). Том 1. Русь. Том 2. Англия, Рим. — Москва, 1995, изд-во Учебно-научного центра довузовского образования МГУ. (Второе переработанное издание той же книги вышло в том же издательстве в 1996 году. Номера страниц второго издания не соответствуют номерам первого издания.)
89. Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко. Империя. Русь, Турция, Китай, Европа, Египет. Новая математическая хронология древности. — Москва, изд-во «Факториал», 1996.
90. «Дорогами тысячелетий». Сборник исторических статей и очерков. Книга четвертая. Составитель В. П. Янков. — Москва, Молодая гвардия, 1991.
91. А. В. Антонов. Родословные росписи конца XVII в. (Археографический центр. Российский государственный архив древних актов. Исследования по русской истории. Выпуск 6). — Москва, изд-во «Археографический центр», 1996.
92. Большая Советская Энциклопедия. Тома 1–51. 2-е изд. М.: Сов. энциклопедия, 1949–1957.
93. Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской Империи, внесенные в полное собрание законов с 1649 по 1900 год. Составитель П.П. фон-Винклер. — Спб., издание книгопродавца Ив. Ив. Иванова, 1899. Переиздание: Москва, изд-во Планета, 1990.
94. А. Г. Герцен, Ю. М. Могаричев. Салачик — Успенский монастырь. — Бахчисарай, Бахчисарайский государственный историко-культурный заповедник. 1991.
95. А. Г. Герцен, Ю. М. Могаричев. Крепость драгоценностей. — Кырк-ор. Чуфут-кале. Серия: Археологические памятники Крыма. — Симферополь, изд-во Таврия, 1993.
96. Бахчисарайский историко-культурный заповедник: путеводитель. Ред. сост. Ю. М. Магаричев. — Симферополь, Таврия, 1995.